Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Российские войска меняют тактику. Главное из сводок штабов на 86-й день войны
  2. «Наглость того, что мы увидели, никто не понимал до конца». Зеленский высказался о нападении
  3. «Будем забирать их домой». Зеленский рассказал о судьбе защитников «Азовстали»
  4. С 1 июня белорусов ожидают изменения по некоторым жилищно-коммунальным услугам
  5. Орудие, которое изменит все? Рассказываем о гаубице М-777, которую США начали поставлять Украине
  6. Минобороны РФ сообщило о полном захвате комбината «Азовсталь» и пленении комбата «Азов». Его вывозили из города на бронеавтомобиле
  7. Украинские военные говорят об угрозе авиаударов с белорусской территории. Спросили в Минобороны Беларуси
  8. «Говорили: «Нет ничего у нас, не будет и у вас». Поговорили с девушкой, которая месяц жила в подвале под оккупацией на Черниговщине
  9. На 21 мая в Беларуси объявили оранжевый уровень опасности из-за гроз и сильного ветра
  10. Восемьдесят седьмой день войны в Украине
  11. Своих не бросают? Россия скрывает информацию о судьбе моряков с крейсера «Москва». Кажется, это уже традиция — рассказываем
  12. Украина призывает РФ забрать тела своих солдат, новое видео из Бучи, последние фото с «Азовстали». Восемьдесят шестой день войны
  13. Запрет на пополнение рублевых вкладов и рост комиссии за снятие наличных с «чужих» карт. Банки вводят очередные изменения
  14. Мы все опять умрем? Рассказываем об оспе обезьян, которой начали заражаться люди в Европе и США
  15. Европарламент предложил распространить все санкции ЕС, введенные против России, и на Беларусь
  16. В Беларуси обновлены задачи внутренних войск и условия применения ими оружия


В результате обстрелов в ходе военных действий вблизи Запорожской АЭС в Украине 4 марта случился пожар в учебно-тренировочном корпусе станции. Пожарные потушили горящее здание, а украинские власти успокоили, что утечки радиации не произошло. Но эта ситуация поднимает вопросы об уровне защиты подобных опасных объектов и рисках в случае их разрушения из-за военных действий, а также последствиях для граждан Украины и других стран. Разбираемся вместе с инженером-физиком, экспертом «Российского социально-экологического союза» Андреем Ожаровским.

Запорожская АЭС. Фото: energoatom.com.ua
Запорожская АЭС. Фото: energoatom.com.ua

Подчеркиваем: во время обстрелов в районе Запорожской АЭС не были повреждены корпусы реакторов или опасные объекты на площадке станции. Пожар был в здании учебно-тренировочного комплекса. По официальной информации Государственной инспекции ядерного регулирования Украины, радиационный фон в районе станции не изменился. Мы спросили эксперта о гипотетических угрозах. Пока ни одна из них не реализована.

Что произошло?

2 марта российские военные подошли к блокпосту украинского города Энергодар рядом с Запорожской АЭС. А 4 марта в ходе военных действий вблизи атомной электростанции загорелся пятиэтажный учебно-тренировочный корпус станции. После 7 утра пожар удалось ликвидировать. В результате не было погибших или пострадавших.

По словам исполняющего обязанности главы предприятия «Энергоатом» Петра Котина, во время обстрелов был задет первый энергоблок.

— Когда начались обстрелы, мы стали переводить энергоблоки в безопасное состояние. Два энергоблока были отключены от энергосистемы и началось охлаждение двух других энергоблоков, чтобы привести их в безопасное состояние, — прокомментировал Котин. По его словам, один энергоблок АЭС продолжает работать.

Сейчас атомная станция захвачена российскими военными. Она стала второй АЭС, попавшей под контроль РФ после Чернобыльской. В Украине есть еще три атомные электростанции: Ровненская, Хмельницкая, Южно-Украинская.

Опасны ли военные действия вблизи атомных станций?

Запорожская атомная электростанция — самая крупная в Европе, здесь эксплуатируют шесть энергоблоков. Каждый из них сейчас полностью загружен топливом, сообщал Петр Котин. Кроме этого, ядерное топливо находится в трех реакторных бассейнах, а еще 150 контейнеров с уже отработавшим топливом есть в расположенном на территории станции сухом хранилище.

— Попадание туда любого снаряда приведет к ядерной катастрофе, — считает глава «Энергоатом» Украины.

Инженер-физик Андрей Ожаровский согласен с тем, что военные действия вблизи ядерной инфраструктуры несут серьезную опасность как раз потому, что в результате военных обстрелов самой площадки АЭС могут быть повреждены реакторные здания или одно из хранилищ радиоактивных отходов и отработавшего ядерного топлива.

— Каждый из этих объектов радиационно опасен. И каждый из них уязвим при обстреле, — объясняет он. — Реакторы энергоблоков находятся внутри бетонных зданий. Но это не фортификационные сооружения. При попадании снарядов калибра больше 150 миллиметров, как я читал в одном из исследований, возможно разрушение бетонных конструкций, повреждение реактора, трубопроводов первого контура.

К чему может привести попадание снарядов в реакторы или хранилища ядерного топлива?

Для того чтобы представить возможные последствия нарушения целостности энергоблоков и утечки радиоактивных веществ, Андрей Ожаровский предлагает посмотреть на карты, составленные австрийскими учеными и экспертами в рамках проекта «Гибкие механизмы для оценки ядерных рисков в Европе», которые он опубликовал на своей странице Facebook.

На картах виден уровень загрязнения радионуклидом цезий-137 после того, как он опадет на землю, в разных погодных условиях и при разном направлении ветра. Авторы исследования исходили из возможного выброса около четверти содержимого одного из реакторов Запорожской АЭС из-за внутренних проблем работы станции.

Иллюстрация: facebook.com/andrey.ozharovsky
Карты возможного загрязнения почвы цезием-137 в случае разрушения одного из шести реакторов Запорожской АЭС при разных метеорологических условиях, смоделированные экспертами проекта «Гибкие механизмы для оценки ядерных рисков в Европе» — учеными Института метеорологии и Института безопасности и рисков венского Университета природных ресурсов и прикладных наук о жизни (BOCU) и специалистами австрийского Экологического института (Österreichisches Ökologie-Institut). Иллюстрация: facebook.com/andrey.ozharovsky
Иллюстрация: facebook.com/andrey.ozharovsky
Такое моделирование последствий аварии проводилось для 257 АЭС и предприятий ядерного топливного цикла Европы, уточняет эксперт. Иллюстрация: facebook.com/andrey.ozharovsky
Иллюстрация: facebook.com/andrey.ozharovsky
«Распространение радионуклидов и загрязнение территорий рассчитывалось для конкретных метеоусловий одного из 88 дней разных месяцев 1995 года», пишет Андрей Ожаровский на своей странице в Facebook. Иллюстрация: facebook.com/andrey.ozharovsky
Иллюстрация: facebook.com/andrey.ozharovsky
При ветре с юга большая часть цезия может загрязнить территорию Беларуси. Иллюстрация: facebook.com/andrey.ozharovsky
Иллюстрация: facebook.com/andrey.ozharovsky
Россия, в том числе ее столица, также могут оказаться под радиоактивными осадками. Иллюстрация: facebook.com/andrey.ozharovsky
Иллюстрация: facebook.com/andrey.ozharovsky
Иллюстрация: facebook.com/andrey.ozharovsky

— Анализ карты примерно такой: желтый цвет — могут быть угрозы для сельского хозяйства, значит, эти районы могут быть выведены из сельхозпроизводства. Внутри красной зоны из-за пятнистости опадения веществ могут быть как более чистые места, так и более грязные. Но не исключено, что ряд населенных пунктов в этой области будет эвакуирован, — объясняет собеседник.

Последствия загрязнения, которое смоделировали эксперты, могут быть сравнимы с тем, что произошло в Чернобыле, говорит Андрей Ожаровский. Но в результате обстрелов АЭС или случайного попадания снарядов в реакторы или хранилища топлива последствия могут быть как более серьезными, чем приведены на картах, так и менее опасными.

— Я не видел расчетов того, что произойдет, если обстрелу подвергнется площадка контейнерного хранения отработавшего ядерного топлива. Но в моем понимании радионуклидов может выйти даже больше, потому что там находятся концентрированные радиоактивные отходы. При этом разлет их будет меньше, поскольку они находятся в твердой фазе и они не очень горячие, то есть он будет вызван взрывчатым веществом самого снаряда или физическим разрушением бетонно-металлических контейнеров, — говорит эксперт.

Опасность такого загрязенения будет долговременной, потому что после оседания радионуклидов они постепенно будут попадать в еду, воздух, воду, а через них — и в организм человека.

Разве атомные станции не защищены от военных атак?

Атомные электростанции не рассчитаны на попадание в них снарядов. Например, Белорусская АЭС защищена от падения самолета массой не больше 5,6 тонны (современные истребители весят больше 15 тонн, а максимальная взлетная масса среднемагистрального пассажирского лайнера, такого как Boeing 737−800, составляет около 80 тонн).

В случае обстрела, например, крупнокалиберными пулементами реактору ничего не будет, отмечает Андрей Ожаровский. Но при попадании снарядов, а тем более ракет, которые сейчас используются российскими военными в Украине, специальный колпак не сможет защитить реактор.

— Еще более уязвимы [перед обстрелами] расположенные рядом с каждой станцией хранилища радиоактивных отходов и отработавшего ядерного топлива, — подчеркивает инженер-физик.