Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Обращение Тихановской к белорусам попало на экраны белорусских магазинов
  2. «У меня оргазмов в двух браках не было». Рассказываем о сексе в жизни белорусов во времена СССР
  3. Чиновники пытаются переложить ответственность за преступления России на командиров. Рассказываем главное из сводок штабов
  4. СМИ: Украина атаковала крупнейший сталелитейный комбинат в России
  5. Фотографии для учебника истории. Как выглядит война, в которую из-за режима Александра Лукашенко оказалась втянута и наша страна
  6. В Беларуси стартовал единый день голосования. Офис Тихановской призвал оставаться дома и запустил онлайн-марафон
  7. Дорога к войне. Вспоминаем тридцатилетнюю предысторию и реальные причины российского вторжения в Украину
  8. У Лукашенко спросили, будет ли он участвовать в президентских выборах 2025 года. Вот что сказал политик
  9. «Сбросили фото лица и черепа Сергея. Опознавать было нечего». Как два года войны в Украине прожили герои «Зеркала»
  10. «730 дней боли». Зеленский из Гостомеля обратился к украинцам во вторую годовщину начала войны
  11. Глава украинской разведки Буданов анонсировал новые удары по Крыму и назвал причину смерти Навального по версии ГУР
  12. Голосование на белорусских выборах официально завершилось. Вот когда озвучат результаты
  13. Странный энтузиазм российских военкоров, контратаки с обеих сторон и потери России за два года. Главное из сводок
  14. Тело Алексея Навального отдали матери
  15. В Беларуси меняются условия начала отопительного сезона
  16. Карпенко придумал новое объяснение тому, что на выборах не будет избирательных участков за рубежом


Уже с первого дня войны второй по численности город Украины Харьков стали атаковать российские войска. Видео и снимки оттуда за последние дни заставляют вздрагивать по-настоящему: многие здания, в том числе жилые, оказались разрушенными в результате российских ракетных ударов и авианалетов. Но почему именно этому городу уделяется столько внимания? Этот вопрос Zerkalo.io задало кандидату политических наук, российскому эксперту по внешней и оборонной политике Павлу Лузину.

Разрушенный центр Харькова

Павел Лузин отмечает, что Харьков — крупный и близкий к российской границе город. По мнению эксперта, российская армия предполагала, что зайдет туда очень быстро.

— До 2014 года белгородцы даже ездили на шопинг и потусоваться именно в Харьков, так как их город сам по себе довольно унылый. Видимо, российские войска планировали взять украинский пункт одним наскоком. Надеялись, что все местные сдадутся и разбегутся. Дело в том, что этот город гипотетически мог бы стать столицей одной из частей Украины на случай ее раздела. Понятно, что Донецк и Луганск — места разоренные и нищие, никому они не нужны. А Харьков мог претендовать на звание столицы восточной Украины, «Новороссии» (или чего угодно другого). Поскольку это сделать не удалось, то единственный вариант, который остался у российского военного руководства, это кампания воздушного террора. Речь идет не о ситуации из серии «бомбили одно, а попали во что-то другое». Это сознательное решение.

Эксперт напоминает, что атакам подвергаются не только военные и административные объекты, но и школы, жилые микрорайоны.

— Предпринимается попытка сломить сопротивление населения. И именно так они, видимо, пытаются его запугать. А поскольку Харьков находится близко от границы, его могут обстреливать даже непосредственно с российской территории, — отмечает эксперт.

По мнению Павла Лузина, для самих российских военнослужащих такие воздушные налеты являются одним из факторов деморализации, «даже если они все еще думают, что действуют правильно».

— Они предполагали, что зайдут в Украину на два-три дня — и выйдут, их там хорошо встретят. А в итоге им приходится стирать с лица земли города. Ведь почему российская армия воюет так плохо? У военных должно быть понимание, зачем они это делают. Поскольку его нет, то соответственно, отсюда получается бардак, сдача в плен и абсолютная деморализация. Конечно, кто-то все еще верит в Путина и пропаганду. Но дело в том, что когда вы «утюжите» город бомбами, у вас антропологически закрадывается сомнение в собственной правоте. Оно начинает подрывать вашу уверенность изнутри, — объясняет Павел Лузин.

Харьков после обстрела российскими военными

Эксперт добавляет: в том, что эта компания воздушного террора будет иметь какой-то успех, у него есть большие сомнения. По мнению Лузина, вероятнее всего, такие действия окажутся разрушительными в том числе для самой России.

— Когда подобное происходило с обстрелом Грозного (эпизод Первой Чеченской войны, во время которого разгорелись бои за столицу страны. Тогда российские военные задействовали около 250 единиц бронетехники — прим. Zerkalo.io), у российского общества была хоть какая-то уверенность в собственной правоте: «Это Чечня, бандиты, разгул преступности». Люди пытались себя оправдать. К тому же тогда не было ни Instagram, ни Telegram, видеть картинки живьем они не могли. У людей было ощущение, что они воюют с чужеродным вражеским народом. В случае же Украины объясняла сама пропаганда: это братский народ, он ничего плохого нам не сделал, никакой угрозы и бандитизма со стороны Харькова не было. Оправдать эти поступки невозможно, а значит, дальше стоит ждать деморализацию. Изначально она распространится на российскую армию, а от армии — и на социум. Дело в том, что сейчас рушится один из мифов о том, что Россия не агрессор. Из-за этого когнитивный диссонанс будет разрушать общество изнутри. Это рождает ненависть в душах людей и ожесточение.

Одна из улиц Харькова после налета российской авиатехники

Павел Лузин добавляет: ситуация, которую мы видим в Украине сейчас, говорит о следующем: Россия не готова заканчивать войну в нынешних обстоятельствах без всякой победы.

— А это значит, военные не с думают о последствиях. Видимо, из-за того, что все их планы пошли насмарку, армии дали приказ любой ценой взять Харьков. Все это для того, чтобы продемонстрировать хоть какую-то победу оружия и сесть за стол переговоров с позиции силы, — говорит эксперт. — У военных нет никакой цели, кроме страха перед вышестоящим начальством: Харьков нужно взять любой ценой. А если это не получится, следующая цель — разрушить его до основания. Для внешнего наблюдателя это абсолютно иррациональная ситуация. Но она держится, видимо, именно на этом страхе перед начальством. Это коллективное помешательство: у военных нет смелости сказать командирам, что они не будут исполнять преступные приказы. И это возвращает нас к тезису, что мы имеем дело с моральной катастрофой российской армии: из офицерского корпуса было выбито любое понимание о чести и достоинстве. Военных превратили в циничных и абсолютно послушных бюрократов, — добавляет Павел Лузин. — Эта катастрофа перекочует на все остальное общество, абсолютно деморализованное и запуганное. Пока же оно боится признаться в существующей реальности — люди находятся в стадии отрицания. Для «принятия» российские граждане еще не получили достаточное количество «похоронок».