Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Удар по Львовской области, отступление россиян от Харькова. Восемьдесят первый день войны в Украине
  2. Головченко: Из-за санкций заблокирован практически весь экспорт Беларуси в ЕС и Северную Америку
  3. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  4. Министр ЖКХ заявил, что не будет «никаких резких повышений» коммуналки и пообещал всей стране качественную питьевую воду
  5. «Помогите „Азовстали“!» Первое место на «Евровидении» заняла Украина
  6. «Лукашенко пытается избежать прямого участия в войне в Украине». Главное из сводок штабов на 82-й день войны
  7. Два года назад Тихановская внезапно (вероятно, и для самой себя) вступила в президентскую гонку — в годовщину мы поговорили с политиком
  8. Белорусская оборонка работает над созданием отечественных ракет для ЗРК «Бук» и системы «Полонез». Обещают скоро закончить
  9. Экстравагантные наряды, желтые люди-волки и Kalush Orchestra, который всех «порвал». Финал Евровидения-2022 в фотографиях
  10. Ни дня без новшеств. Банки вводят очередные изменения (некоторые из них касаются операций в валюте)
  11. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  12. Белорусский безвиз для граждан Литвы и Латвии продлили до конца года
  13. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  14. Почему Минск стал столицей Беларуси? Рассказываем, какие события к этому привели
  15. Карты Mastercard некоторых белорусских банков вновь заработали после сбоя


После нападения на Украину мир обрушил на Россию серьезные санкции, из этой страны ушли сотни мировых брендов, банковский сектор бьется в конвульсиях. Мы поговорили с обычными россиянами о том, как изменилась их жизнь за последние недели.

«В центре Питера прикручивали громкоговорители, как во времена блокады»

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Галина 39 лет, она живет в Санкт-Петербурге и работает учительницей в частной школе. В последние недели, по словам собеседницы, люди начали массово запасаться едой.

— Бывает, что в магазинах и гречки нет вообще. Я тоже решила сделать себе запасы, но не знаю, какое количество нужно. Купила четыре килограмма крупы, несколько банок тушенки. Чай, кофе. Но, возможно, это не очень серьезно. Не понимаю, на сколько запасаться. Предыдущая война (речь о Великой Отечественной. — Прим. Zerkalo.io) длилась четыре года. На такое время мы точно гречки не запасем (грустно улыбается). Поэтому сумка с едой, образовавшаяся на балконе, отчасти бессмысленна. Если все будет дорожать, наша семья съест запасы за полмесяца. Все равно придется жить в новой реальности с другими ценами.

Похожая ситуация наблюдается и с лекарствами.

— Они подорожали, хотя и не скажешь, чтобы критично. Одно импортное лекарство я покупала полтора месяца назад за 1300 рублей (около 30 белорусских. — Прим. Zerkalo.io), сейчас оно стоит 1800 (чуть менее 42 белорусских. — Прим. Zerkalo.io). Думаю, что скоро нормальные лекарства все исчезнут. Мы ими закупились с запасом на пару месяцев. Не потому, что надеемся, что за это время все закончится, а потому что нет возможности больше покупать. А еще у них есть срок годности. Мои старшие коллеги скупают лекарства еще в большем количестве.

Спрашиваю, повлиял ли на жизнь Галины массовый уход из России брендов?

— На мою конкретно жизнь — пока нет. Но в будущем это обязательно случится. У меня растет ребенок, да и наши вещи изнашиваются. Но на людей с большими заработками это повлияло уже сейчас. К тому же я работаю с подростками. Первое, о чем они мне стали говорить на занятиях: закрылись их любимые магазины. Добавлю еще, что в последние дни работы «Икеи» возникла давка. Люди целый день стояли огромными толпами на улице в надежде что-то там урвать. Вообще для нас потеря «Икеи» и H&M — меньшая из проблем. Боимся, что у нас дома будут бомбить. Вчера в центре Питера прикручивали громкоговорители — такие, как во времена блокады. Прочитала, что до конца апреля должны закончить их монтаж по всему городу.

В целом в окружении Галины царит тяжелая атмосфера.

— Живем тем, что беспрерывно смотрим новости. Не понятно, есть ли у нас завтра. Семьи раскалываются из-за политических, идеологических споров. Кто-то хочет уехать, другой не может этого сделать. Это очень тяжело и беспокойно.

«Люди думают, что все здорово. Что нынешние события — небольшая плата, чтобы жить круто»

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Вероника 42 года, она живет в Москве и занимается дизайном мебели. По словам девушки, цены на иностранную фурнитуру в последние недели резко увеличились.

— Цена взлетела, причем не в два раза, а в три или четыре. Люди хватают, как бешенные. Все хотят купить импортное, потому что русское или китайское по сравнению с европейской — полная ерунда. Что делает руководство всех российских организаций? Раз взлетели цены на импортные товары, поднимем и мы.

— Получается, речь об искусственном ажиотаже?

— Не совсем. Спрос резко вырос. Люди как сумасшедшие пытаются вложить рубль во что угодно, потому что боятся остаться без нашей валюты. Доллар и евро они уже потеряли. Естественно, деньги хочется тратить не на гречку. Если кто-то планировал кухню, то вкладывает в нее все, что есть. Мне часто звонят клиенты и говорят, что хотят заказать технику. «Надо же сначала нарисовать. Придумать», — отвечаю я, ведь привыкла основательно работать с людьми. «Да что там рисовать, давайте заказывать», — слышу в ответ. Мол, у меня есть деньги, мне нужно срочно. А у нас два месяца — срок изготовления. Не ясно, сделаем мы их эти кухни или нет.

— Запасы российских рублей у людей рано или поздно закончатся. Что потом?

— Непонятно. Руководство считает, что все будет хорошо. Они у нас пуленепробиваемые (улыбаются). И они, и их конкуренты, да и все в целом счастливы, что уходят иностранные компании и что мы сможем развернуться на рынке. Если говорить о нашей сфере, то 30% людей закупались в «Икее». Сейчас они придут к нам. Но ведь рано или поздно деньги закончатся. Люди купят квартиры, кухни, а потом будут сидеть на нуле. Но так далеко никто не смотрит. Считается, что сейчас — та точка отсчета, после которой мы пойдем в гору.

По словам Вероники, ажиотаж затронул не только ее сферу.

— В магазинах «Техника», в «Строительных материалах» — пустые полки. Люди начинают впадать в экономическую панику. Мы все-таки не привыкли к пустым полкам. «Ашан» пустой, другие сети, скорее всего, также закроются.

Понимают ли люди, что бренды ушли из России из-за политики?

— Процентов 50 думают, что власть — молодец и делает все правильно. Точнее, 50% — это мой оптимистический прогноз. Смотрю по окружению и думаю, что скорее их 70%. Эти люди думают, что все здорово. Что нынешние события — небольшая плата за то, чтобы жить круто. Что наконец-таки страна на что-то решилась. Нам же промыли мозги: если не мы, то нас. Что буквально сегодня-завтра на нас нападет Америка и всех нас побьет. Остальные 30% сидят и страдают, думают, что делать дальше.

«Я никогда не слышал слово „американец“. Только „пиндос“»

Краснодар. Театральная площадь. Фото: wikipedia.org
Краснодар. Театральная площадь. Фото: wikipedia.org

Максиму 36 лет — айтишник по профессии, недавно он переехал из Питера в Краснодар. В его окружении подавляющее большинство поддерживает политику российских властей.

— После переезда меня поразило, что многие местные люди никогда не видели валюты. Такое впечатление, что 99% никогда не были в Европе, не говоря уже о США. Люди не могут понять, что большинство товаров поступает из западного мира. Они считают, что они приходит из Китая. Местные на полном серьезе обсуждают в чатах: «Ну и что, что уходит Adidas? Мы всегда покупали китайский». Но они были в шоке, что АвтоВАЗ остановился (завод остановил сборку Lada Granta. — Прим. Zerkalo.io), потому что часть комплектующих приходит из Германии. Читал в одном из чатов, как человек на полном серьезе доказывал: «У меня машина 1988 года. Нет никакой электроники, и все работает. Это была ошибка России — идти на поводу у Запада. Не упадет у меня корона — стеклоподъемник можно и подкрутить ручкой».

По мнению Максима, понимание проблемы среди местных жителей сейчас нет.

— Точнее, это понимание отложено. Краснодарский край — немного сам по себе, в нем есть и свое молоко, и мясо, и вся продуктовая линейка. Но опять же, люди не задумываются, откуда берутся семена, корма. Даже на сайтах отдельных компаний написано, что семена некоторых культур до 90% закупаются за границей.

Но первый рост цен уже начался.

— Первыми стали паниковать мамы, ведь детское питание выросло примерно в 2,5 раза. Подорожали памперсы, подгузники — то, что надо каждый день. А еще пропал «Royal Canin» — корм для кошек. Пришел за ним, а меня продавец спрашивает: «Зачем вы америкосовским кормили? Откуда знаете, что туда суют». Вообще, уровень бытового фашизма зашкаливает. Я никогда не слышал слово «американец». Только «пиндос». Слово «украинец» тоже не звучит. «Укры», «хохлы» — все, что угодно. Даже китайцев китайцами не называют. Говорят «китаёзы», «узкоглазые». Своих же чеченцев называют «чурками». Получается такой антисемитизм, который перешел в великорусский шовинизм.

Путина, по словам Максима, поддерживает большинство.

 — Сын у меня ходит в школу. 10 класс. Из 30 человек класса за Путина 29. Вообще у людей нет понимания, что Украина может быть европейским народом: «Они хотят в Европу. Кто? Они? Украинцы? Да они же хохлы, только сало умеют делать». У них в голове не складывается европейский путь Украины, никак. Поэтому поворот этой страны на Запад воспринимается как предательство.

Но вернемся к ценам. На что еще они растут?

— На запчасти, масло для машин, электронику, телефоны, компьютеры, автомобили. Но массово валютчики еще не появились. Ведь валюта в России не является основным платежным средством. Как я понимаю, в торговле остатки продуктов распродаются, новый завоз будет с новыми ценами. Вообще больше всего растет стоимость тех продуктов, что связаны с валютой и что не производится в России. Зато по поводу заграничных лекарств все максимально спокойны. Мол, европейцы не звери. «Лекарства никогда под санкции не попадают», — говорят на бытовом уровне. Хотя в аптеках еще не было новых поставок и переоценок.

Чтобы получить полную картину, Максим предлагает подождать месяца два.

— [Олигарх] Дерипаска говорит, что нас ждет дефолт 1998 года, умноженный, минимум, в два-три раза. Все смеются. Мол олигархи просто переживают, что им надо выводить деньги за границу и покупать за рубли доллары, поэтому и нагнетают. Мне кажется, часть простых людей готовы и к отключению интернета: «А что? Дети на улицу пойдут. Мяч играть снова. Резиночки. Помните, как во времена нашего детство. В походы начнут ходить».

По словам айтишника, россияне на бытовом уровне активно обсуждают геополитику.

— Таких разговоров стало в два раза больше. Но люди просто транслируют друг другу телевизор, чтобы укрепиться в своих взглядах — как весь мир пытается уничтожить сильнейшую в мире Россию. Радуются, что газ рванул в цене, хотя это никак не скажется на их жизни. Понимания, что война сжигает их пенсии и пособия, нет. Ради великого русского будущего можно и пострадать.

«Мол, хорошо, что это всё далеко — и нас не коснется. А мне кажется, коснулось! Причем надолго»

Фото: instagram.com/itsmycity/
Екатеринбург. Фото: instagram.com/itsmycity/

Надежде 33 год, ее мужу Виктору 34. Семья живет в Екатеринбурге. Девушка работает продавцом-консультантом, муж — в IT.

По словам девушки, внешне в ее городе ничего не поменялось.

— Каждое утро я просыпаюсь — и вспоминаю… Что? Вот это вот всё! Подхожу к окну и вижу: тот же вид. Все осталось прежним — и все безвозвратно стало другим. Выхожу из дома: иду по нашему двору, выхожу на большую улицу, подхожу к перекрестку, который в рабочие дни перехожу трижды-четырежды в день… Все не так и все не то. Хотя люди, на первый взгляд, по-прежнему вышагивают как ни в чем не бывало, огибают препятствия, болтают на ходу по телефону или между собой. Приходим с ребенком в детский сад или в детский театр — а там… все по-старому! Жизнь течет (а по весне и бурлит) своим чередом, все бегают и снуют — и дети, и взрослые, — общаются, улыбаются, организуют, созидают, планируют… выпускные вечера и выпускные спектакли в конце мая! И тут я…

Надежда признается, что сохраняет доброжелательный вид и соблюдает формулы приличия, но в общих разговорах и посиделках не участвует.

— Не могу. Потому что весь этот веселый весенний щебет и вайб на фоне развернувшейся и полыхающей трагедии для меня неуместен. И неприемлем. «Слышали/читали, что у них там на Украине творится?..» — доносится обрывок чьей-то фразы, произнесённый с каким-то наигранным ужасом. «Ооо, жуть!» — слышится ответ, выдыхающий спустя десятки секунд: мол, хорошо, что это всё далеко — и нас не коснется. А мне кажется, коснулось! Причем надолго.

Пока основные изменения произошли в информационном пространстве. Слово Виктору:

— В начале марта нам закрыли доступ к Twitter, Facebook, сайтам крупнейших мировых и независимых российских СМИ. В официальных СМИ информация перевернута с ног на голову, зверства и разрушения приписываются украинской стороне. Дикторы даже маленьких местных радиостанций произносят страшную ложь, не моргнув глазом. С 4 марта за отрицание официальной позиции или любые призывы к миру крупные штрафы и до 15 лет. Независимые СМИ закрыты или остановили деятельность сами, журналистики в пределах страны не осталось. Интернет функционирует с перебоями в ту и другую сторону: то не отвечают российские DNS-серверы, то наоборот Twitter и BBC открываются.

Основная бытовая сложность, по его словам, связана с блокировкой карточек.

— Недавно Visa и MasterCard остановили операции по российским картам в других странах и наоборот. То есть, те, кто недавно уехал, не могут воспользоваться картами. Также оплатить что-либо отсюда в других странах нельзя: билеты, гостиницы, хостинг, VPN, о товарах не говорю. Курс рубля падает с каждым днём, валюты в банкоматах нет. В банках пока можно заказать выдачу наличных, но недели за три.

Как подорожание цен выглядит на практике?

— На 8 тысяч российских рублей (185 белорусских. — Тут и далее — Прим. Zerkalo.io) подорожал мамин телефон Samsung, сделанный во Вьетнаме. Накануне Нового года стоил 12 тысяч (почти 280 белорусских), теперь — 20 (465 белорусских). Подорожало женское белье из Прибалтики больше, чем в два раза. Из продуктов сильно подорожала арахисовая паста производства США — в 1,5 -2 раза, кокосовая паста российского производства на 30%, сыр — на 20−30%.

А еще супруги столкнулись с уходом любимых зарубежных брендов с российского рынка, а также с отменой долгожданного концерта одной из любимых групп.

— И все это только начало, — завершают они наш разговор.