Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Проиграв в войне с Украиной, Россия распадется? Рассказываем, какие регионы этой страны могли бы захотеть независимости
  2. Россия попытается создавать «меньшие котлы» вместо широкомасштабного окружения. Главное из сводок штабов на 92-й день войны
  3. «Один вопрос: за что?» Монолог жительницы Мариуполя, которая пережила обстрелы, застала оккупацию и покинула город в начале мая
  4. «Беларусь вступит в войну?» Артем Шрайбман отвечает на злободневные вопросы читателей «Зеркала»
  5. Под российским контролем находится 90% Луганской области. Главное из сводок штабов на 91-й день войны
  6. В Беларуси на пятницу объявили оранжевый уровень опасности
  7. Российские «Искандеры» под Лунинцем, зерно в обмен на санкции, жесткие кадры обстрела Харькова. Девяносто второй день войны
  8. В Швейцарии будут судить экс-бойца белорусского СОБРа, который признался в соучастии в похищении политических оппонентов Лукашенко
  9. Лукашенко назвал учения НАТО у границ Беларуси разведкой будущего «театра военных действий»
  10. В Запорожье заявили, что хотят в состав России, потому что так было «сотни лет». Рассказываем, как формировались границы Украины
  11. Братские могилы в Луганской области, прекращение огня в обмен на территории, Путин в госпитале. Девяносто первый день войны
  12. «Мы должны готовиться к войне». Большое интервью с паралимпийцем Талаем, который поддерживает Лукашенко и «спецоперацию» в Украине
  13. Белорусский солдат сбежал из части и направился в сторону Литвы. Его разыскивают
  14. Под Брестом задержали родителей известной оперной певицы Маргариты Левчук. Их оштрафовали за «неподчинение сотрудникам милиции»
  15. «Принимаем документы из дружественных стран». По «тунеядскому» декрету ввели новшества (тем, кто уехал из страны, вряд ли понравятся)
  16. Стало известно, кому и сколько в качестве компенсации морального вреда должна выплатить Софья Сапега


МВФ прогнозирует, что Индонезия к 2024 году вытеснит Россию из шестерки крупнейших экономик мира по паритету покупательной способности. Эксперты ожидают, что из-за санкций импорт России сожмется сильнее, чем экспорт, пишет РБК.

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

Согласно прогнозу МВФ, по итогам 2022 года доля российского ВВП в общемировом ВВП (показатели рассчитаны по паритету покупательной способности (ППС), позволяет сопоставлять ВВП разных стран с поправкой на курсы валют) опустится до 2,72% по сравнению с 3,07% по итогам 2021-го, а в 2024 году — до 2,52%. Доля Индонезии в глобальном ВВП в том же году вырастет до 2,61%.

По итогам 2021 года Россия по-прежнему занимала позицию шестой по величине экономики мира, уступая только Китаю, США, Индии, Японии и Германии. Однако текущие проектировки МВФ, учитывающие спад реального ВВП России на 10,6% в сумме за 2022−2023 годы, подразумевают, что Индонезия вытеснит Россию на седьмую строчку.

Горизонт нынешнего прогноза МВФ заканчивается 2027 годом, когда доля России в мировой экономике может снизиться до 2,34%. Прежний прогноз МВФ, опубликованный в октябре, ограничивался 2026 годом и предполагал, что к этому времени доля российского ВВП в общемировом будет составлять 2,84% (на 0,4 процентных пункта больше, чем ожидается сейчас). При прежнем прогнозе Россия сохраняла шестое место в мире по размеру экономики. По данным МВФ, своего пика доля России в глобальной экономике достигала в 2008 году на уровне 3,68%.

В 2019 году, до пандемии COVID-19, МВФ уже прогнозировал, что Индонезия обгонит Россию по ВВП по паритету покупательной способности. Однако более уверенное, чем ожидалось, прохождение российской экономикой пандемии (в 2020 году ее ВВП сократился лишь на 2,7%, а в 2021-м вырос на 4,7%) нивелировало тот прогноз. Теперь он снова становится актуальным в связи с санкционным кризисом.

МВФ отмечает, что в базовом сценарии российская экономика сократится на 8,5% в 2022 году и еще на 2,3% в 2023-м. Жесткие торговые и финансовые санкции и нефтегазовое эмбарго со стороны ряда государств, включая США, «окажут суровое воздействие на российскую экономику», считает институт. Финансовая изоляция и потеря доверия инвесторов «приведут к существенному спаду частных инвестиций и потребления, который лишь частично будет компенсирован бюджетными расходами».