Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Риск полноценного участия Беларуси в войне и прокладки вместо бинтов для мобилизованных. Главное из сводок на 219-й день войны
  2. В Кремле сообщили, что Путин и Лукашенко не обсуждали в Сочи признание Беларусью Абхазии и Крыма, но в РФ ждут «соответствующее решение»
  3. «Если объявят мобилизацию — это видение нашего великого президента». В военкоматах рассказали, почему белорусы получают повестки на сборы
  4. Зачем России новые территории, если и на старых все плохо? Рассказываем в цифрах, как обстоят дела в регионах РФ
  5. «Это верх наглости и бреда». Спросили мнение жителей украинских территорий, которые Россия признала своими
  6. Путин на церемонии подписания договоров о вхождения оккупированных территорий в состав РФ: Люди свой выбор сделали
  7. Анна Канопацкая: По амнистии отпустят 8 тысяч человек. Сколько среди них будет политзаключенных — неизвестно
  8. Очередное ужасающее преступление. Показываем фото последствий удара по гражданской колонне, выезжавшей из украинского Запорожья
  9. Лукашенко заявил, что Беларусь делает все, «чтобы остановить кровопролитие» в Украине
  10. Город Лиман почти окружен, но российские войска оттуда не эвакуируют. Что происходит на фронте и чем это может грозить россиянам?
  11. «Аннексия ничего не меняет, Украина имеет право отвоевать свои территории». Что сказал генсек НАТО на экстренном брифинге
  12. Олимпийскую медалистку Герасименю будут заочно судить за «призывы к санкциям». Ей предлагают прийти к следователям лично
  13. На четверых сотрудников «Белагро» завели уголовные дела за протесты
  14. «Мероприятия мобилизации не проводятся». В Минобороны назвали пять причин, по которым сейчас белорусы могут получить повестку
  15. В страшном ДТП в Ивацевичском районе погибли четыре человека. Возбуждено уголовное дело
  16. Украина подает заявку на вступление в НАТО
  17. Успехи Украины в районе Лимана и деградация элитных российских частей. Главное из сводок на 218-й день войны


В конце апреля в российский город Находка, который находится на берегу одноименного залива Японского моря, приехали более 300 жителей Мариуполя и самопровозглашенной ДНР. Здесь им пообещали работу, жилье и помощь с документами. Но люди до сих пор живут в пункте временного размещения в гостинице «Восток» поселка Врангель. Пока всем необходимым на первое время их обеспечивают волонтеры. Поговорили с мариупольцами и теми, кто им помогает, о том, как туда попали переселенцы, как в реальности организована помощь и что они будут делать дальше.

Снимок сделан недалеко от поселка Врангель. Фото предоставлено героиней публикации
Снимок сделан недалеко от поселка Врангель. Фото предоставлено героиней публикации

«После услышанных историй о погибших родственниках, я поняла, что надо жить и радоваться жизни»

Валентине (имя изменено по просьбе героини) 41 год. Вместе с мужем и двумя детьми она жила в поселке Мирный.

 — Это часть Мариуполя. По сути весь город состоит из таких поселков. Работала я, как и большая часть приехавших во Врангель, на Мариупольском металлургическом комбинате имени Ильича. 24 года отработала в одном и том же цеху, — объясняет Валентина.

Она говорит, что все время военных действий они с мужем и двумя детьми просидели в подвале. По словам женщины, у нее свой взгляд на то, что происходило в Мариуполе в начале войны.

— Сложно было. И очень больно, когда я своими глазами увидела мины, летящие со стороны Мариуполя. Это было 4 марта, и России или ДНР еще не было в Мариуполе (это не так — к тому времени в городе уже шли уличные бои. — Прим. ред.). Люди, которым мы столько лет платили налоги, стреляли по нашим домам. Это очень обидно, — объясняет женщина.

Фото: Reuters
Мариуполь, апрель 2022 года. Фото: Reuters

Женщина рассказывает, что 4 апреля в ее поселок вошли солдаты ДНР и начали вывозить людей.

 — Доставали нас из подвалов. В городе тогда еще были обстрелы, — рассказывает она. — Вот в чем были — голые и босые — так и поехали. Сначала нас вывезли в поселок Безыменное (село в Новоазовском районе Донецкой области, находится под контролем самопровозглашенной ДНР. — Прим. ред.) оттуда уже в Таганрог. И именно там мы узнали о переселении соотечественников. Нам предложили поехать на Дальний Восток. Мы решили — поедем. Дом в Мариуполе полностью разбит. Возвращаться нам некуда.

— Проходили ли вы фильтрацию?

 — Да. Фильтрация была в ДНР. Так как мы выезжали в Россию, женщин не проверяли. Мужчин проверяли на причастность к военным действиям. С ними пообщались, убедились, что мы гражданские, и все — мы уехали.

В поселок Врангель мариупольцы приехали 21 апреля. Валентина рассказывает, что путь из Таганрога занял 10 суток.

Так выглядит путь из Мариуполя в Находку на машине. Иллюстрация: скриншот карты Google
Так выглядит путь из Мариуполя в Находку на машине. Иллюстрация: скриншот карты Google

 — Сейчас мы живем в гостинице со всеми удобствами, нас кормят, одевают, документы делают бесплатно. При желании можно оформить гражданство. Люди здесь хорошие, добрые. Сочувствуют и поддерживают. Все стараются как-то нам помочь. Дорога была, конечно, долгой, но вагоны были нового образца. Поверьте, после месяца в подвале в вагоне был рай. Дети и взрослые дорогу перенесли нормально.

— У нас уже все хорошо, но, кажется, что год прошел, а не месяц. После услышанных историй о погибших родственниках, я поняла, что надо жить и радоваться жизни, тому, что я и моя семья живы и здоровы. А здесь еще очень красивая природа. Иногда мне кажется, что я в Мариуполе, или в Мелекино — это курортный поселок недалеко от города. Море, шум прибоя, порт. Выходишь на берег и как дома. Что дальше? Останемся здесь обязательно. Я уже и документы на гражданство подала. В планах: жить…

«12 апреля в полночь мы сели в поезд до Владивостока. А что было делать?»

О том, что возвращаться им некуда, мариупольцы рассказывали и журналистам издания «Сибирь.Реалии», которые в начале мая побывали в пункте временного размещения в приморском поселке.

Так, Екатерина Андреева приехала в Приморье с пятью детьми, мужем, его сестрой и ее ребенком. Андреевы жили под Мариуполем в поселке Калиновка, в окрестностях которого расположены военные базы. 24 февраля они перебрались в город, прятались в подвале дома.

Фото: sibreal.org
Переселенцы в гостинице «Восток» Фото: sibreal.org

— Когда запасы воды закончились, стали сливать ее с системы отопления, отстаивали, фильтровали, кипятили, таким образом и выживали. 13 марта по двору был удар, много раненых и погибших. Среди убитых был муж золовки. Мой муж получил осколочное ранение в челюсть. У него теперь нет нижних зубов, челюсть переломана в трех местах. Мы под обстрелами отвели его в больницу, там ему наложили швы. Есть он почти не мог, — говорила Екатерина.

6 апреля около 70 человек вышли из подвалов, добрались до села Виноградное.

— Когда мы бежали из Мариуполя, на улице трупы лежали, разорванные тела. Дом в Украине, 140 квадратов, разбитый, машины разбитые, квартира золовки уничтожена, сама она мужа потеряла. Мариуполь уничтожен. Там невозможно жить. Мы выходили из подвала, там во дворе шесть неразорвавшихся снарядов торчало. Там ходить страшно по улицам, не то, что жить. Младшая дочка сказала: «Мамочка, пообещай нам, что мы больше сюда никогда не вернемся». Постараемся остаться здесь. Возвращаться нам теперь некуда, попробую здесь устроиться продавцом, может быть, с ипотекой что-то получится, — рассказывала Екатерина журналистам «Сибирь.Реалии».

Из Мариуполя семью Андреевой отвезли в фильтрационный лагерь, а после в Таганрог. Там беженцам предложили два варианта: ехать либо в Псков, либо во Владивосток.

— Мы слышали, что Псков — городок маленький, военный. 12 апреля в полночь мы сели в поезд до Владивостока. А что нам было делать? —  рассказывала женщина журналистам.

Фото: booking.com
Гостиница «Восток» во Врангеле, где разместили людей. Фото: booking.com

Всего в Приморье местные власти организовали 14 пунктов временного размещения беженцев из Украины и самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Например, расселяют людей во Владивостоке, Находке, Артеме и Уссурийске. В поселке Врангель, который находится на окраине Находки, переселенцы сейчас живут в гостинице «Восток». С людьми уже встретились представители местной власти. Пообещали помочь с получением гражданства, работой, медобслуживанием, но пока алгоритм помощи только вырабатывается. Также людям рассказали, что несколько сотен местных предприятий и организаций края готовы брать на работу переселенцев. Некоторые готовы предоставить жилье.

«Пока не видно, чтобы государство готовило массовую помощь»

Но пока обещания чиновников дойдут до реальности, людям помогают волонтеры. Местные жители организовались в несколько групп помощи и стараются обеспечить переселенцев всем необходимым. Говорят, что работают круглосуточно: запросов много.

— Мы занимаемся этим без выходных и практически без перерывов, — рассказали нам двое волонтеров из Находки и Владивостока.

Им помогает и волонтер из Москвы Елена. За антивоенную позицию ее оштрафовали на 150 тысяч рублей по административной статье о «дискредитации российских вооруженных сил».

 — Из публикаций местных СМИ стало известно, что в Приморский край едут более 300 человек из Мариуполя. С пустыми руками, из подвалов. Стало понятно, что людям будет нужна помощь, — объясняет она.

По словам Елены, в России украинцев собираются расселять в 80 регионах. Однако не очень понятно, зачем было везти людей настолько далеко.

— В регион, который считается не самым развитым, там нет хороших условий для жизни и трудоустройства, где достаточно своих проблем, — говорит она.

Фото: sibreal.org
Беженцы из Мариуполя в гостинице «Восток». Фото: sibreal.org

Елена отыскала волонтеров на месте, сейчас они объединились. Москвичка отвечает за сбор средств, а приморцы — за помощь на месте. За первые сутки было собрано 234 тысячи рублей (чуть больше 12 тысяч белорусских рублей) из планируемых 155 тысяч (около 8 тысяч белорусских).

Волонтеры говорят, что работают по той же методике, которую «обкатали» в 2021 году во время массовых задержаний на протестных акциях. Тогда они разыскивали задержанных или арестованных, узнавали, в чем они нуждаются и организовывали помощь. Кто-то возил передачи, кто-то оплачивал необходимые продукты. Аналогично действуют и сейчас.

Елена объясняет: кроме первой помощи они также помогают желающим выехать из Приморья или даже России. Говорит, поскольку люди находятся в стрессовом состоянии, их буквально нужно передавать из рук в руки и тщательно организовывать логистику.

— Есть более здоровые и энергичные люди, которые в числе первых подхватились и, например, уже уехали в Европу, — объясняет москвичка. — Но есть и другие, которые не могут принять решение, уезжать им или нет. Некоторые остаются в России, хотя не решен вопрос с жильем и работой. Пока не видно, чтобы государство готовило массовую помощь.

Снимок сделан недалеко от поселка Врангель. Фото предоставлено героиней публикации
Снимок сделан недалеко от поселка Врангель. Фото предоставлено героиней публикации

Она приводит пример: кто-то из группы, которая попала во Врангель, показывал волонтерам листовку о том, что их включат в программу льгот для переселенцев (раньше она действовала лишь для россиян).

— Льготы там и правда очень большие: дают сразу внушительную сумму денег, предоставляют помощь в трудоустройстве, выделяется гектар земли для желающих, — объясняет она. —  Переселенцам сказали, что и их включат в эту программу. Люди обрадовались, что смогут получить большие деньги и таким образом устроятся на новом месте. Но они уже какое время живут в пункте временного размещения и пока нет информации, чтобы администрация края готовила их к этой программе. Люди начинают нервничать. Потом им кто-то рассказал, что за программой можно обратиться только через три месяца. А как людям эти три месяца прожить? Опять-таки появилась информация, что пункт временного размещения могут закрыть в июне. На что и где людям жить? Допустим, работу они нашли, но найти жилье — это проблема. Чтобы арендовать квартиру за свои деньги — это надо хорошо зарабатывать. А на хорошую зарплату полно местных желающих.

Фото: newsvl.ru
Переселенцы на вокзале в Находке. Фото: newsvl.ru

— Как мариупольцы относятся к тому, что они сейчас находятся в России?

—  Информацию я знаю по общению с теми семьями, которые выходили на меня. Они относятся нормально. Их задача сейчас — выжить. Для них в этой ситуации вопросы кто на кого напал — второстепенные, — говорит москвичка. — Даже если кто-то из них думает, что они — на территории государства-агрессора, то этого не говорят. Извините, но люди прошли фильтрацию, где с ними разговаривали сотрудники ФСБ и военные. Люди ощущают, что небезопасно показывать свое отрицательное отношение к российскому государству.

«Принудительно депортированных граждан Украины из Мариуполя Россия отправила в Приморский край»

В свою очередь в Украине переезд людей в Приморский край считают принудительной депортацией. Об этом в конце апреля заявила уполномоченная Верховной Рады Украины по правам человека Людмила Денисова.

«Принудительно депортированных граждан Украины из Мариуполя Россия отправила в Приморский край — в 8 тысячах километров от Родины, — написала она. — Волонтеры из России сообщили мне, что 21 апреля в город Находка приехал поезд с 308 украинцами из Мариуполя — мамами с маленькими детьми, лицами с инвалидностью, студентами.

«Из прибытия поезда [ в Находку] сделали спектакль для российских СМИ — встреча с моряками в парадной форме, спасателями и представителями местной администрации. По верификации мариупольцев автобусами отправили в пункт временного размещения в Врангеле, — добавила Денисова.

Она отметила, что Россия в этом случае нарушила нормы статьи 49 Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны, запрещающей осуществлять принудительное переселение или депортацию лиц с оккупированной территории.

Фото: newsvl.ru
Беженцы из Мариуполя на вокзале в Находке. Фото: newsvl.ru