Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Сто двадцать первый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  2. «Ползучее продвижение» россиян и учения на юге Беларуси: пересказываем главное из сводок штабов на 120-й день войны
  3. Калиновский — новая мишень пропагандистов. Объясняем, в чем причина и почему он — национальный герой Беларуси
  4. «Никто меня нигде не ждет». Большое интервью с дизайнером Владимиром Цеслером
  5. Неловкий момент. Официальные профсоюзы пожаловались на проблемы с дровами для населения. Минлесхоз заявляет, что проблем нет
  6. «У Вадима частично отсутствуют передние зубы». Как содержат пленных с «Азовстали» и грозит ли им смертная казнь — спросили их близких
  7. Провластный канал подтвердил причастность экс-главы ГУБОПиК к стрельбе в «Каскаде». Говорят, на него напали подростки
  8. В Беларуси сократили список запрещенных профессий для женщин. Посмотрели, на какую работу по-прежнему возьмут только мужчин
  9. Умер Юрий Шатунов — солист «Ласкового мая»
  10. С 1 июля для белорусов, скорее всего, заметно подорожают товары в иностранных интернет-магазинах. Почему и на сколько
  11. ВСУ в «Горском котле» и вероятность вторжения белорусской армии: главное из сводок штабов на 121-й день войны
  12. В России под Рязанью потерпел крушение военно-транспортный Ил-76. Есть погибшие и пострадавшие
  13. Кололи инсулин и привязывали к кровати, чтобы не корчился от шока и судорог. Как в СССР «лечили» несогласных с властью
  14. «Слова Басты действуют мощнее ядерного оружия. Но он молчит». Шым из «Касты» про войну, группу и протесты в Беларуси
  15. ЕС предоставил статус кандидата на вступление в Евросоюз Украине и Молдове
  16. «Это геополитика». В Беларуси объясняют внешнее давление тайными планами Запада — объясняем, почему все гораздо проще
  17. Новые налоги, обновленные банкноты, изменения для работодателей, обязательные базовые счета, отмена надбавок за COVID-19. Изменения июля
  18. Белорусскому авторынку прогнозируют дефицит машин и рост цен на них. Чиновникам предложили вариант решения проблемы
  19. Чехия не будет выдавать визы и ВНЖ белорусам до конца марта 2023 года. Исключение — поездки с гуманитарной целью
  20. Эффективность — как у трех американских орудий вместе взятых. Рассказываем о гаубицах PzH 2000, которые Германия отправила в Украину
  21. Кто заказывал жару? Синоптики объявили желтый уровень опасности


Практически сразу после начала российской агрессии в Украине в мире заговорили о возможности еще одного вооруженного конфликта — причем на другом конце света. Уже более полувека Китай существует фактически в виде двух государств: материковой КНР и Китайской Республики, расположенной на острове Тайвань. Российское нападение вызвало подозрения в том, что коммунисты могут попытаться военным путем ликвидировать многолетнюю проблему с правительством Тайбэя. Угрозы применения оружия в отношении Тайваня уже звучали от китайских официальных лиц, в свою очередь США недавно заявили, что готовы защищать остров в случае вторжения. Разбираемся в истории «тайваньского вопроса» и пытаемся понять, насколько реалистичной выглядит вероятность вторжения КНР.

Фото: xandreaswork, Unsplash.com
Флаг Китайской Республики. Синее небо и белое солнце — одновременно символика партии Гоминьдан. Фото: xandreaswork, Unsplash.com

Откуда взялась Китайская Республика?

В начале XX века Китаем правила королевская династия Цинь. Однако в стране, как и по всему миру, набирали обороты антимонархические настроения. Одним из лидеров китайского движения за изменение общественного строя стал Сунь Ятсен, исповедовавший идеи китайского национализма (при этом в вопросе устройства общества он тяготел к левым идеям). Вместе с другими активистами различных направлений он входил в Революционный альянс, ставивший целью свержение династии Цинь. В 1911 году этой организации удалось устроить серию восстаний и бунтов, которые привели к отречению малолетнего императора Пу И от престола — эти события вошли в историю как Синьхайская революция.

Несмотря на высокую популярность в народе и политических кругах, за Сунь Ятсеном не было никакой серьезной силы. А потому кресло президента только что созданной Китайской Республики ему пришлось уступить — пост занял один из военных лидеров революции, генерал Юань Шикай. Этот военачальник идейно кардинально отличался от Сунь Ятсена и выступал за установление в стране конституционной монархии.

В 1912 году Сунь Ятсен и его сторонники для продолжения политической борьбы создали свою партию — Гоминьдан. На первых же выборах в китайский парламент — Национальную ассамблею — гоминьданцы получили подавляющее большинство. Однако решения законодательного органа Юань Шикай попросту игнорировал — это привело к кризису и конфликту. Генерал сначала попытался подкупить лидера Гоминьдана Сун Цзяожэна, а когда это не удалось, приказал его убить — политик погиб в результате покушения в 1913 году.

Тогда Гоминьдан попытался устроить в стране вторую революцию. Но восстание было плохо подготовлено и оказалось быстро подавлено солдатами Юань Шикая. Он объявил партию вне закона и начал преследовать ее членов. Большинству лидеров Гоминьдана пришлось бежать в Японию. Парламент в итоге был распущен, а генерал в 1915 году объявил себя новым императором.

Создатель партии Гоминьдан Сунь Ятсен. Фото: commons.wikimedia.org
Создатель партии Гоминьдан Сунь Ятсен. Фото: commons.wikimedia.org

Сунь Ятсен не сдавался. В эмиграции он искал сильного союзника, который помог бы Гоминьдану вернуться на политическую сцену. И вскоре он нашелся — в 1917 году к власти в России пришли коммунисты, идейно во многом близкие Сунь Ятсену. Они согласились оказать партии поддержку, если та объединится с Коммунистической партией Китая (КПК). В то же время к Гоминьдану начали присоединяться многие бывшие военнослужащие, которым пришлось покинуть Китай из-за преследования со стороны Юань Шикая. Одним из них был молодой офицер Чан Кайши.

К тому моменту Юань Шикай уже умер, а в стране началась борьба за власть между многочисленными военными подразделениями и их начальниками, каждый из которых установил собственный режим на захваченных территориях. В историю это вошло как «эра милитаристов».

В 1920-е боевые отряды партии начали проникать в Китай и смогли установить контроль над несколькими крупными городами на юге страны, в частности, над Гуанчжоу. Особенно в боевых действиях отличился Чан Кайши, роль которого в Гоминьдане быстро росла. В 1923 году Сунь Ятсен назначил его начальником военного генштаба движения, тогда же военачальник отправился на военные и политические курсы в Москву.

В 1924 году прошел первый съезд Гоминьдана, участие в котором приняли и их союзники из КПК. На нем была принята программа Сунь Ятсена, основанная на «трех народных принципах» (народовластии, народном благосостоянии и национализме) — по сути социалистическая, хоть и с уклоном в национализм.

Год спустя Сунь Ятсен умер. Незадолго до этого он сильно сблизился с Чан Кайши и передал ему множество полномочий, так что вопрос о новом лидере партии фактически не стоял. При финансовой и кадровой поддержке со стороны СССР Чан Кайши за короткий срок сумел подчинить себе практически весь юг Китая. Затем он организовал Северный поход Гоминьдана, итогом которого в 1928 году стало установление власти этой партии над территорией всей страны и завершение «эры милитаристов». Китай вновь объединился и окончательно стал республикой. Новую столицу Чан Кайши разместил в Нанкине, а международное сообщество признало Гоминьдан официальной властью во всем Китае.

Чан Кайши на своем любимом пони «Черный дракон» во время гражданской войны в Китае, предположительно 1929 год. Фото: Reuters
Чан Кайши на своей любимой лошади по имени Черный Дракон во время гражданской войны в Китае, предположительно 1929 год. Фото: Reuters

Однако противоречия между Чан Кайши и коммунистами нарастали. В отличие от Сунь Ятсена, идеи социализма не были близки новому лидеру Гоминьдана — он все больше склонялся к китайскому национализму. Окончательный разрыв союза с КПК произошел еще до взятия под контроль всей страны. В апреле 1927 года сторонники Гоминьдана устроили в Шанхае массовую резню коммунистов, жертвами которой стали, по разным сведениям, от 4 до 5 тысяч человек, среди них было множество лидеров компартии. КПК обвинила Чан Кайши в предательстве революции и разорвала с ним отношения.

К демократии и народовластию победа Гоминьдана не привела. Чан Кайши установил в Китае диктаторский режим с культом личности, система власти была однопартийной — к политике допускались только члены Гоминьдана. В отношении противников Чан Кайши использовал тактику террора, а инакомыслие подавлялось силами тайной полиции. В то же время в стране процветала коррупция. В Китае постоянно вспыхивали восстания: некоторые районы брали под контроль мятежные генералы, в некоторых преуспевали коммунисты (в 1931 году они даже провозгласили на захваченных территориях Китайскую Советскую Республику). Существовала в Гоминьдане и внутрипартийная оппозиция.

Ситуация еще больше усложнилась в 1931 году — тогда Япония совершила вторжение на север страны, в Манчжурию, и установила там марионеточный режим под руководством бывшего императора Пу И.

Конфликт с Японией продолжался в виде периодических столкновений, а в 1937 году перерос в полномасштабную войну. Разрываемая внутренними противоречиями Китайская Республика не могла противопоставить ничего серьезного военной машине Японии и терпела поражение за поражением. В этой ситуации Чан Кайши призвал все силы Китая объединиться для противостояния агрессии и даже пошел на союз со своими заклятыми врагами — коммунистами. В итоге в начале 1940-х ход войны удалось переломить — в том числе, благодаря тому, что Гоминьдан объявил войну Странам Оси и присоединился к союзникам, начав получать оружие и продовольствие по ленд-лизу от США. Поставки в Китай шли и от СССР, который «простил» Чан Кайши уничтожение коммунистов (на территории страны даже воевали советские добровольцы).

В итоге в 1945 году Япония объявила о капитуляции перед союзниками. Продолжавшаяся официально с 1937 года (а на самом деле с 1931-го) японско-китайская война завершилась победой последнего.

Слева направо: Чан Кайши с президентом США Франклином Рузвельтом и премьером Великобритании Уинстоном Черчиллем во время переговоров союзников в Каире, 1943 год. Фото: U.S. National Archives and Records Administration via commons.wikimedia.org
Слева направо: Чан Кайши с президентом США Франклином Рузвельтом и премьером Великобритании Уинстоном Черчиллем во время переговоров союзников в Каире, 1943 год. Фото: U.S. National Archives and Records Administration via commons.wikimedia.org

Как правительство Гоминьдана оказалось на Тайване?

После победы над Японией противостояние между Гоминьданом и КПК разгорелось с новой силой — переговоры о создании коалиционного правительства, куда были бы допущены коммунисты, провалились. Параллельно Чан Кайши столкнулся с экономическими проблемами: национальная валюта стремительно теряла стоимость — началась гиперинфляция. Во многих регионах царил голод. Множество демобилизованных солдат присоединялись к коммунистам ради еды — те получали хлеб по поставкам от СССР. Армия КПК под руководством Мао Цзэдуна стремительно росла.

В то же время Китайская Республика получала помощь от США и на первых этапах гражданской войны имела значительное преимущество над коммунистами в военной силе и технике. Но после первых поражений КПК удалось перейти в контрнаступление, и к началу 1949 года под их властью оказалась почти вся страна. Чан Кайши передал пост президента Ли Цзунжэню, а сам сконцентрировался на руководстве войсками — с начала войны с Японией он уже присвоил себе звание генералиссимуса. Но к успехам это не привело. В апреле 1949-го коммунисты предложили правительству в Нанкине мирное соглашение и, не получив ответа, перешли в масштабное наступление по всей стране.

Чан Кайши вылетел на остров Тайвань, находящийся в Тихом океане примерно в 150 километрах от материкового Китая. Туда же была эвакуирована одна из армий Гоминьдана. В течение всего года КПК громила оставшиеся подразделения Китайской Республики по всей стране. Части из них пришлось бежать за границу, некоторые смогли эвакуироваться на Тайвань к Чан Кайши, куда приехали и уцелевший члены его правительства. Всего на остров смогли переправиться около 1,5 миллиона человек. 1 октября 1949 года на площади Тяньаньмэнь в Пекине Мао Цзэдун провозгласил создание Китайской Народной Республики (КНР). Через год под ее властью оказались и отдаленные районы страны, где все еще присутствовали представители Гоминьдана — гражданская война, по факту тянувшаяся с 1927 года, завершилась.

Примерный маршрут эвакуации членов Гоминьдана из материкового Китая на Тайвань. Графика: commons.wikimedia.org
Примерный маршрут эвакуации членов Гоминьдана из материкового Китая на Тайвань. Графика: commons.wikimedia.org

Логичный вопрос: почему Мао Цзэдун не захватил Тайвань, разгромив Гоминьдан на материке? Ведь остров признавался всем миром частью Китая, и КНР вполне могла на него претендовать. Дело в разгоравшейся «холодной войне» между СССР и США. Последние видели в коммунистическом правительстве угрозу и всеми силами старались не допустить падения режима Чан Кайши. В 1950 году началась Корейская война, и Штаты, испугавшись распространения коммунизма в Азии, ввели свой Седьмой флот в Тайваньский пролив — для «нейтрализации военных действий в проливе Формозы (историческое название Тайваня)». По словам президента Гарри Трумэна, это должно было исключить как попытки КНР высадиться на острове, так и ответные действия Чан Кайши. В то же время на Тайване были размещены военные объекты и контингент США.

Так возникла «тайваньская проблема» с одновременным существованием двух государств, каждое из которых считало себя единственным законным правительством всего Китая, но при этом не могло окончательно взять территорию страны под контроль.

Что же в это время делал Чан Кайши? Он вновь назначил себя президентом и верховным главнокомандующим Китайской Республики, власть которой теперь распространялась исключительно на Тайвань и ряд небольших островов рядом с ним. «Временной» столицей стал город Тайбэй. Режим же Гоминьдана по сути не изменился — это по прежнему была диктатура с культом личности ее лидера. Кроме того, Гоминьдан установил доминирование в политике острова, хотя переехавшие туда сторонники Чан Кайши составляли лишь малую часть местного населения — большинство тайваньцев были коренными жителями.

Далеко не самый либеральный режим Гоминьдана не стал для США препятствием в поддержке Чан Кайши. В течение 20 лет после создания КНР Штаты настаивали, что именно Тайбэй является столицей всего Китая и может представлять страну на международной арене. Долгое время так и было — Китайская Республика на правах учредителя входила в ООН и даже в постоянный Совет Безопасности этой организации, несмотря на то, что контролировала совсем небольшую территорию, сравнимую по площади с какой-нибудь из областей Беларуси. Лишь в 1971 году абсурдную ситуацию устранили, передав кресло Китая в ООН КНР.

Президент США Дуайт Эйзенхауэр (в автомобиле слева) и Чан Кайши во время официального визита на Тайвань, 1960 год. Фото: commons.wikimedia.org
Президент США Дуайт Эйзенхауэр (в автомобиле слева) и Чан Кайши во время официального визита на Тайвань, 1960 год. Фото: commons.wikimedia.org

Этому поспособствовало и то, что в 1970-е США пошли на сближение с Китаем, в котором видели противовес для Советского Союза. В 1979 году США официально признали КНР на дипломатическом уровне, тогда же с территории Тайваня были выведены их войска и военные объекты. Официальные дипломатические отношения у Китайской Республики сохранились лишь с 13 странам-членами ООН (в основном, небольшими островными государствами в Тихом океане).

В этот же период в отношениях между КНР и Китайской Республикой был достигнут консенсус. Предложенный коммунистами, он звучит как «одна страна — две системы» и по сути сводится к следующему: Тайвань признает себя частью Китая и не пытается отделиться и уж тем более взять под контроль какие-либо земли в материковой части страны, а КНР позволяет Китайской Республике сохранить собственный политический режим и не планирует решение вопроса военным путем. Несмотря на то, что эта договоренность не была нигде закреплена, фактически она работала на протяжении долгих лет.

«Условие „одного Китая“ и единого „китайского“ суверенитета, принятое по обе стороны пролива, сняло безотлагательность решения тайваньского вопроса. Оно позволило Пекину вести себя так, как будто воссоединение Китая неизбежно, а Тайбэю делать вид, будто он либо согласен с этим тезисом, либо его можно будет рано или поздно склонить к воссоединению. Как и ожидалось, Пекин отложил решительные действия, а Тайбэй выиграл нужное ему время», — писал американский экс-дипломат и сотрудник Пентагона Чез Фриман.

Чан Кайши умер в 1975 году в возрасте 89 лет — его похоронили в специальном мавзолее, рассчитывая, по завещанию диктатора, перезахоронить на родине в материковой части Китая после победы Китайской Республики. Власть унаследовал его сын — Цзян Цзинго (также известный как Николай Владимирович Елизаров — это имя он взял во время учебы в Москве, вообще же в СССР Цзян Цзинго прожил 15 лет и даже женился на русской), который под давлением общественности начал проводить демократические реформы. Также он в 1987 году отменил на острове военное положение.

Сын Чан Кайши, президент Китайской Республики в 1978-1988 годах, Цзян Цзинго. Фото: Национальное собрание via commons.wikimedia.org
Сын Чан Кайши, президент Китайской Республики в 1978—1988 годах, Цзян Цзинго. Фото: Национальное собрание via commons.wikimedia.org

Эти реформы продолжил сменивший сына Чан Кайши после его смерти в 1988 году бывший мэр Тайбэя Ли Дэнхуэй. Фактически, при нем Тайвань превратился в современное демократическое государство. Во время Конституционной реформы 1991 года Китайская Республика признала суверенитет КНР над материковой частью страны (это завершило формально тянувшуюся 40 лет войну), тогда же были введены прямые президентские выборы — и в 1996-м Дэнхуэя переизбрали на прямом всенародном голосовании, отдав ему 54% голосов. При этом главе государства Тайвань демонстрировал сильнейший экономический рост, ставший результатом как предыдущих реформ, так и проведенных уже при новом президенте.

В 2000-м году Тайвань впервые в истории возглавил политик, не входивший в партию Гоминьдан, — Чэнь Шуйбянь. В 2005 году представители Гоминьдана впервые за 56 лет посетили с официальным визитом материковую часть страны, месяцем позже прошли первые за 60 лет переговоры между лидерами Гоминьдана и КПК. Кстати, представители партии, основанной Сунь Ятсеном, еще дважды возглавляли страну — в 2008 и 2012 годах, однако сейчас Гоминьдан находится в оппозиции.

Почему проблема обострилась сейчас?

Шаткий компромисс прошлого века, по которому на территории одной Китая продолжали существовать два государства, привел к тому, что сейчас КНР и Китайская Республика представляют собой абсолютно разные страны, пусть и существующие под одной юрисдикцией. Тайвань, несмотря на небольшой размер и не очень большое по китайским меркам население (чуть более 23 миллионов человек), входит в число 20 крупнейших экономик мира по размеру ВВП (его объем сравним с Польшей, Швейцарией или Саудовской Аравией), а в пересчете ВВП на душу населения остров находится на 17-м месте, опережая, например, Германию или Швецию. КНР в списке стран по ВВП на душу населения находится на 80-м месте.

Один из локомотивов местной экономики — производство полупроводниковых изделий, в том числе микропроцессоров. Тайваньская компания TSMC — крупнейший мировой производитель такого рода продукции, ее капитализация оценивается примерно в 550 миллиардов долларов. Обывателям может быть более известна еще одна тайваньская компания ASUS, производящая компьютеры и комплектующие. Также Тайвань наряду с Южной Кореей, Сингапуром и Гонконгом входит в неофициальный список «четырех азиатских тигров» — стран, демонстрировавших феноменальные темпы экономического роста во второй половине прошлого века.

Один из заводов компании TSMC на Тайване, сентябрь 2021 года. Фото: Reuters
Один из заводов компании TSMC на Тайване, сентябрь 2021 года. Фото: Reuters

Все это привело к тому, что по уровню жизни населения Китайская Республика значительно превосходит КНР — даже несмотря на экономические успехи коммунистического Китая в последние десятилетия. Это, а также высокий уровень развития демократических свобод, делает для местных жителей воссоединение с материковым Китаем под властью КНР крайне нежелательным. А потому тайваньские политики, начиная с 90-х годов прошлого века, демонстрируют все большее стремление к сепаратизму и даже напрямую озвучивают идеи о международном признании суверенитета Китайской Республики над Тайванем. Формула «одна страна — две системы» теряет актуальность.

Упомянутый выше президент Чэнь Шуйбянь открыто поддерживал независимость острова в начале «нулевых». Его переизбрание в 2004-м побудило Китай даже принять так называемый антисецессионный закон, в котором говорилось о праве КНР использовать «немирные средства» против Тайваня, если он попытается отделиться от Китая. Победившая на выборах 2016 года Цай Инвэнь возглавляет Демократическую прогрессивную партию (ДПП), которая также склоняется в сторону независимости от Китая.

Стремления Тайваня к суверенитету не могут не беспокоить Пекин. Еще в 1996 году Китай провел провокационные ракетные испытания, чтобы попытаться повлиять на первые прямые президентские выборы на Тайване. Тогда пришлось вмешиваться США — президент Билл Клинтон приказал в то же время провести крупнейшие учения военных сил США в Азии со времен войны во Вьетнаме, отправив корабли в Тайваньский пролив. Штаты и сейчас покровительствуют Китайской Республике, поставляя ей вооружение и проводя неофициальные встречи с представителями Тайбэя, что раздражает Пекин.

Позднее Дональд Трамп стал первым с 1979 года американским лидером, который напрямую поговорил с тайваньским президентом. В начале 2018 года он подписал закон, который впервые позволил официальным лицам США на любом уровне правительства встречаться со своими тайваньскими коллегами. При Трампе выросли продажи американского оружия Тайваню, включая истребители F-16. Дошло до того, что Минобороны США в своих отчетах стало называть Тайвань страной.

В 2020 году Тайвань посетил госсекретарь США Майк Помпео, который заявил, что остров «никогда не был частью Китая». Это вызвало агрессивный ответ со стороны МИД КНР, где заявили, что «любое поведение, которое подрывает коренные интересы Китая и вмешивается во внутренние дела Китая, будет встречено Китаем решительной контратакой». Недавно теперь уже экс-госсекретарь вновь побывал на острове и заявил, что Вашингтону нужно официально признать Китайскую Республику. Чиновники в Пекине назвали эти слова «чушью болтуна».

Жители Китая на площади Тяньаньмэнь с портретом председателя КНР Си Цзиньпина во время парада, посвященного 70-летию основания Китайской Народной Республики, 1 октября 2019 года. Фото: Reuters
Жители Китая на площади Тяньаньмэнь с портретом председателя КНР Си Цзиньпина во время парада, посвященного 70-летию основания Китайской Народной Республики, 1 октября 2019 года. Фото: Reuters

В начале 2022 года «тайваньская проблема» стала еще очевиднее. В последние годы в СМИ ситуацию на Тайване часто сравнивали с конфликтом России и Украины: более крупный и обладающий большим военным потенциалом сосед не признает права меньшего соседа на самостоятельность. После того, как Россия начала концентрировать войска возле границы с Украиной, власти Тайваня даже создали рабочую группу по мониторингу российско-украинского конфликта. А когда потенциальная агрессия России превратилась в реальную, в Тайбэе начали говорить о серьезном риске вторжения со стороны КНР. С тех пор ситуация вокруг острова остается непредсказуемой.

В апреле на остров направилась группа американских сенаторов. В ответ Пекин объявил о проведении масштабных военных учений возле Тайваня. Спровоцировали их «серьезные неверные сигналы», которые США посылают «тайваньским сепаратистам», говорилось в заявлении Министерства обороны КНР. Пекин также напомнил, что ранее США обещали не поддерживать независимость Тайваня. «НОАК [Народно-освободительная армия Китая] готова к битве и примет все необходимые меры для того, чтобы разбить любые попытки внешнего вмешательства и планы отколоть так называемый независимый Тайвань», — заявили в ведомстве. В свою очередь Белый дом заявил, что США сделают все, чтобы не допустить насильственного воссоединения острова с материковым Китаем. Параллельно Тайбэй начал проводить учения, имитирующие атаку со стороны КНР.

В горячую стадию конфликт не переходит, но сейчас кажется, что к войне за остров может привести даже незначительный инцидент.

Нападет ли КНР на Тайвань?

Конечно, точного ответа на этот вопрос у нас (да и, возможно, у руководства КНР) нет. Однако некоторые прогнозы по этому поводу сделать все же можно. Исходя из последних новостей, в нынешней ситуации развязывание войны Китаем выглядит маловероятным.

Первая причина тому — имиджевая. Китай в своем глобальном противостоянии с США пытается отстаивать образ прагматичного и неконфликтного государства — в противовес самим Штатам. После начала российской войны в Украине КНР, которая считается союзником РФ, сразу же заявила, что настаивает на мирном решении конфликта. Премьер Госсовета КНР Ли Кэцян на встрече с журналистами сказал, что Китай «поддерживает и поощряет все усилия, способствующие мирному преодолению кризиса». При этом, по его словам, «крайне важно избегать эскалации или даже потери контроля» над ситуацией. То есть, фактически, не поддержал силовое решение, которое избрала Россия. Он также отметил, что Пекин «выдвинул инициативы по урегулированию ситуации в Украине, особенно гуманитарной ситуации, и будет продолжать оказывать гуманитарную помощь Украине».

Небоскреб «Тайбэй 101» — один из символов экономических успехов Тайваня. Фото: Dfenix, CC BY 3.0, commons.wikimedia.org
Небоскреб «Тайбэй 101» — один из символов экономических успехов Тайваня. Фото: Dfenix, CC BY 3.0, commons.wikimedia.org

Очевидно, что агрессия в отношении Тайваня стала бы огромным ударом по имиджу Китая как миротворца и дружелюбного государства и обернулась бы потерей влияния на мировой арене, в частности — в юго-восточной Азии, где множество соседей этой страны почувствовали бы себя в опасности.

Вторая причина — военная. В этом аспекте складывается целый ряд неблагоприятных для Китая факторов.

Во-первых, Тайвань — это остров, причем небольшой. Проведение военной операции по захвату земель, окруженных морем, всегда сопряжено с серьезными рисками. Атакующей стороне нужно провести десантирование своих сил, а хорошо подготовленная к этому армия защитников при должном подходе может массово и планомерно уничтожать вражеских солдат во время высадки. Преимущество армии КНР в численности в таком случае не будет носить решающий характер. А ход войны в Украине явно демонстрирует Китаю, что и техническое превосходство не всегда гарантирует военные успехи, если обороняющаяся сторона выбирает подходящую стратегию — даже в случае прямого столкновения на суше. Отметим также, что у огромной по размеру НОАК фактически нет реального боевого опыта — последний вооруженный конфликт с ее участием датирован 1988 годом (сражение у островов Спратли с войсками Вьетнама).

Во-вторых, армия самого Тайваня, вероятно, прекрасно готова к вторжению — страна фактически живет в ожидании возможной интервенции с 1949 года. Вся система военной подготовки Китайской Республики «заточена» лишь на один сценарий — попытку захвата острова со стороны Китая. Не стоит недооценивать и вооруженные силы острова — по информации «Би-Би-Си», они насчитывают 300 тысяч человек. Это даже больше, чем регулярная армия Украины.

Фото: Reuters
Кандидаты в одно из элитных подразделений тайваньской армии во время испытаний, декабрь 2021 года. Фото: Reuters

При этом тайваньские бойцы отлично готовы к боям на своей территории. В начале этого года мы публиковали репортаж о том, как проходят подготовку военнослужащие элитных подразделений армии Тайваня — если кратко, их боеспособность не должна вызывать сомнений.

К тому же военная доктрина Тайбэя подразумевает, что стране не придется долго воевать — вооруженным силам нужно будет продержаться лишь некоторый срок до прибытия иностранной помощи — речь здесь, естественно, про США. Судя по последним публичным заявлениям Вашингтона, Тайвань действительно может рассчитывать на такую поддержку в случае войны.

Третья же, и, наверное, самая важная причина для КНР не нападать на Тайвань — экономика. Успехи Китая в этой сфере во многом связаны с сотрудничеством с США и Европой, развернувшимся как раз после компромиссного решения вопроса с Тайванем в конце 1970-х. В прошлом году товарооборот КНР со Штатами и Евросоюзом превысил триллион долларов, большая его часть — китайский экспорт.

Ситуация с российским вторжением в Украину рисует печальные перспективы для Китая в случае агрессии в адрес Тайваня. Европа и США продемонстрировали способность объединяться и оперативно принимать кардинальные решения, в частности — вводить санкции. И если Россия на момент начала войны не была так сильно интегрирована в мировую экономику, то для КНР аналогичные меры станут серьезнейшим ударом. Прагматичный Китай попросту не может себе позволить отказаться от главных рынков сбыта, что неизбежно бы произошло при вступлении в войну.

Фото: Reuters
Кандидаты в одно из элитных подразделений тайваньской армии во время испытаний, декабрь 2021 года. Фото: Reuters

Еще один важный момент — экономические связи непосредственно с Тайванем. Несмотря на натянутые отношения, в Китае работает множество тайваньских корпораций, которые создают рабочие места и платят налоги. В случае нападения на остров их деятельность в КНР неминуемо будет прервана (как минимум до момента аннексии). Да и сам Китай сильно зависит о поставок тайваньских комплектующих — те же процессоры TSMC работают во множестве производимых в Китае продуктов. А глобальный дефицит полупроводников, который наблюдается с начала пандемии, и потенциальный обрыв поставок от крупнейшего мирового поставщика лишь подтолкнет страны Запада к серьезным санкциям в случае войны.

Все это говорит о том, что ввязываться в войну за остров Китай в ближайшее время вряд ли пожелает — слишком велики риски. В случае с агрессией России в Украине многие аналитики подчеркивали иррациональность этого решения со стороны российского руководства. Китай же долгие годы выстраивает свою политику на основе прагматизма, и потенциальная война в эту картину никак не вписывается. При этом КНР четко обозначила «красную линию», переход которой может привести к эскалации, — попытки Тайваня провозгласить свой суверенитет при поддержке США. Вероятно, лишь такое развитие событий сможет повлиять на ситуацию в худшую сторону — однако пока никаких конкретных шагов в эту сторону ни Тайбэй, ни Вашингтон не предпринимали.