Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Неудачная попытка штурма под Николаевом, раскол в российских силах. Главное из сводок штабов на 174-й день войны
  2. В МАРТ рассказали, что дефицита «в магазинах не было и нет», а цены удается успешно сдерживать
  3. «Формирование гражданственности, патриотизма». Какие новые учебники получат школьники и что в них изменится
  4. «Важные истории» узнали имена российских солдат, причастных к убийствам жителей Киевской области и позвонили им. Один признался
  5. Лукашенко после «разноса» мотовелозавода за провал по локализации поручил назначить нового директора
  6. «Украинские диверсанты» на курской АЭС, ракеты из Беларуси, взрывы в Крыму. Сто семьдесят четвертый день войны в Украине
  7. Украине поставили САУ Zuzana 2 — оружия такого уровня у России нет. Рассказываем, как его смогла разработать небольшая Словакия
  8. Два года назад в Минске прошли два митинга: в поддержку Лукашенко и за честные выборы. Сравниваем их масштаб на двух фото
  9. Украина продляет мобилизацию, видео взрыва в курортной Затоке, арест российских активов на 5 млн долларов: 173-й день войны
  10. Уничтожение «наемников и националистов», российские группировки в Украине, штурм Песков опять отбит. Главное из сводок штабов
  11. Главное — поддерживать власть. После 2020-го на высоких должностях в Беларуси оказалось немало неожиданных людей — рассказываем
  12. В России подорвали шесть опор ЛЭП Курской АЭС
  13. В среду — оранжевый уровень опасности. Снова +31°С и местами грозы
  14. «Жуликов здесь хватает». Лукашенко пожаловался на «нерасторопных чиновников» и бардак с долгостроями в Минске
  15. В 2022-м белорусов массово задерживают за акции протеста в 2020-м — вероятно, в этом помогает программа Kipod. Поговорили с ее разработчиками
  16. Суд по делу о «захвате власти»: Зенкович записывал ZOOM-конференции «заговорщиков» для «военных коллег» и «партизан»
  17. «Что у вас на обед? Ягненок с кровью?» Пропагандисты атаковали евродипломатов во время суда над Ивашиным: цитаты
  18. В Минздраве рассказали о росте заболеваемости коронавирусом и оценили опасность «омикрон-ниндзя»
  19. Суд по делу о «захвате власти» закрыли, чтобы допросить внедренного к «заговорщикам» силовика — подполковника генерального штаба
  20. В Министерстве образования рассказали, какие вузы недобрали студентов, и назвали топ специальностей по проходным баллам


Госдума 5 июня одобрила в первом чтении правительственный законопроект о праве властей вводить «специальные меры» в экономике для обеспечения «контртеррористических и иных операций за пределами территории Российской Федерации». В числе прочего речь идет об увеличении рабочего времени, работе в выходные и запрете на отказ от выполнения контрактов по гособоронзаказу, пишет Русская служба BBC.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Артур Григорян, «Ваяр»
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Артур Григорян, «Ваяр»

Проект закона за подписью премьера Михаила Мишустина был внесен в Госдуму 30 июня. Правительству России предлагается предоставить право принимать решения о введении «специальных мер» на «отдельных производственных объектах».

Согласно проекту, независимо от формы собственности такие предприятия будут не вправе отказываться от заключения договоров и государственных контрактов на поставку товаров, а также от выполнения работ и оказания услуг.

Это касается договоров, заключаемых в соответствии с законом о гособоронзаказе или законом о контрактах в сфере закупок для государственных и муниципальных нужд.

В пояснительной записке к законопроекту прямо говорится, что правительство решило получить такое право для обеспечения «в частности, специальной военной операции на территориях Донецкой народной республики, Луганской народной республики и Украины». «Специальной военной операцией» российские власти называют вооруженное вторжение, в результате которого увеличилась площадь территорий, над которыми Украина утратила контроль.

В пояснительной записке фактически признается, что без «специальных мер» российская армия может испытывать проблемы с обеспечением из-за того, что несет потери.

«Возникает краткосрочная повышенная потребность в ремонте вооружения и военной технике и обеспечении материально-техническими средствами», — сказано в ней.

В условиях санкций эта потребность может быть удовлетворена, если «временно сосредоточить усилия в отдельных отраслях экономики».

Нужно «дозагрузить» производственные мощности ВПК, «включая мобилизационные», и организовать «ресурсное обеспечение поставок» в рамках гособоронзаказа.

Для этого правительство хочет иметь право привлекать сотрудников предприятий к работе в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни.

Минобороны, ФСБ, МЧС и Росгвардия при этом смогут изменить условия контракта уже после того, как он заключен, следует из проекта. Кроме того, в случае принятия решения о «спецмерах» будет разрешена закупка у единственного поставщика.

Предусматривается также временное расконсервирование «мобилизационных мощностей» и «разбронирование» материальных ценностей из государственного резерва.

Корреспондент Русской службы BBC Анастасия Стогней о переводе экономики на военные рельсы:

«Законопроект, на который первой обратила внимание BBC, кабмин внес в Госдуму 30 июня. Он предлагает механизм перевода экономики на военные рельсы, когда ради нужд фронта можно использовать любые ресурсы — от мощностей бизнеса до труда граждан.

Правда, в тексте законопроекта о военном положении нет ни слова. Речь идет о „специальных экономических мерах“, „особенностях регулирования трудовых отношений“ и „сосредоточении усилий в отдельных отраслях экономики“.

Сразу же после внесения документ направили в профильный комитет — по обороне. Тот, как можно догадаться, немедленно порекомендовал Думе рассмотреть инициативу.

Это очень высокий темп рассмотрения — некоторые законопроекты пылятся месяцами, а иногда и годами. Назвать такую скорость неожиданной сложно — в отличие от инициатив, которые вносят отдельные депутаты, эта исходит от правительства и подписана лично премьер-министром.

Нельзя исключать, что в процессе рассмотрения в документ внесут изменения. Но выглядит все так, будто решения уже приняты — например, профильный комитет никаких предложений по существу не внес».

Объясняя необходимость «специальных мер», вице-премьер Юрий Борисов говорил в Госдуме о том, что после начала войны нагрузка на российский оборонно-промышленный комплекс «существенно возросла». Однако проблем с обеспечением российской армии в Украине, по его утверждению, нет.

«Россия ведет специальную военную операцию уже четыре месяца в условиях колоссального санкционного давления. Все это время наша армия получает все необходимое, предприятия работают бесперебойно», — заявил Борисов.

В то же время он признал, что российским властям нужно «оптимизировать работу ОПК и предприятий, являющихся частью кооперационных цепочек» (он не конкретизировал, каких именно).

Закон в случае его принятия обеспечит Министерство обороны необходимыми объемами вооружений и военной техники и будет способствовать «скорейшему достижению всех целей специальной военной операции, поставленных президентом».

Российский президент Владимир Путин накануне выслушал отчет министра обороны Сергея Шойгу, из которого следовало, что российским силам удалось полностью захватить территорию Луганской области после взятия Лисичанска. Киев сдачу Лисичанска не отрицает, но заявляет, что украинским властям удалось задержать на максимально возможный срок российскую армию и заставить ее израсходовать силы и ресурсы.

«Это тактическая победа России, достигнутая огромной ценой», — прокомментировал военную ситуацию эксперт Нил Мелвин из Королевского объединенного института оборонных исследований. При этом газета New York Times, анализируя ситуацию на фронте, пишет, что многие в Украине начали сомневаться и в эффективности стратегии ВСУ, которая состоит в том, чтобы максимально измотать российскую армию в боях.