Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Беларуси с 9 августа 2020 года возбудили 11 тысяч «протестных» уголовных дел
  2. Залечь на дно в Мексике, штурмовать границу и попасть в «обезьянник» в США. Невероятная история бегства отчаянной белоруски
  3. Попытки скрыть военные преступления в Буче и «огромные потери» ВСУ. Главное из сводок штабов на 170-й день войны
  4. «Они хотят крови». В Минобороны эмоционально прокомментировали неофициальные версии инцидента на аэродроме «Зябровка»
  5. В каких белорусских водоемах не стоит купаться? Публикуем список таких мест — их уже 35
  6. В Минске ГУБОПиК задержал маму певицы Риты Дакоты. Сама артистка это не комментирует
  7. На суде по делу о «захвате власти» дал показания Роман Протасевич
  8. Лукашенко предложили поднять цены на молочку, он запретил
  9. Почему Россия потеряла так много самолетов на крымском аэродроме в Саках? Разбираемся (спойлер: дело не только в украинском оружии)
  10. Проблемы РФ с экспортом оружия и добровольческий батальон в Орловской области. Главное из сводок штабов на 169-й день войны
  11. «Авария — «это только вопрос времени». Совбез ООН провел экстренное заседание в связи с обстрелами Запорожской АЭС
  12. Сгоревший двигатель, учения, карма. Как объясняют взрывы на зябровском аэродроме в Беларуси и Украине (и что там могло произойти)
  13. «Кабинет делает ставку на силовое противостояние». Артем Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  14. Зеленский предлагает высылать всех россиян на родину. Похожее уже происходило во время Второй мировой — в лагеря попадали даже евреи
  15. Сто шестьдесят девятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  16. Белорусские грибы-убийцы. Рассказываем о пяти самых опасных, которые стоит обходить стороной
  17. Воздушные массы «черноморского происхождения» придержат жару на пару дней. Все о погоде в Беларуси в выходные
  18. От бывших соратников до новых политиков. Собрали список (очень длинный) людей, которых Зенон Позняк считает агентами спецслужб
  19. «Обращение к Мартиросяну — это как говорить со стеной с буквой Z». Экс-резидент Comedy Club Таир Мамедов о войне, Беларуси и США
  20. Головченко: Вся собственность недружественных государств в Беларуси известна, она подсчитана
  21. В Беларуси заведения закрывают после доносов пропагандистов. Рассказываем, как сложились судьбы доносчиков и их жертв в СССР
  22. Произошло возгорание. В Минобороны Беларуси прокомментировали «хлопки» на аэродроме «Зябровка»
  23. Сто семидесятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  24. Лукашенко поручил наказать литовцев за «отжим» доли в порту Клайпеды


Американский журнал Time поместил на обложку своего свежего выпуска фото супруги президента Украины Елены Зеленской. В интервью изданию украинская первая леди рассказала о том, с чем столкнулась ее семья в первые недели после российского вторжения, и о своей инициативе, призванной помочь украинцам справиться с психологическими травмами от войны.

Елена Зеленская. Фото: president.gov.ua
Елена Зеленская. Фото: president.gov.ua

По словам Зеленской, война застала их семью в президентской резиденции к югу от Киева. Елена говорит, их охрана уже несколько дней была на нервах, все говорили о возможной войне. Ее муж получал отчеты разведки о готовности войск РФ к атаке, но не верил, что это случится, и не просил жену подготовиться к эвакуации. Все же в ночь перед вторжением Зеленская сделала пометку приготовить чемодан для семьи. Но не успела. В ту ночь они с мужем последний раз на многие месяцы вперед спали в одной кровати. Утром женщину разбудили взрывы. Ее муж уже поднялся и оделся.

«Эмоционально он был как струна, натянутая до предела. Но на его лице не было ни страха, ни растерянности. Он был полностью собран, сосредоточен», — говорит Елена.

Владимир сказал ей, что началась война, пообещал позвонить позже с инструкциями и ушел. Дети проснулись и быстро поняли, что происходит. Девятилетний Кирилл слушался маму и старательно собирал свой рюкзачок: фломастеры, лего, книжку с головоломками. Его сестра, 17-летняя Саша, переписывалась с друзьями в соцсетях, выясняя ситуацию.

В какой-то момент тем утром, когда первая леди стояла у окон президентской резиденции, истребитель пронесся по небу так низко, что она грудной клеткой чувствовала вибрацию. Охранники сказали семье спуститься в подвал: был риск авиаудара.

Зеленская не хотела уезжать, говорила мужу, что дома она чувствует себя безопаснее, что не хочет бросать питомцев семьи — двух собак, кота и нервного попугая Кешу. Но вопрос не обсуждался: адрес резиденции был всем известен, оставаться было опасно. Из предупреждений западных разведок Зеленский знал: он — цель № 1 для россиян, а его семья — № 2.

Фото: instagram.com/time
Фото: instagram.com/time

Елена собрала один чемодан вещей на всю семью и заехала попрощаться с мужем в его киевский бункер. Прощание было несентиментальным. Семья даже не зашла в отдельную комнату, чтобы поговорить. Они обнялись в коридоре, обменявшись несколькими торопливыми словами, пока мимо проносились помощники. Оба старались быть спокойными, чтобы убедить детей, что причин для паники нет.

Так президент Украины и его супруга с детьми оказались разделены, как и миллионы других украинских семей. Уезжать из страны она не стала, хотя друзья на Западе и предлагали принять ее с детьми. В целях безопасности Елене приходилось регулярно менять убежища, но в бункерах она не жила. Неопределенность породила привычку максимально пользоваться удобствами в тех местах, где их принимали, говорит она, «потому что не знаешь, когда еще успеешь, и когда в следующий раз доберешься до нормального душа.

Елене пришлось оставить все свои прежние общественные проекты и работу сценариста. В первые недели семье было запрещено пользоваться своими мобильными устройствами, заходить в социальные сети — чтобы не отследили. Видеосвязь также была запрещена. Связаться с Владимиром Зеленским семья могла только по защищенной линии в заранее назначенное время. Но они смотрели его обращения к нации по телевизору каждый вечер. Детям это было важно, говорит Елена: «Они видели, что папа на работе и выглядит нормальным. В этом была какая-то стабильность».

В первые дни Зеленская держала маску оптимизма, но затем адреналин начал спадать, и ей открылась «ужасающая реальность»: российская армия под Киевом, миллионы украинцев бежали от войны, в том числе близкие друзья семьи. Елена со многими не могла связаться, узнать, живы ли они. Говорит, поняла тогда, что может их никогда не увидеть, и впервые дала волю эмоциям и заплакала.

Дети, по словам Елены, на удивление вполне нормально обошлись без телефонов. Новости смотрели по телевизору, Саша помогала матери готовить, Кирилл делал уроки и часами рисовал. Но, как заметила мать, все чаще не супергероев, как раньше, а сцены войны и разрушений. Это беспокоило Елену.

Позже им разрешили пользоваться соцсетями, и на них обрушилась волна новостей. Как и многие украинцы, Зеленская читала их ночами. Одна история особенно ее ранила: страницы из дневника 8-летнего мальчика, выжывшего в оккупированном Мариуполе, где он написал: «Умерли две мои собаки, моя бабушка Галя и мой любимый город».

Елена Зеленская на церемонии в память о детях, погибших на войне. Фото: president.gov.ua
Елена Зеленская на церемонии в память о детях, погибших на войне. Фото: president.gov.ua

Тогда Елена Зеленская осознала, насколько травмированы все украинцы, украинские дети из-за войны. В мае она прекратила скрываться и встретилась с первой леди США Джил Байден в школе в Западной Украине, превращенной в убежище для беженцев. Это появление ознаменовало ее новую роль. Зеленская запустила Национальную программу психического здоровья украинцев — инициативу, призванную сделать психологическую поддержку доступной для каждого украинца. Сейчас там приступили к обучению консультантов по травмам, созданию горячих линий по вопросам психического здоровья и привлечению иностранных экспертов для клинической поддержки.

Как отмечает Елена, по оценке Минздрава Украины, около трети населения, 15 млн украинцев, могут нуждаться в психологической помощи. Около 8 млн человек покинули дома, в основном женщины и дети. Число военнослужащих выросло втрое до 700 тысяч человек, многие из них столкнутся с посттравматическим стрессовым расстройством, ВСУ потребуется помощь в выявлении военных с ПТСР.

«Для страны будут огромные последствия, если мы останемся с посттравматическим стрессом, который не будет излечен после войны», — подчеркивает Зеленская.

При этом, признает она, украинцев будет тяжело убедить обращаться за психологической помощью, так как все, что связано со словом «психо…», в Украине стигматизировано еще с советских времен, целые поколения людей расли, самостоятельно справляясь с травмами или пряча их в себе.

Так с мая Елена Зеленская стала активным сторонником защиты Украины на международной арене. Большая часть ее работы сосредоточена на расширении возможностей организаций, специализирующихся на лечении психологических травм, и помощи им в сотрудничестве с госучреждениями. Теперь дни Зеленской заполнены выступлениями, встречами, панельными дискуссиями и интервью. Поддержку ей оказывают и коллеги — первые леди других стран.

Елена Зеленская. Фото: president.gov.ua
Елена Зеленская. Фото: president.gov.ua

А с мужем Елена по-прежнему живет раздельно. Женщина понимает, что у ее семьи мало шансов вернуться к нормальной жизни, пока бушует война. В мае семья ненадолго воссоединялась с Владимиром, и Елена вспоминает, как дети прильнули к отцу, наслаждаясь возможностью обнять его впервые за несколько месяцев. Ничего подробнее она рассказать не может — лишь то, что семья по-прежнему чаще всего видит папу лишь по телевизору.