Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  2. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  3. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  4. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  5. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  6. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  7. ГУБОПиК пришел в представительство LG в Беларуси. Силовики назвали его «экстремистской суполкой»
  8. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  9. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  10. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  11. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  12. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  13. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  14. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом


Большинство российских вузов на этой неделе закончили прием документов от абитуриентов. Для детей участников военных действий РФ в Украине в этом году была выделена квота в 10% бюджетных мест в каждом вузе по каждой специальности, такие выпускники поступают в упрощенном порядке. Обычно российские вузы публикуют списки всех абитуриентов, подавших документы. Но «дети войны» в списках этого года засекречены, пишет «Коммерсант».

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Льготы при поступлении для детей участников «спецоперации» в Украине были установлены указом Владимира Путина в мае. Так, дети военных и госслужащих, погибших или пострадавших в ходе войны, зачисляются в вузы без экзаменов, за исключением творческих специальностей. Льготу имеют и дети остальных бойцов, воюющих в Украине, но их зачисляют в рамках квоты по результатам испытаний, форму которых определяет вуз, например по результатам ЕГЭ.

«Коммерсант» изучил списки абитуриентов, опубликованные на сайтах вузов. Как правило, в них указываются либо ФИО, либо личные страховые номера (СНИЛС), по которым также можно идентифицировать человека, и баллы каждого поступающего. Как оказалось, данные абитуриентов, подавших документы по «военной» квоте, в этих списках засекречены. Вместо фамилий там указаны присвоенные им специальные номера, по которым невозможно выяснить личность человека.

Собеседники «Коммерсанта» в университетах пояснили, что «уникальный код» для таких детей — это требование Минобрнауки, но причинами такой меры они не интересовались, а само ведомство отказалось объяснять их изданию. В одной из приемных комиссий предположили, что если публиковать списки таких детей открыто, это позволить установить личности их родителей, которые сейчас участвуют в войне в Украине.

Кроме того, юристы напомнили изданию, что с 2021 года в России установлено понятие «служебной тайны в области обороны». Минобороны может признать такой тайной любую информацию, которая находится в плоскости его интересов, но не является военной тайной, и доступ к этим сведениям будет ограничен.

К слову, хотя прием документов почти завершен, ни в одном из вузов 10-процентную квоту для «спецоперационных» детей не выбрали — абитуриентов, которые решили поступать в специальном порядке, в разы меньше, чем выделенных им бюджетных мест. Всего по стране таких мест 43,5 тысяч. В МГУ, например, было выделено 408 мест, а подали документы лишь 146 человек, в Уральском федеральном университете на 653 места подали документы лишь 39 человек, в Нижегородском государственном технологическом университете на 250 мест — 10 человек. Причем в большинстве случаев это абитуриенты с неплохими баллами, которые поступили бы на бюджет и в обычном порядке. Заявок от детей военных, погибших в ходе войны, практически нет.