Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Власть изымает недвижимость беларусов, но те, кто поучаствует в процессе, сами могут остаться без жилья. Вспоминаем опыт соседних стран
  2. Нацбанк озадачен, что может не удержать рубль, и предупреждал, что, возможно, запустит печатный станок. Что это такое и чем грозит
  3. В Украине отложили выборы из-за войны — теперь пропаганда РФ пытается подорвать легитимность Зеленского. Эксперты рассказали, как именно
  4. Золотова отказывала Захарову, а Зиссер — директору МТС. Бывшие журналисты и редакторы — о силе TUT.BY
  5. «Его охраной занимаются все силовые подразделения Беларуси». Поговорили с офицером, который обеспечивал безопасность Лукашенко
  6. С июля вам могут перестать выдавать пенсию и пособия на детей, если не совершите одно действие
  7. «Список из 200 человек». Силовики приходят в квартиры уехавших из страны беларусов — что они говорят
  8. На рынке труда — новый антирекорд. Дефицит кадров нарастает такими темпами, что о проблеме говорит даже Лукашенко
  9. Находящаяся в розыске в Беларуси Анжелика Агурбаш объявила о новом этапе творчества и возмутила российских пропагандистов
  10. «Опечатано. КГБ». В Витебске сотрудники КГБ со спасателями пришли в квартиру журналиста-фрилансера, который уехал из страны
  11. Посольство Беларуси в Эстонии приостановило работу консульской службы
  12. У Лукашенко новый слоган, который он постоянно повторяет. Вот как пропаганда раскручивает его слова и что было раньше в репертуаре
  13. Одна из крупнейших сетей дискаунтеров бытовой химии и косметики в Беларуси ликвидирует свои юрлица
  14. ПМЖ за 3 года, а не за 5, усиление санкций и очереди на границе. Интервью «Зеркала» с главой Европарламента Робертой Метсолой


Пять членов президентского совета по правам человека (СПЧ) обратились в главную военную прокуратуру России и к омбудсмену РФ Татьяне Москальковой из-за нарушений прав российских военнослужащих, которые участвовали в боевых действиях в Украине, но в июле подали рапорты об отказе от военной службы. В письме говорится, что их «незаконно удерживает командование». По данным правозащитников, некоторых отказников принудительно или под давлением возвращают на фронт, пишет Русская служба BBC.

Конвой российских военных в Мариуполе, Украина, 16 мая 2022 годаФото: Reuters
Конвой российских военных в Мариуполе, Украина, 16 мая 2022 годаФото: Reuters

Письмо подписали глава комиссии СПЧ по политическим правам журналист Николай Сванидзе, профессор Александр Асмолов, глава информационно-аналитического центра «Сова» (внесен в реестр «иностранных агентов») Александр Верховский, ответственный секретарь Правозащитного совета Петербурга Наталия Евдокимова и кинорежиссер Александр Сокуров.

Члены СПЧ цитируют в обращении (копия есть у BBC) письма шести женщин — о том, что их воевавших в Украине родных, которые написали рапорты о досрочном расторжении контрактов и отказе продолжать военную службу, незаконно удерживают в Луганской области. Одна из них сообщает, что ее 22-летний муж удерживается в Попасной. Там же, по словам другой женщины, находится и ее сын (возраст не указан).

Матери еще двух солдат — 2000 и 2001 года рождения — сообщают, что сыновей предположительно удерживают в Алчевске, либо в Стаханове (Кадиевке), либо в Красном луче. В Красном луче находится, по данным третьей заявительницы, и ее 19-летний сын.

Самый старший по возрасту военный — 1998 года рождения — по словам его жены, «удерживается на передовой в Светлодарском округе».

Как рассказала BBC Наталия Евдокимова, она как член СПЧ получила эти письма и разослала их членам совета. По словам Евдокимовой, в письмах указаны имена 20 военнослужащих, а всего, по данным родственников, в разных местах удерживают около 100 отказников.

«Они решили расторгнуть контракт, написали рапорты. В результате их посадили — кого-то в подвалы, кого-то в СИЗО, а кого-то в ямы», — цитирует она обращения.

Что известно об удержании «отказников»

Об обращениях родственников военнослужащих в другие правозащитные организации рассказал BBC и директор правозащитной группы «Гражданин. Армия. Право» Сергей Кривенко.

Таких обращений гораздо больше, чем указано в письме СПЧ, говорит Кривенко. По его словам, весной таких же отказников тоже пытались запугать, но в итоге все же отправляли по месту постоянной дислокации их частей в Россию и расторгали с ними контракты. Такие случаи известны BBC, о них сообщали и другие СМИ.

Но в начале июля появились обращения о «более жестких событиях» в отношении отказников, подтвердил Кривенко.

Обращения, по его словам, поступают правозащитникам с указанием имен и номеров военных частей. С некоторыми из адресатов правозащитникам удалось связаться и подтвердить, что они отправляли эти письма. BBC связалась с мамой одного из удерживаемых солдат, но она отказалась обсуждать историю своего сына, заявив: «Все, что мы говорим, оборачивается против наших сыновей, и их условия становятся еще хуже».

В частности, сестра контрактника, по словам Кривенко, рассказала, что после трех месяцев участия в боевых действиях ее брат и его сослуживцы в последние недели выживали без еды и воды. В итоге они сами дошли до Крыма и подали в военную прокуратуру рапорты о расторжении контрактов. Им сказали, что отвезут в часть по месту дислокации. Но прилетел вертолет и отвез их в Луганскую область. Аналогичную историю рассказали правозащитникам и другие люди — их родственников в марте отправили в Украину.

7 июля они написали рапорты на отказ участвовать в боевых действиях. Рапорт принял офицер Степанов Павел Валерьевич. В итоге их удерживали в Брянке. Охраняли их военные ЛНР. 11 июля к ним приезжал другой офицер в звании полковника и пугал их, что их отправят в СИЗО. По словам родственников, до которых удалось дозвониться некоторым военнослужащим, удерживали отказников в казарме, оказывая психологическое давление, часть людей подвергали физическому насилию, некоторых увезли в неизвеcтном направлении.

Некоторые отказники после таких бесед под давлением подписали согласие на продолжение боевых действий, рассказывает Кривенко.

Те, кому удалось связаться с родственниками, говорили, что они морально подавлены — оказались после трех месяцев ожесточенных боев под стражей и издевательствами, говорит он.

В ночь на 24 июля их, по его словам, вывезли под охраной в Алчевск, Стаханов и Красный луч. Некоторых из них поместили в бывшей тюрьме Красного луча. Под обращением родственников по этому поводу к правозащитникам стоит более 30 подписей.

О том, что в колонии N 19 в Красном луче удерживают как минимум 14 отказавшихся воевать в Украине отказников, рассказывало 26 июля издание «Верстка». В материале говорилось, что ранее их удерживали несколько недель в «специальном центре» для «отказников» в городе Брянка. «Верстка» приводила список 14 военных в возрасте от 20 до 33 лет. По данным издания, родители некоторых из них подали заявления в военную прокуратуру о незаконном удержании их детей. Но в ведомстве отрицали нахождение военнослужащих в исправительной колонии в Красном Луче.

Кривенко говорит, что по данным родных военнослужащих, десятки отказников первоначально были сконцентрированы в Луганске, где их в том числе держали в ямах — охраняли их предположительно сотрудники частной военной компании. «Незаконное удержание, арест военнослужащих — это преступление, такое возможно только по решению суда», — говорит Кривенко.

Часть родителей, чьи дети вышли в итоге на связь, сейчас туда поехали и пытаются вытащить детей, как было в Чеченскую войну, рассказал он.

Евдокимова говорит, что сейчас отказников, об удержании которых сообщали родственники, по их данным, группами переводят без их согласия в 57-ю бригаду, которая воюет в Украине. Одному из отказников, по ее словам, удалось сбежать, он уже написал заявление в ростовскую военную прокуратуру, и сейчас ему помогают адвокаты и родители других отказников.

«Десятки военнослужащих незаконно подверглись изоляции»

Совет российских правозащитников (неформальное объединение без юрлица) 29 июля опубликовал открытое обращение к руководству минобороны, Главной военной прокуратуры, Следственного комитета России и уполномоченного по правам человека в РФ «в связи с нарушением прав военнослужащих».

В документе говорится, что по закону при досрочном расторжении контракта о прохождении военной службы по инициативе военнослужащего, он «подаёт рапорт своему непосредственному командиру, сдаёт оружие, бронежилет, каску. Командир направляет военнослужащего, подавшего рапорт о расторжении контракта, в пункты постоянной дислокации воинских частей на территории России для рассмотрения его рапорта».

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Однако военнослужащие и их родственники сообщают о фактах оказания на военнослужащих психологического давления и случаях нанесения побоев. «Десятки военнослужащих незаконно подверглись изоляции (лишения свободы), многие помещены в незаконные места лишения свободы на территории Луганской области, например, в следственный изолятор в Брянке», — говорится в открытом письме.

Его также направили в СПЧ, рассчитывая на ресурс официальных правозащитников.

Как отреагировали члены СПЧ

После внутреннего обсуждения в СПЧ обращений родственников отказников, отреагировать на ситуацию решили всего пятеро членов совета при Владимире Путине — Асмолов, Верховский, Евдокимова, Сванидзе и Сокуров. Как говорится в их письме в Генеральную военную прокуратуру и к уполномоченному по правам человека РФ Татьяне Москальковой, военнослужащие требуют, чтобы у них приняли уже поданные рапорты об отказе от военной службы, а их самих отправили в пункты постоянной дислокации воинских частей на территории России для рассмотрения этих рапортов. Такой порядок действий предусмотрен законом, подчеркивают правозащитники.

Однако, по их словам, военное командование отказывается от принятия и рассмотрения рапортов военнослужащих.

«Военнослужащие и их родственники сообщают о фактах оказания на военнослужащих психологического давления и избиения. Десятки военнослужащих незаконно подверглись изоляции (лишения свободы), многие помещены в незаконные места лишения свободы на территории Луганской области», — пишут члены СПЧ.

Полученные данные, по их мнению, свидетельствуют о совершении в отношении военнослужащих преступлений — «незаконном лишении свободы, пытках и бесчеловечном обращении».

Члены СПЧ также напоминают, что по российским законам у командиров нет полномочий привлекать военнослужащих к ответственности за отказ от участия в специальной военной операции. Рапорты о досрочном увольнении с военной службы по контракту должны быть рассмотрены и по ним должно быть принято решение в установленном порядке, пишут правозащитники. Привлекать военнослужащих к ответственности за отказ от выполнения приказа и участия в военной операции и помещать их в места принудительного содержания может только военный суд, говорится в письме.

Члены СПЧ отмечают, что по ст. 5 закона «О статусе военнослужащих» военнослужащие находятся под защитой государства. Они просят Главное военно-следственное управление Следственного комитета России срочно проверить изложенную ими информацию, и, в случае ее подтверждения, обеспечить защиту потерпевших военнослужащих и направить их в пункт постоянной дислокации воинских частей на территории России. Также правозащитники просят возбудить уголовные дела и расследовать совершенные в отношении военнослужащих преступления.

Сергей Кривенко считает, что военная прокуратура и Следственный комитет должны отреагировать на то, что российское военное командование фактически взяло в плен российских военнослужащих, незаконно удерживает десятки тех, кто хочет подать рапорты о расторжении контракта, оказывает физическое и психологическое давление, заставляя вернуться на передовую.

По словам Кривенко, военнослужащих, подавших рапорты о расторжении контракта, в соответствии со всеми нормативными документами должны привезти в пункты постоянной дислокации воинских частей на территории России и там проводить разбирательство об их нежелании продолжать военную службу в рамках российских законов, а не в тюрьмах «ЛНР».

BBC направила запросы в минобороны и в пресс-службу уполномоченного по правам человека РФ Татьяны Москальковой и ждет ответа.