Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Пришла пора сказать правду». Исполнительный директор фонда спортивной солидарности озвучил свою версию ухода Герасимени из БФСС
  2. Меняются правила подачи документов на польский шенген
  3. Лукашенко передумал возрождать неперспективные деревни. Хотя не так давно призывал белорусов в них вкладываться
  4. Российские войска на Купянско-Лиманском направлении переходят от атак к обороне, самоцензура среди военных блогеров. Главное из сводок
  5. Почему закручивание гаек в Беларуси не приводит к бунтам и восстанию элит? Рассуждает бывший дипломат
  6. «Белорусскую столицу можно было сравнить с Вильнюсом и Львовом». Как и почему Минск после войны перестроили до неузнаваемости
  7. «Чиновники Лукашенко смотрят в будущее и видят юридическую ответственность». Подоляк о главе МИД Беларуси и скандале с Арестовичем
  8. Кремль готов и дальше задействовать «вагнеровцев» в войне. Рассказываем главное из сводок штабов на 584-й день войны
  9. Приезжайте за документами сами. «Консульский» указ Лукашенко начал действовать в учебных заведениях
  10. В Беларуси нашлась вторая база «тунеядцев». Ее создали для уехавших из страны, данные сливают пограничники
  11. Белорусы стали ресурсом, который очень нужен Лукашенко. Мнение о том, почему власти в последнее время приняли столько жестоких решений
  12. Немного похолодает, возможны дожди. Прогноз погоды на неделю с 2 по 8 октября
  13. «Отец был видным бизнесменом, его убийство — сигнал другим быть лояльными». Большое интервью с дочкой пропавшего Анатолия Красовского
  14. Для работников одной из самых «печальных» профессий ввели ограничения по бонусам (а то некоторые требовали миллионы за работу)


Австралийский генерал в отставке и стратегический аналитик Мик Райан опубликовал в твиттере серию постов, посвященных украинской стратегии в войне с Россией. Еще в мае этот же эксперт разбирал действия ВСУ и называл их «мастерами войны XXI века». Сейчас же Райан собрал все, что известно о действиях Украины на фронте, и интерпретировал сведения в рамках единого подхода, который назвал «стратегией коррозии». Публикуем пересказ того, о чем написал аналитик.

Фото: Reuters
Украинский военнослужащий проверяет район после стрельбы из буксируемой гаубицы FH-70 на линии фронта на Донбассе, 18 июля 2022 года. Фото: Reuters

Кто такой Мик Райан?

Райан — отставной австралийский военный, в феврале этого года он перешел в запас в звании генерал-майора после 35-летней службы. Командовал рядом крупных подразделений австралийской армии, получил Орден Австралии за руководство первой австралийской оперативной группой в Афганистане.

Еще во время службы военачальник стал известен как военный исследователь и аналитик. Будучи выпускником американского университета Джона Хопкинса и Школы продвинутых боевых действий университета морской пехоты США, Райан в 2018 году возглавил Австралийский оборонный колледж в Канберре — главное заведение этой страны по подготовке офицеров. В 2021 году преподавал в Институте современной войны Военной академии США в Вест-Пойнте, сейчас выступает экспертом Центра стратегических и международных исследований (CSIS) — одного из крупнейших и наиболее авторитетных американских аналитических центров. «Убежденный сторонник профессионального образования и обучения на протяжении всей жизни», — сказано в описании его профиля на сайте CSIS.

В феврале 2022-го был опубликован большой труд Мика Райана — книга «Трансформированная война: будущее противостояния и конфликтов великих держав в XXI веке». Работа получила высокие оценки критиков и читателей.

Что такое «стратегия коррозии»?

«Нам важно изучить стратегию украинских военных и то, как они воюют, — пишет Райан. — Они предлагают важные идеи для модернизации западных вооруженных сил, многие из которых погрязли в интеллектуальных зыбучих песках времен холодной войны и доктрин COIN (методов контрпартизанской борьбы, которые, в частности, применялись США во время войн во Вьетнаме, Ираке и других регионах. — Прим. ред.). Во время вторжения российские военные были вынуждены постоянно переоценивать свои стратегические цели. Россия уменьшила масштаб своих политических целей в Украине и способов их достижения именно потому, что украинцы успешно сражались и подрывали российскую стратегию. С одной стороны, политические цели определяют то, как ведется война, но и итоги сражений точно так же влияют на политические цели. Успехам Украины способствовала удачная стратегия, реализованная с вдохновением и дисциплиной».

Что же это за стратегия? Райан называет ее «стратегией коррозии» — простым, по его мнению, подходом, разделенным на четыре направления. Цель каждого из них — постепенно разрушить способность России сражаться в Украине по одному из аспектов: физическому, моральному, интеллектуальному или в информационной среде. «Стратегия коррозии», по словам эксперта, предполагает атаки Украины на россиян там, где они слабы, чтобы задержать и расстроить боевые силы РФ. Подход выходит за рамки стандартной тактики и боевых операций, его главная цель — разрушить российскую военную стратегию целиком.

«Британский военный историк и теоретик Бэзил Лиддел Гарт описал это как непрямой подход. Он считал, что „результаты в [такой] войне редко достигались, если только подход не был настолько косвенным, что противник становился неготов противодействовать ему“. Украинцы приняли этот совет серьезно. Они атаковали самые слабые системы поддержки армии в полевых условиях: сети коммуникаций, пути тылового снабжения, тылы, артиллерию и старших командиров на их командных пунктах», — пишет Райан.

В пример аналитик проводит бои за Киев и Харьков: по его мнению, украинцы смогли победить россиян, потому что им удалось проникнуть в тыл армии РФ и уничтожить часть их материально-технической поддержки. По его мнению, это имело не только тактический эффект, но и оказало значительное влияние на боевой дух россиян, оказывавшихся без самых необходимых средств для наступления. Тем самым ВСУ «разъедали» северную группировку РФ физически и морально изнутри и форсировали ее «изгнание из Украины».

Семья фотографируется на фоне уничтоженного российского танка в окрестностях Киева. Фото: Reuters
Семья фотографируется на фоне уничтоженного российского танка в окрестностях Киева. Фото: Reuters

«Однако украинцы добились меньшего успеха с этим подходом на Донбассе. Из-за выравнивания линии фронта и сосредоточения большой части российских наступательных сил [в одном месте] украинцы были втянуты там в бой на истощение на многие недели, — объясняет причины отступления ВСУ на востоке эксперт. — Это способ ведения войны, который предпочитают россияне и которого украинцы предпочли бы избежать. Это была тяжелая и разрушительная битва, в которой многие жизни были потеряны с обеих сторон ради незначительных тактических успехов россиян».

HIMARS — незаменимая помощь?

«Появление на фронте [американских реактивных систем залпового огня] HIMARS изменило эту динамику, — считает Райан, имея в виду безуспешную оборону ВСУ Донбасса. — Это позволило украинцам перестроить свои оборонительные операции на востоке и адаптироваться к атакам российской силы (прежде всего, артиллерии), нанося удары по ее складам боеприпасов. Украинцы повторно применяют тактику, которую они так успешно использовали в начале войны. Это украинские „удары вглубь“, неотъемлемая часть их стратегии коррозии».

Еще одной ключевой целью для ракет, наряду со складами боеприпасов для российской артиллерии, Райан называет узлы управления и контроля, или, другими словами, командные пункты с высшими российскими командирами. Возможность быстро нацеливаться на них и использовать HIMARS для нанесения максимального разрушения жизненно важна для ВСУ, считает он. Потому что, помимо физического, таким образом происходит и психологическое воздействие. Ликвидация штаба также означает ликвидацию важных узлов координации, нарушая единство и координацию российских сил. Потери среди солдат РФ еще больше ухудшают их боевой дух и сплоченность.

«Моральный дух России подрывается из-за поражений на полях сражений на юге, снижения доступности артиллерии и уничтожения складов снабжения (подтверждения этому есть в социальных сетях), — считает австралиец. — Украинские новшества, такие, как применение доступных коммерческих дронов для сбрасывания гранат на позиции РФ, тоже сказываются. Использование социальных сетей, в которых демонстрируются недостатки армии России, усилило эту моральную коррозию. Падение морального духа привело к снижению боевой дисциплины, дезертирству русских, бегству на поле боя и, что ужасно, частым военным преступлениям».

Колонна техники Вооруженных Сил России под Донецком, Украина, 13 мая 2022 года. Фото: Reuters
Колонна техники Вооруженных сил России под Донецком, Украина, 13 мая 2022 года. Фото: Reuters

Выше мы упоминали один из аспектов «стратегии коррозии» — интеллектуальный. Что же это такое? Из-за ряда предыдущих неудач россияне пытаются добиться хоть каких-то побед, считает Райан. А поэтому они зачастую идут на более высокие оперативные и тактические риски в своих операциях, не задумываясь о последствиях.

«В более широком смысле россияне вынуждены формировать добровольческие батальоны, которые не будут так хорошо оснащены или обучены, не будут иметь такой высокий уровень командования, как российские войска, вступившие в Украину в феврале. Это разъедает российские вооруженные силы и их способность поддерживать операции в долгосрочной перспективе», — считает эксперт.

И какой прогноз?

«Украинская последовательность в реализации своей „стратегии коррозии“ теперь приводит к тому, что российская армия находится под давлением, не имея достаточных подкреплений, чтобы заменить все более истощенные силы, которые подвергаются физическим и психологическим атакам, — оценивает нынешнюю ситуацию Мик Райан. — В стратегическом же плане украинцы подрывают международное положение России своими операциями глобального влияния. И они заручились стратегическими обязательствами ЕС и НАТО».

По словам Райана, Украина в основном отказалась воевать так, как хотела бы этого Россия. Она разработала и внедрила свою собственную военную стратегию и смогла ее реализовать.

«Разъедая российскую армию физически, морально и интеллектуально, украинцы развили военное искусство. Так выглядит война XXI века. Украинцы оказались в этом мастерами», — подводит черту эксперт.