Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Обращение к Мартиросяну — это как говорить со стеной с буквой Z». Экс-резидент Comedy Club Таир Мамедов о войне, Беларуси и США
  2. Сгоревший двигатель, учения, карма. Как объясняют взрывы на зябровском аэродроме в Беларуси и Украине (и что там могло произойти)
  3. Залечь на дно в Мексике, штурмовать границу и попасть в «обезьянник» в США. Невероятная история бегства отчаянной белоруски
  4. Лукашенко предложили поднять цены на молочку, он запретил
  5. Головченко: Вся собственность недружественных государств в Беларуси известна, она подсчитана
  6. На суде по делу о «захвате власти» дал показания Роман Протасевич
  7. Сто шестьдесят девятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  8. От бывших соратников до новых политиков. Собрали список (очень длинный) людей, которых Зенон Позняк считает агентами спецслужб
  9. Проблемы РФ с экспортом оружия и добровольческий батальон в Орловской области. Главное из сводок штабов на 169-й день войны
  10. «Кабинет делает ставку на силовое противостояние». Артем Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  11. Почему Россия потеряла так много самолетов на крымском аэродроме в Саках? Разбираемся (спойлер: дело не только в украинском оружии)
  12. Произошло возгорание. В Минобороны Беларуси прокомментировали «хлопки» на аэродроме «Зябровка»
  13. Белорусские грибы-убийцы. Рассказываем о пяти самых опасных, которые стоит обходить стороной
  14. В Беларуси с 9 августа 2020 года возбудили 11 тысяч «протестных» уголовных дел
  15. В каких белорусских водоемах не стоит купаться? Публикуем список таких мест — их уже 35
  16. В Минске ГУБОПиК задержал маму певицы Риты Дакоты. Сама артистка это не комментирует
  17. Лукашенко поручил наказать литовцев за «отжим» доли в порту Клайпеды
  18. Сто семидесятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  19. «Авария — «это только вопрос времени». Совбез ООН провел экстренное заседание в связи с обстрелами Запорожской АЭС
  20. Попытки скрыть военные преступления в Буче и «огромные потери» ВСУ. Главное из сводок штабов на 170-й день войны
  21. В Беларуси заведения закрывают после доносов пропагандистов. Рассказываем, как сложились судьбы доносчиков и их жертв в СССР
  22. Воздушные массы «черноморского происхождения» придержат жару на пару дней. Все о погоде в Беларуси в выходные
  23. «Они хотят крови». В Минобороны эмоционально прокомментировали неофициальные версии инцидента на аэродроме «Зябровка»
  24. Зеленский предлагает высылать всех россиян на родину. Похожее уже происходило во время Второй мировой — в лагеря попадали даже евреи


После визита спикера палаты представителей американского Конгресса Нэнси Пелоси на Тайвань отношения США и Китая входят в стадию серьезного кризиса. Об этом открыто говорит МИД КНР, который в своем заявлении назвал случившееся «провокацией» и отметил, что страна «примет все необходимые меры для решительной защиты национального суверенитета и территориальной целостности». Начало уже положено — вокруг острова начинаются масштабные учения Народно-освободительной армии Китая (НОАК). Можно уверенно сказать, что отношения между Вашингтоном и Пекином входят в кризис, которого не было десятки лет. Удивительно, но несмотря на огромные различия в общественном устройстве стран, отношения между США и Китаем в определенные периоды бывали весьма дружественными. Более того, нынешние успехи КНР в экономике во многом были обеспечены самими Соединенными Штатами. Рассказываем, как развивались отношения двух стран и в какой момент что-то пошло не так.

Встреча спикера палаты представителей Конгресса США Нэнси Пэлоси и президента Китайской Республики Цай Инвэнь на Тайване, 3 августа 2022 года. Фото: Reuters
Встреча спикера палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси (слева) и президента Китайской Республики Цай Инвэнь на Тайване, 3 августа 2022 года. Фото: Reuters

Непризнание и «пинг-понговая дипломатия»

Китайская Народная Республика была образована в 1949 году после победы коммунистов в многолетней гражданской войне. Их главные соперники из партии Гоминьдан оказались изгнаны на остров Тайвань примерно в 150 км к востоку от материка, где сохранялась власть их собственной Китайской Республики (КР). Опасаясь растущего мирового влияния коммунистов после Второй мировой войны, США не дали КНР захватить остров и установить контроль над всей территории страны. Они ввели в пролив, отделяющий его от материка, свой флот, а также разместили там военный контингент. Так появился Тайвань и связанная с ним тайваньская проблема. Подробнее обо всех этих событиях мы рассказывали в отдельном тексте.

Вполне естественно, что отношения между США и Китаем после этого были далеки от дружеских. КНР была сателлитом СССР и, кроме того, активно вмешивалась в конфликты в азиатском регионе на стороне противников Штатов. Так, во время Корейской войны Пекин открыто поддержал местных коммунистов и воевал на их стороне, а во время войны во Вьетнаме помогал Северному Вьетнаму, хоть сама НОАК не вступала в сражения с Вашингтоном и его союзниками. В свою очередь США отказывались признавать коммунистов законной властью Китая и поддерживали Китайскую Республику на Тайване. Много лет подряд Штаты голосовали против передачи КНР места КР в ООН, и власти небольшого острова до начала 1970-х продолжали представлять интересы огромной страны на мировой арене, а также в Совбезе ООН.

Все изменили два ключевых события, точнее — две смерти. В 1953 году скончался руководитель СССР Иосиф Сталин. Вскоре после этого в Советском Союзе началась политика развенчания «культа личности» и некоторая демократизация общественной жизни, вошедшая в историю как «хрущевская оттепель». В Китае такие изменения в политике Москвы восприняли холодно. Местные коммунисты считали путь Никиты Хрущева и его сторонников ошибочным и открыто критиковали их. Это привело к ухудшению в отношениях между странами, а в 1969 году дошло даже до прямых вооруженных столкновений на китайско-советской границе (в конфликте на острове Даманский погибли от нескольких десятков до нескольких сотен человек с каждой стороны). Китай больше не хотел мириться с ролью советского сателлита и планировал сам претендовать на мировое лидерство среди коммунистов.

Мао Цзэдун. Фото: sarbaharapath.com
Мао Цзэдун. Фото: sarbaharapath.com

А в 1976 году после двух инфарктов умер лидер КНР Мао Цзэдун. Из начавшейся после этого внутрипартийной схватки за власть победителями неожиданно вышли представители «прагматического» крыла во главе с Дэн Сяопином и Чжоу Эньлаем. Бывшие соратники Мао из группировки «левых радикалов», включая его последнюю жену Цзян Цин, оказались в тюрьме. Новые китайские власти также взяли курс на некоторую либерализацию, но обратного сближения с СССР не случилось: пути двух коммунистических моделей к тому времени уже окончательно разошлись.

Зато новые китайские власти куда больше импонировали США. Во-первых, КНР уже не была безоговорочным союзником Москвы в холодной войне. Во-вторых, власти Пекина декларировали желание провести реформы и ослабить репрессии внутри страны, что давало Вашингтону моральное право перед избирателями на сотрудничество с китайским режимом.

Первые контакты произошли еще при жизни Мао Цзэдуна — в 1969 году новый президент США Ричард Никсон в своей инаугурационной речи озвучил желание сотрудничать со всеми странами. По указанию руководителя КПК выступление было опубликовано в главной партийной газете «Жэньминь жибао». В 1971 году в Китай пригласили сборную США по настольному теннису, участвовавшую тогда в чемпионате мира в Японии. Те совершили недельный визит, который стал первым приездом американской официальной делегации в КНР. На следующий год уже китайская сборная поехала с аналогичным визитом в Соединенные Штаты. В прессе поездки окрестили «пинг-понговой дипломатией».

Статус визитов вскоре вырос. В 1972 году в КНР впервые в истории приехал сам американский президент — Никсон, который встретился с Мао и Чжоу Эньлаем. В совместном заявлении после встречи проблема Тайваня была названа основной в двусторонних отношениях, но США при этом заявили, что поддерживают принцип «одного Китая» и выступают за единство страны (этот вопрос для КНР был принципиальным — вариант с «двумя Китаями» или «Китаем и Тайванем» их не устраивал). В государствах также появились диппредставительства на уровне спецпосланников, начавшие работу в 1973 году (кстати, в 1974-м на должность специального посланника в КНР заступил будущий президент США — Джордж Буш-старший). Важно и то, что сближение с Китаем находило поддержку в американском обществе — результаты поездки Никсона положительно оценивали почти три четверти американцев.

Президент США Ричард Никсон чокается с Чжоу Эньлаем во время визита в КНР в 1972 году. Фото: Richard Nixon Presidential Library and Museum, commons.wikimedia.org
Президент США Ричард Никсон чокается с Чжоу Эньлаем во время визита в КНР в 1972 году. Фото: Richard Nixon Presidential Library and Museum, commons.wikimedia.org

С приходом к власти Дэн Сяопина в отношениях наметился настоящий прорыв. На излете 1978 года стороны издали коммюнике об установлении дипломатических отношений. 1 января 1979-го США официально признали КНР (без всяких территориальных исключений, в том числе и по вопросу Тайваня), и почти сразу после этого Сяопин прилетел в США на встречу с президентом Джимми Картером.

То, насколько страны сблизились к тому моменту, стало очевидно после ввода советских войск в Афганистан в декабре 1979-го. Произошло то, что раньше было просто невозможно представить: КНР не только не поддержала интервенцию СССР (напомним, одной из фактических целей операции была поддержка местного коммунистического правительства), но и расценила действия Москвы как агрессию против независимого государства. Китай, как и большинство западных стран, присоединился к бойкоту Олимпийских игр в Москве в 1980 году. О единстве в коммунистическом лагере больше не шло и речи.

А в 1982 году правительства США и КНР выпустили очередное совместное коммюнике, в котором США брали на себя обязательство постепенно уменьшить продажи вооружения Тайваню. Страны если не становились союзниками, то врагами уже точно никак не были.

Лидер КНР Дэн Сяопин (слева) и президент США Джимми Картер, 1979 год. Фото: Schumacher, Karl H., commons.wikimedia.org
Лидер КНР Дэн Сяопин (слева) и президент США Джимми Картер, 1979 год. Фото: Schumacher, Karl H., commons.wikimedia.org

Сотрудничество и «китайское экономическое чудо»

Но главные плюсы от сотрудничества с США Пекин начал получать не в политической плоскости, а в экономической. Еще в 1979 году, во время визита Дэн Сяопина в Штаты, были подписаны двустороннее документы о научно-техническом сотрудничестве и культурное соглашение. Чуть позже в том же году правительства КНР и США в Пекине подписали соглашение о торговле, предусматривающее взаимное предоставление режима наибольшего благоприятствования в торговле — то есть, согласились торговать и работать друг с другом на тех же условиях, что и с любыми другими третьими странами.

Это сразу же начало давать результат. Так, если в 1978 году товарооборот между КНР и США составил $ 1,1 млрд, то в 1984-м — уже $ 7 млрд. Кроме того, Китай получил доступ к ряду американских военных технологий, закупил вертолеты S-70, противотанковые ракетные комплексы, торпеды и навигационное оборудование. Также Китаю был предоставлен доступ к некоторым американским разведывательным данным о советской военной инфраструктуре.

Важно понимать, что на момент прихода к власти в Китае «прагматиков» страна находилась в глубоком и многолетнем экономическом кризисе, который сопровождался постоянными социальными потрясениями из-за экспериментов Мао Цзэдуна. В 1950-е тот затеял кампанию «большого скачка» — своеобразный аналог советской индустриализации в 1929—1941 годах. Целью было резко нарастить промышленное производство. Однако кампания провалилась и привела к голоду 1959−1961 годов, жертвами которого стали, по разным оценкам, от 10 до 40 миллионов китайцев. А в 1960-е Мао провел знаменитую «культурную революцию», обернувшуюся массовыми репрессиями и убийствами не только в рядах компартии Китая, но и среди гражданских.

Си Чжунсюнь, отец нынешнего председателя КНР Си Цзиньпина, во время «культурной революции» в 1967 году. Надпись на груди — «антипартийный элемент СИ ЧЖУНСЮНЬ». Фото: i.ntdtv.com, commons.wikimedia.org
Си Чжунсюнь, отец нынешнего председателя КНР Си Цзиньпина, во время «культурной революции» в 1967 году. Надпись на груди мужчины — «антипартийный элемент СИ ЧЖУНСЮНЬ». Фото: i.ntdtv.com, commons.wikimedia.org

В итоге к началу 1970-х КНР подошла в ужасном состоянии. ВВП огромной и густонаселенной страны составлял менее 100 миллиардов долларов. Это было в четыре с лишним раза меньше, чем у не самого экономически эффективного СССР, в десять с лишним раз меньше, чем у США. Сравнимой с КНР по масштабам экономики страной была Италия. Большинство жителей существовали в крайней бедности, в 1978 году в абсолютной нищете жили 200−270 миллионов китайцев (примерно четверть населения).

Но реформы Дэн Сяопина и его команды, а также поддержка Запада начали быстро давать эффект. В стране освободили крестьян, разрешив им работать на себя, а не только на коммуны. В КНР дали возможность инвестировать иностранцам — это привлекло на ее рынок американские компании, искавшие дешевую рабочую силу. К концу 1980-х в КНР начался заметный и устойчивый рост ВВП. В 1980-е в США обучались около 70 тысяч китайских студентов, многие из которых вернулись домой и начали внедрять рыночные принципы в экономике КНР. При президенте Рональде Рейгане американские компании даже получили разрешение на строительство в КНР атомных электростанций.

Безоблачным сотрудничество, конечно, не было. Серьезный кризис случился в 1989 году. Тогда после смерти еще одного представителя «прагматиков» — Ху Яобана, который представлял еще более либеральное крыло, чем сам Сяопин, — на центральной пекинской площади Таньанмэнь началось стихийное прощание с партийным деятелем, постепенно переросшее в студенческие акции протеста. Те требовали политических свобод и ускорения реформ по примеру СССР. Однако после полутора месяцев противостояния протесты были подавлены с применением армии и бронетехники, погибли от 241 (официальная версия) до нескольких тысяч человек. Еще 8 были приговорены к смертной казни. Кстати, два года спустя на площадь, чтобы почтить память погибших, пришли три американских конгрессмена, находившихся в КНР с визитом. Одной из них была Нэнси Пелоси.

События на Таньаньмэнь вызвали крайне негативную реакцию на Западе и обвалили китайский ВВП: с 460 миллиардов долларов в 1989-м до менее чем 400 миллиардов в 1990-м. Но санкции, введенные против КНР за нарушение прав человека, оказались незначительными, а руководство США стремилось не распространять их на экономику, чтобы поддержать динамику роста мирового ВВП. К тому же, в Белом доме тогда хозяйничал «старый друг» Китая Джордж Буш-старший. Уже в 1990 году был снят запрет на кредитование КНР международными финансовыми организациями, в 1991-м в Китай приехал госсекретарь США Джеймс Бейкер.

Неприятным сюрпризом для КНР стала победа на следующих выборах в США Билла Клинтона — одного из скептиков по отношению к Пекину. Однако КНР в лице нового председателя Цзян Цзэминя стремилась к установлению дружеских отношений, уже оценив преимущества от сотрудничества с Западом. Кроме того, Китай к тому моменту сам начал оказывать существенное влияние на экономику США.

К середине 1990-х американский экспорт в КНР перевалил за 10 млрд долларов, а в обратном направлении к концу десятилетия следовали уже товары и услуги на 100 млрд (за 90-е этот показатель вырос в пять раз). Это сокращало число рабочих мест в США, но приводило к снижению потребительских цен в Соединенных Штатах. Считается, что в 1990-е американцы смогли сэкономить до 600 млрд долларов за счет приобретения дешевых китайских товаров. Более того, основную часть валютных доходов КНР реинвестировала в долговые обязательства самих США, разгоняя американскую экономику.

Торговля между США и КНР в 1989-2006 годах. Красная линия — общий товарооборот, синяя — импорт США, зеленая — экспорт США. Денежный объем указал в миллиардах долларов. Инфографика: Wikideas1, commons.wikimedia.org
Торговля между США и КНР в 1989—2006 годах. Красная линия — общий товарооборот, синяя — импорт США, зеленая — экспорт США. Денежный объем указан в миллиардах долларов. Вертикальная линия посреди графика — вступление Китая в ВТО. Инфографика: Wikideas1, commons.wikimedia.org

На экономику Китая повлияли еще два знаковых события того периода, связанных с поддержкой Запада.

1 июля 1997 года Великобритания передала Гонконг под юрисдикцию КНР (ранее он подчинялся Лондону по столетнему договору аренды). По достигнутой договоренности Пекин обязывался сохранить в городе существовавшую ранее экономическую систему. Английский язык сохранил там статус официального наряду с китайским. В «оплот демократии», несмотря на проблемы с получением местной прописки, устремилась масса жителей материкового Китая.

Сохранив демократические свободы, независимый суд, собственную финансовую систему и регулирование, Гонконг в конце прошлого десятилетия (через 20 лет после присоединения к КНР) оставался абсолютным мировым лидером в рейтинге экономической свободы, тогда как континентальный Китай с его коммунистическим бизнес-климатом занимал 100-е место. Через город в КНР хлынул капитал со всего мира. Он обеспечивал Китаю более 70% прямых иностранных инвестиций.

В декабре 2001-го Китай вступил во Всемирную торговую организацию. Благодаря этому тарифы и ограничения на торговлю с другими странами снижались, и вскоре китайские товары продавались по всей планете. Страна заслужила звание «мастерской мира».

В 1978 году, когда Дэн Сяопин и его сторонники только начинали свои реформы и сближались с США, Китай экспортировал товаров на 10 миллиардов долларов. Уже в 1985-м этот показатель составлял 25 миллиардов долларов. А к концу 2010-х страна была уже крупнейшим экспортером мира — суммарный объем продаж за рубеж достигал 4,3 триллиона долларов. Крупнейшие покупатели продукции КНР — США и Европейский союз. Сам же Китай к началу 2020-х приблизился по размеру ВВП к США, в разы обогнав ближайших конкурентов из Японии и Германии. В 2021 году в стране произвели товаров и услуг на почти 18 триллионов долларов (в США — на 23 трлн).

Экспорт КНР на рубеже веков. Инфографика: Би-Би-Си
Экспорт КНР на рубеже веков. Инфографика: Би-Би-Си

Перелом — Make America great again

Экономический рост Китая, обеспеченный сотрудничеством с Западом, конечно, нередко сопровождался сложностями в межгосударственных отношениях. В 1995 году КНР провел стрельбы неподалеку от Тайваня в ответ на визит главы Китайской Республики в США (тот посещал университет, который окончил в 1960-е) — Клинтону пришлось отправить в регион боевые корабли. Похожая ситуация была и во время президентских выборов на Тайване в 1996-м. В 1999-м во время натовских бомбардировок Белграда погибли граждане КНР, находившиеся в китайском посольстве, что также привело к обострению в отношениях. Штаты поддерживали китайских диссидентов и лидеров тибетских буддистов, продолжали продавать оружие Тайваню, однако все это не приводило к сворачиванию сотрудничества.

Ситуация коренным образом начала меняться в середине прошлого десятилетия. К тому моменту в Вашингтоне стали опасаться по поводу растущего торгового дисбаланса: страна гораздо больше импортировала из Китая, чем продавала туда. Кроме того, начала меняться и структура импорта: в США шло все больше высокотехнологичных товаров, что делало американскую экономику все более зависимой от китайского импорта. Еще больше опасений вызывали попытки китайских компаний выйти на североамериканские рынки слияний и поглощений. В 2004 году китайская компания Lenovo приобрела подразделение американской IBM по производству персональных компьютеров. После этого такие сделки начали происходить постоянно, чему отчаянно мешали американские регуляторы.

В мире все больше говорили о растущей роли Китая и его борьбе за мировое лидерство. Это вызывало множество вопросов в США. Серьезный конфликт был делом времени. И все факторы сложились в 2017 году, когда президентом был избран Дональд Трамп. Одним из основных нарративов его предвыборной кампании стала критика действий предыдущих властей в отношениях с КНР. Он заявлял, что Китай «насилует» Соединенные Штаты и обвинял правительство КНР в искусственном занижении курса юаня, что, по его мнению, наносило серьезный ущерб американской экономике, потери которой он оценил в $ 400 млрд в год. Такая оценка (вкупе с критикой Трампа в адрес других стран и во многом популистскими обещаниями принять меры) находила у значительной части американцев поддержку.

Фото: Reuters
Дональд Трамп, 2022 год. Фото: Reuters

После избрания на пост президента Трамп принял поздравительный звонок от президента Тайваня Цай Инвэнь — это было нарушением многолетней традиции США не поддерживать контакты с представителями властей острова — так было с 1979 года. Произошедшее вызвало волну возмущения в Пекине, где факт разговора сочли отказом США от принципа «одного Китая». В ответ на критику Трамп заявил следующее: «Я не хочу, чтобы Китай диктовал мне [с кем разговаривать], и этот звонок был предложен мне. Это был очень приятный звонок. Короткий. И с какой стати какая-либо другая нация может говорить мне, принимать звонок или нет?»

Однако вскоре после вступления в должность Трамп отказался от резкой критики Китая. 9 февраля 2017 года состоялся его телефонный разговор с председателем КНР Си Цзиньпином, в котором Трамп согласился уважать политику «одного Китая». Вскоре президент США направился в Пекин с официальным визитом — и стал первым иностранным главой государства, побывавшим в Запретном городе (комплексе резиденции китайских императоров). Сам он называл Си Цзиньпина «великим лидером».

Все изменилось в начале 2018 года. Тогда между странами началась торговая война. В январе Трамп ввел 30-процентную пошлину на ввозимые в страну солнечные батареи (Китай — один из крупнейших поставщиков в мире). В КНР выразили сожаление по этому поводу. В марте 2018-го завершилось расследование по делу о краже интеллектуальной собственности Китаем — итогом стало решение Трампа подготовить список товаров из КНР, на которые будут введены дополнительные пошлины. В апреле он был опубликован — в перечень вошли 1300 товаров, пошлины на которые возрастали на четверть. Общий объем импорта США по этим статьям составлял 50 млрд долларов. Китай ответил аналогичными мерами против ряда американских товаров. Летом того же года стало известно о подготовке Штатами очередного списка — вновь на 50 млрд. Когда пошлины действительно ввели, Китай подал на США иск в ВТО.

К декабре разразился еще один скандал — в аэропорту Ванкувера по запросу США была арестована финансовый директор компании Huawei Мэн Ваньчжоу. Это привело к падению фондовых рынков по всему миру. 28 января 2019 года американское Министерство юстиции предъявило Huawei, ее дочерним компаниям (Huawei USA, Skycom) и самой Мэн Ваньчжоу официальные обвинения в совершении 23 преступлений, включая промышленный шпионаж, кражу коммерческой тайны, препятствование правосудию и нарушение антииранских санкций США. Против самой компании ввели санкции.

В мае 2019-го британская компания ARM для соблюдения законодательства США приостановила все отношения с Huawei (это ограничило возможности той производить собственные процессоры Kirin); также был введен запрет американским компаниям на сотрудничество с Huawei. Google отключила обновление ОС Android на смартфонах компании и отказала той в доступе к своим сервисам и магазину приложений. Кроме того, сотрудничество с Huawei прекратили Intel, Qualcomm и другие американские гиганты. Вашингтон наложил санкции и на крупнейшего производителя микросхем в КНР — компанию SMIC, лишив его оборудования, технологий и возможности продавать полупроводники американским потребителям.

Лишь к концу 2019-го торговая война пошла на спад. В октябре США и Китай достигли частичного соглашения в сфере торговли: Пекин согласился нарастить закупки американской сельскохозяйственной продукции, Штаты со своей стороны пошли на ослабление торговых пошлин на китайский импорт. Была разработана специальная схема, по которой страны одновременно должны были пойти на уступки друг другу. В январе 2020-го было подписано соглашение о реализации первой фазы сделки, однако дальше дело так и не продвинулось. Причина — COVID-19: вскоре после начала пандемии Трамп обвинил в появлении вируса КНР. В сентябре 2020 почти половина речи Трампа в ООН была посвящена Китаю.

Фото: Reuters
Председатель КНР Си Цзиньпин на празднованиях по случаю 25-летия возвращения Гонконга в состав Китая, 1 июля 2022 года. Фото: Reuters

Затем последовали и обвинения китайских студентов и ученых в США в сотрудничестве с военными ведомствами КНР: многих в итоге депортировали и лишили виз. Результатом стали практически ежедневные атаки на китайские технологические компании, санкции против чиновников и ведомств, высылка журналистов, осуждение политики Пекина в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, Гонконге, Южно-Китайском море и даже закрытие консульства в Хьюстоне. Это, естественно, повлекло за собой зеркальные меры — американским журналистам запрещали работать в КНР, закрылось представительство США в Чэнду, вводились санкции против американских чиновников и компаний.

В итоге к концу срока Трампа страны подошли в отношениях, каких, пожалуй, не было с момента официального признания КНР Штатами. Многие рассчитывали, что приход в Белый дом Джо Байдена поможет разрядить обстановку — ранее тот был одним из лоббистов вступления Китая в ВТО, а в команде президента было множество политиков, имевших опыт общения с КНР в «мирные» времена — тот же госсекретарь Энтони Блинкен во времена Барака Обамы комплиментарно отзывался о Китае и говорил о желании сотрудничать в ряде сфер.

О необходимости нормализации отношений с Пекином говорили и тяжеловесы американской политики. «Если не возобновить контакты [с Китаем], мир скатится к катастрофе, сравнимой с Первой мировой войной. <…> Произойдет какой-нибудь кризис, который выйдет за рамки риторики и перейдет в настоящий военный конфликт», — считал бывший госсекретарь Генри Киссинджер, при участии которого проходила нормализация отношений в 1970-х.

Однако пока о такой нормализации говорить рано. О причинах подробно рассказал все тот же госсекретарь Энтони Блинкен в своем выступлении в университете Джорджа Вашингтона в мае этого года. Доклад назывался «Подход Администрации США к Китайской Народной Республике».

Госсекретарь США Энтони Блинкен. Фото: state.gov
Госсекретарь США Энтони Блинкен. Фото: state.gov

«Сегодняшний Китай сильно отличается от Китая 50-летней давности, когда президент Никсон прервал десятилетия натянутых отношений между двумя странами и стал первым президентом США, посетившим КНР, — заявил Блинкен. — Тогда Китай был изолирован и боролся с повсеместной бедностью и голодом. Теперь Китай — мировая держава с необычайным охватом, влиянием и амбициями. <…> Преобразование Китая произошло благодаря таланту, изобретательности и упорному труду китайского народа. Оно также стало возможным благодаря стабильности и возможностям, которые предоставляет международный порядок. Возможно, ни одна страна на Земле не выиграла от этого больше, чем Китай. Но вместо того, чтобы использовать свою мощь для укрепления и оживления законов, соглашений, принципов и институтов, которые способствовали его успеху, с тем чтобы другие страны тоже могли извлечь из них пользу, Пекин подрывает их. При председателе КНР Си Цзиньпине правящая Коммунистическая партия Китая стала более репрессивной внутри страны и более агрессивной за рубежом. Мы видим это в том, как Пекин усовершенствовал массовую слежку внутри Китая и экспортировал эту технологию в более чем 80 стран; как его растущие незаконные морские притязания в Южно-Китайском море подрывают мир и безопасность, свободу судоходства и торговлю; как он обходит или нарушает торговые правила, нанося вред работникам и компаниям в США, а также во всем мире; и как он делает вид, что уважает суверенитет и территориальную целостность, но поддерживает правительства, которые нагло их нарушают. Даже когда Россия явно проводила мобилизацию, готовясь к вторжению в Украину, председатель Си и президент Путин заявили, что дружба между их странами — цитирую — „безгранична“».

В докладе изложен и ряд других претензий США к Китаю, а также стратегия в отношении этой страны, которой планируют придерживаться США. Отдельно затронут и вопрос Тайваня: «Мы будем продолжать выполнять наши обязательства в соответствии с Законом об отношениях с Тайванем, оказывая помощь Тайваню в поддержании необходимого потенциала самообороны <…>. У нас прочные неофициальные отношения с Тайванем, у которого динамичная демократия и ведущая экономика в регионе. Мы будем продолжать расширять наше сотрудничество с Тайванем на основе наших многочисленных общих интересов и ценностей, поддерживать значимое участие Тайваня в международном сообществе, углублять наши экономические связи в соответствии с нашей политикой „одного Китая“. Хотя наша политика не изменилась, изменилось растущее давление со стороны Пекина, например, его попытки разорвать отношения Тайваня со странами мира и заблокировать его участие в международных организациях. И Пекин является источником все более провокационной риторики и деятельности».

Поэтому несмотря на то, что на официальном уровне администрация Байдена отнеслась в визиту Нэнси Пелоси сдержанно (президент США лишь заявил, что «уважает» этот шаг), можно уверенно сказать, что на потепление в отношениях между Вашингтоном и Пекином рассчитывать пока рано. Обе страны слишком долго шли к нынешнему противостоянию, а экономическая сила Китая, в отличие от 1970-х, уже позволяет ему не бояться такого соперника, как США.