Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Пять лет пребывания в странах эмиграции станут необратимыми». Мнение об уехавших и оставшихся белорусах
  2. Адвоката Виталия Брагинца, который защищал Алеся Беляцкого, судили по четырем статьям. Приговор суровый
  3. Попытки наступать несмотря на потери, РФ может готовить отвлекающие удары на северо-востоке Украины. Главное из сводок штабов
  4. «Я же знаю, на чем вы ездите». Подробности поджога авто начальника Логойской ГАИ
  5. Житель Лиды во время уборки нашел уникальную 50-долларовую купюру. «Коллекционную редкость» он отнес в обменник и очень пожалел
  6. Крупный белорусский производитель яиц прекращает поставки в Россию из-за «нехватки продукции»
  7. В Беларуси завершилось летно-тактическое учение с Россией
  8. «Это вынужденный шаг». Власти Минска рассказали, куда будут переселять жильцов попавших под снос домов
  9. «Все понимали — я сижу по беспределу». Поговорили с пресс-секретарем инициативной группы Тихановской после выхода из тюрьмы
  10. «Придерживаемся позиции осуждения агрессии России». Литовская компания прокомментировала наличие ее прицелов у российских военных
  11. Россия показала машины, которые должны стать «убийцами „Абрамсов“ и „Леопардов“». Рассказываем, что это за техника
  12. В кинотеатрах сняли с показа новую часть российской комедии «О чем говорят мужчины». Рассказываем, с чем это может быть связано
  13. Глубокская сгущенка скоро станет уже не та, что прежде. Что происходит и при чем тут Россия
  14. Белорусы смогут подаваться на шенгенские визы онлайн, а наклеек в паспорте больше не будет
  15. Неожиданная победа оппозиции и выход белорусского блокбастера с эротической сценой. Каким был 2003 год в истории Беларуси
  16. Британский журнал опубликовал ежегодный рейтинг демократии. Угадайте, на каком месте Беларусь
  17. Первое сообщение об уничтожении NASAMS, как идет наступление под Донецком, Путин снова переоценил свою армию. Главное из сводок
  18. Социологи спросили переехавших в Польшу и Литву белорусов, собираются ли они возвращаться на родину. Вот что они ответили


23−27 сентября на территориях, которые в Украине контролирует Россия, проходят «референдумы» о вхождении в состав РФ — причем в их административных границах — Донецкой, Луганской, Херсонской и Запорожской областей. Российские власти полностью не контролируют ни один из этих регионов. Это не помешало оккупационным властям отчитываться о рекордной явке и желании людей поскорее стать частью России. Для Украины эти «референдумы» означают, что переговоры с Россией больше невозможны, пишет Русская служба Би-би-си.

Фото: Reuters
Баннеры, рекламирующие референдум и присоединение к России, в оккупированном Мелитополе. Фото: Reuters

Голосование под дулом автоматов

На оккупированных Россией территориях Украины во вторник завершаются «референдумы», по итогам которых Кремль, вероятно, объявит о присоединении этих регионов к России. На протяжении всех пяти дней «голосования» оккупационные власти рассказывали об очень высокой явке, хотя Россия до сих пор не контролирует на 100% ни одну из областей и тем более не располагает данными о том, сколько именно жителей осталось на занятых ею территориях

«Все четыре референдума о вхождении в состав России состоялись», — сообщал зрителям «Первый канал» уже в понедельник утром, хотя формально «голосование» на оккупированных Россией территориях Украины завершится только во вторник.

На протяжении четырех дней «референдумы» в самопровозглашенных ДНР и ЛНР, а также на оккупированных частях Запорожской и Херсонской областей проходило на выезде, в последний день открыться для телевизионной картинки должны и традиционные.

Впрочем, с убедительной картинкой все эти дни у российских пропагандистов получалось не очень. В первый же день «голосования» RT опубликовал из Донецка ролик: женщина в розовом дождевике ставит на землю мигающую колонку из которой бодрый голос сообщает: «Избирательная комиссия готова принять ваши голоса прямо возле вашего дома, уважаемые жители Калининского района», — оператор снимает радостную колонку, а затем улицу, на которой нет ни одного человека.

В тех сюжетах, где избиратели все же присутствовали, в глаза бросалось, что «голосовать» идут в основном женщины и пенсионеры. Отсутствие мужчин среди избирателей в «республиках» объяснимо тем, что их там после нескольких месяцев мобилизации либо не осталось, либо они продолжают прятаться от призыва. В Херсоне и оккупированных городах Запорожской области, где мобилизация только анонсирована, с мужчинами ситуация на картинках госканалов обстояла чуть лучше.

Фото: Reuters
Строитель голосует во время референдума о присоединении самопровозглашенной Донецкой Народной Республики (ДНР) к России в Севастополе, Крым, 26 сентября 2022 года.

Константин (имя изменено по его просьбе) живет в Луганске. В его районе было открыто два пункта для голосования, но он сам не ходил на «референдум» в целях безопасности — «чтобы не забрали на передовую»: «Знакомые [которые ходили] рассказывали, что ничего особенного не было. Сидели люди из избирательной комиссии, был один вооруженный охранник. Попросили паспорт и выдали бланк. Никаких заранее поставленных отметок в бланках не было. Все как при обычном голосовании. Утром небольшие очереди, ближе к вечеру людей почти нет», — рассказал он.

Пока российская пропаганда убеждала, что на оккупированных территориях «Россия навсегда», агентство РИА Новости в своих сюжетах на всякий случай заблюривало лица избирателей в Бердянске, потому что после бегства российской армии из Харьковской области, голосовать с открытыми лицами может быть не безопасно.

Голосовавшие в Мелитополе (Запорожская область) монахини местного монастыря признавались, что им «немного страшновато» — и понять их было можно: 25 сентября украинская армия нанесла удар по гостинице в центре Херсона, где жили приехавшие освещать «референдум» российские журналисты. В результате погиб бывший депутат Верховной рады от «Партии регионов» Алексей Журавко, проживавший после 2015 года в России, но вернувшийся в Херсон и успевший проголосовать.

Сообщая о явке в 90% среди жителей самопровозглашенной ЛНР, российские государственные агентства параллельно выпускали сюжеты о голосовании, например, в поселке Новотошковское, где до войны проживало более 2 тыс. человек, а к концу сентября 2022 года осталось десять жителей — и не видели в этом ничего особенного.

О том, что на «референдум» у оккупационных властей не удается собирать людей, говорил и украинский мэр Мелитополя Иван Федеров. По его словам, в городе осталось около 60 тыс. человек из 150 тыс., проживавших там до войны. За три дня «референдума» проголосовать решили только 20% оставшихся жителей, заявил Федоров. По его словам, оккупационные власти ходят по адресам прописки и заставляют жителей города голосовать за родственников или вообще чужих людей.

Популярной стала запись с камеры наружного наблюдения в Энергодаре, запечатлевшая, как сотрудники «избирательной комиссии» проводят надомное голосование в сопровождении двух вооруженных военных — буквально иллюстрируя популярное после аннексии Крыма в 2014 года выражение «голосование под дулом автоматов».

В самопровозглашенных республиках хватало и людей, которые шли голосовать вполне искренне. Кристина (имя изменено) со своим партнером переехала в Ивано-Франковск в июне 2014 году, но мама Кристины осталась в Луганске. «Попала под сильное влияние пропаганды», — говорит про женщину семья. После начала полномасштабного наступления России мать написала Кристине: «Все будет хорошо, скоро мы увидимся». Какое-то время Кристина не могла общаться с матерью, потому что та верила: «везде будет Россия». Но 26 сентября Кристина написала матери — спросила про «референдум». «Ходила, — прислала сообщение в ответ женщина. — У нас теперь Россия, у нас тишина и спокойствие. Донецку [только] худо, много людей гибнет…».

Фото: Reuters
Работник коммунальных служб голосует в оккупированном Мелитополе

Еще одна 62-летняя жительница Донецка рассказала Би-би-си, что проголосовала на «референдуме» за вхождение в состав России: «Никто меня не заставлял, я сама. Часть моей семьи живет в Москве, часть — в Севастополе. Я просто хочу быть вместе со своей семьей. И чтобы был мир», — сказала она.

«Сами удивлены, насколько здесь все демократично»

Оккупационные власти всех четырех областей заявляли о том, что ВСУ пытается помешать проведению «референдумов» на этих территориях

Об постоянным обстрелах с первого дня референдума говорили власти самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Глава ДНР Денис Пушилин заявил, что Украина «бьется в истерике», потому что видит, как проходят референдумы в республиках. А проходят они, по словам Пушилина, вообще без нарушений: «Все абсолютно легитимно, и сейчас это становится понятно и для тех наблюдателей, которые присутствуют и всё фиксируют. Порой они даже сами удивлены, насколько здесь всё демократично происходит».

В первые дни «референдумов» масштабных обстрелам подвергся Херсон, сообщали пророссийские власти города и журналисты российских СМИ. О взрывах в первые дни «референдума» сообщалось и в запорожском Мелитополе.

При этом ситуация на фронте, по всей видимости, помешала проведению референдума в оккупированном селе Снегиревка Николаевской области. За несколько дней до начала «референдума» оккупационные власти Херсонской области заявили, что несколько захваченных Россией николаевских сел были присоединены к Херсонской области, и там тоже пройдет референдум. Российские СМИ писали, что на этих территориях голосование проходит «штатно», однако 25 сентября в херсонском избиркоме сообщили, что из-за обстрелов голосование в селе Снигиревка пришлось приостановить.

Жители Снигиревки, которым удалось уехать из села, записали видеообращение с заявлением о том, что они выступают против присоединения к России.

25 сентября, когда до конца «референдума» оставалось еще два дня, крымский социологический центр РИПСИ обнародовал результаты «экзит-пола» в Запорожской области. По этим данным, за присоединение к России проголосовали 93% участников референдумов. Эти же крымские социологи еще до начала голосования опубликовали и результаты социологического исследования, по которому результаты «референдумов» покажут 80−90% поддержки России во всех четырех оккупированных областях.

Реакция Киева на происходящее была ожидаемой. Президент Украины Владимир Зеленский заявил 25 сентября, что после окончания «референдумов» будет считать невозможным «продолжение каких-либо дипломатических переговоров» с Россией.

В остальном же в Киеве считают, что плебисцит никак не поменял ситуацию на фронте и на планы Украины по деоккупации захваченных территорий.