Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Российские войска на Купянско-Лиманском направлении переходят от атак к обороне, самоцензура среди военных блогеров. Главное из сводок
  2. Минобороны: Польский вертолет дважды пересек воздушную границу с Беларусью
  3. Послы 11 стран вручили верительные грамоты Александру Лукашенко. Кто в списке
  4. Опять вертолеты. МИД Беларуси выразил «решительный протест» временному поверенному в делах Польши
  5. Для работников одной из самых «печальных» профессий ввели ограничения по бонусам (а то некоторые требовали миллионы за работу)
  6. Власти хотят ввести очередные изменения по пособиям на детей. Родителям они могут не понравиться
  7. Все, лето точно закончилось. В Беларуси начинается похолодание
  8. Лукашенко передумал возрождать неперспективные деревни. Хотя не так давно призывал белорусов в них вкладываться
  9. Почему закручивание гаек в Беларуси не приводит к бунтам и восстанию элит? Рассуждает бывший дипломат
  10. «Отец был видным бизнесменом, его убийство — сигнал другим быть лояльными». Большое интервью с дочкой пропавшего Анатолия Красовского
  11. Приезжайте за документами сами. «Консульский» указ Лукашенко начал действовать в учебных заведениях
  12. Зачем Лукашенко рассказал о резиденции и чем опасна идея о распределении платников? Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  13. Суд в Швейцарии вынес вердикт по делу Юрия Гаравского, обвиняемого в насильственном исчезновении белорусских политиков
  14. В Беларуси нашлась вторая база «тунеядцев». Ее создали для уехавших из страны, данные сливают пограничники
  15. В Волковысском районе продолжаются задержания. Правозащитники рассказали, что могло спровоцировать активность силовиков в регионе
  16. «Пришла пора сказать правду». Исполнительный директор фонда спортивной солидарности озвучил свою версию ухода Герасимени из БФСС


Фариза Дударова,

В России продолжается провозглашенная Путиным частичная мобилизация. Согласно официальным заявлениям, на украинский фронт будет отправлено около 300 тысяч россиян. Однако в ряде российских регионов, особенно в селах, мобилизация выглядит совсем не частичной — а сплошной. Вскоре после ее начала взбунтовался Дагестан, почти 300 уроженцев которого погибли на войне. В воскресенье в небольшом дагестанском селе Эндирей несколько десятков человек вышли на улицы с требованием прекратить отправку их родственников на войну. Затем антивоенная акция перекинулась на Махачкалу, где протестующие даже перекрыли федеральную трассу. «Новая газета. Европа» рассказывает, как это было.

Люди на акции протеста против мобилизации в Махачкале. Фото: телеграм-канал chernovik.net
Люди на акции протеста против мобилизации в Махачкале. Фото: телеграм-канал chernovik.net

На указ об объявлении мобилизации Дагестан отреагировал сразу. Уже на следующий день после заявления Путина несколько десятков мужчин из села Бабаюрт Бабаюртовского района, который граничит с Чечней, перекрыли федеральную трассу и пришли к местному военкомату, чтобы высказаться против призыва. Параллельно с этим не утихали новости о повестках, которые получают дагестанцы.

Выпускник факультета журналистики одного из московских вузов, 24-летний уроженец Дагестана Ахмет [имя изменено по просьбе героя. — Прим. ред.] рассказал «Новой газете. Европа», что 22 сентября ему пришла повестка по месту прописки. Молодой человек не служил, проходил только двухгодичное обучение на военной кафедре при университете по специальности «применение наземных подразделений войсковой разведки», где получил звание сержанта. На военной кафедре учились и все его однокурсники, однако повестка пришла только ему — кавказцу.

«Сначала по телеграм-каналам пошел слух, что будет объявлена мобилизация. Потом у меня был инсайд от знакомых из органов, что в первую очередь будут забирать кавказцев и людей из дальних регионов. Когда я это прочитал, пошел на опережение: не дожидаясь повестки, уехал в Баку. В Дагестане пачками забирают людей, без этих формальностей типа росписи на повестках. Я знаю, что, например, в Каспийске сотрудники военкоматов и полицейские забирали всех мужчин, которые просто оказались в этот момент на улице, а потом уже в военкомате разбирались, кого можно призвать, а кого — нет. 22-го числа по месту прописки в Махачкале пришел участковый и вручил родителям повестку на мое имя. Родители с адвокатами сейчас разбираются в этой ситуации. По идее, повестка не должна была мне прийти, потому что я не служил, опыта никакого нет. Кого попало не должны брать, какой из меня командир разведчиков? Просто-напросто всех загублю, да еще и все разведданные солью. Хотя повестку мне вряд ли по ошибке прислали: Шойгу говорил, что если каких-то специализаций будет не хватать, будут привлекать дополнительно из резервов. Улетел я, кстати, чисто из-за этого высказывания Шойгу», — рассказывает Ахмет.

Дагестанские телеграм-каналы пристально следят за количеством людей, призванных в армию мобилизации. Например, телеграм-канал «Тут Дагестан» сообщал, что из села Эндирей с населением в 8 тысяч человек, призвали 110 мужчин. 25 сентября жители Эндирея вышли на стихийную акцию против мобилизации. Протестующие перекрыли трассу Хасавюрт-Махачкала и требовали «прекратить отправлять мужчин на убой». Почти сразу разгонять людей приехали сотрудники полиции: они вступили в стычку с местными жителями и открыли предупредительную стрельбу в воздух, несмотря на то, что среди протестующих были женщины, старики и дети.

Видео из Эндирея стремительно распространялись, администраторы местных телеграм-каналов стали призывать людей собираться в Махачкале, где в тот же день — 25 сентября — должно было пройти празднование 165-летия города. Днем в центр столицы Дагестана стянулись десятки протестующих, большинство составляли женщины. Почти сразу начались стычки между участниками акции и силовиками. На видео с акции можно увидеть, как сотрудники силовых ведомств (некоторые — в гражданском) бьют женщин и мужчин, которых, в свою очередь, пытаются отбивать протестующие. Собравшиеся скандировали «Нет войне!», «Мы за мир!», «Наши сыновья — не пушечное мясо». Женщины пытались убедить полицейских, что Россия убивает невинных людей в Украине, а погибший на такой войне — не шахид [верующий, принявший мученическую смерть, сражаясь во имя Аллаха. — Прим. ред.].

Именно такую риторику продвигают официальные дагестанские религиозные деятели. Например, председатель республиканского муфтията Мухаммад Майранов после объявления мобилизации заявил, что дагестанец, погибший на этой войне, становится шахидом и сразу попадает в рай. С критикой провластного дагестанского духовного управления мусульман стали активно выступать известные дагестанские проповедники Абу-Умар Саситлинский [имя при рождении — Исраил Ахмеднабиев. — Прим. ред.] и Абдуллах Костекский [имя при рождении — Абдулла Магомедов. — Прим. ред.]. Саситлинский несколько лет живет в республике Нигер в Западной Африке. В январе 2014 года в отношении него было возбуждено несколько уголовных дел. По сообщениям ФСБ, он создал благотворительный фонд «Мухаджирун», через который якобы финансировал террористические организации. Сам Абу-Умар заявлял, что деньги из фонда тратятся на строительство колодцев, образовательных и спортивных учреждений в Африке. В июне 2019 года в Махачкале был задержан редактор газеты «Черновик» Абдулмумин Гаджиев. В отношении него возбудили уголовное дело о финансировании террористической деятельности — за то, что журналист перечислял деньги на счета Абу-Умара Саситлинского. «Мемориал» признал Гаджиева политическим заключенным. Абдуллах Костекский в данный момент живет в Турции, в России объявлен в розыск из-за возбужденного в отношении него уголовного дела по ч. 1 ст. 205.2 УК РФ (Публичное оправдание терроризма). У местной молодежи оба проповедника пользуются большой популярностью, только в Instagram у каждого из них по полмиллиона подписчиков.

Одиночный пикет в поддержку Абдулмумина Гаджиева в Махачкале. Фото: Twitter / akhalchi
Одиночный пикет в поддержку Абдулмумина Гаджиева в Махачкале. Фото: Twitter / akhalchi

«Ни один украинец нас не называл чурками. В Украине намного безопаснее себя мусульмане чувствуют. Остановите этот беспредел, не надо нас отправлять [на войну], мы же вчера чурками для вас были. Мусульмане, выходите на улицы, не давайте забирать ваших детей. Люди, спрашивайте с ваших имамов, которые говорили вам, что можно ехать на эту войну. Они людей предают, им ничего из этого не простится. Вас [провластных имамов] поколения будут проклинать, побойтесь Аллаха! Какой смысл отправлять убивать людей на войне, где вам никто слова плохого не сказал? В чем тут джихад [священная война на пути Аллаха. — Прим. ред.]? Лучше голодать, недоедать, но быть свободными. Мужчины Дагестана, выходите! Да, тебя, может, дубинкой ударят, но в будущем будешь гордиться, потому что ты стал причиной спасения чьей-то жизни. Кавказ, просыпайся!» — говорил Абу-Умар Саситлинский в совместном прямом эфире с Костекским в Instagram. Нарезки из этого эфира сразу стали активно распространяться в местных телеграм-каналах.

«Я хотел еще раз обратиться к родственникам тех, кто воюет. Воюющие — позор вашего тухума [семейная община. — Прим. ред.]! Почему вы их не останавливаете? История будет помнить их имена и лица, неужели вам не будет стыдно? Остановите их сейчас!» — призывал Абдуллах Костекский.

Тем временем на митинге силовики жестко задерживали протестующих, в основном мужчин.

На одном из роликов видно, как полицейский бьет мужчину, которого и так под руки ведут двое силовиков. «Отпустите один на один», — призывает женщина за кадром.

Журналистка местного издания «Черновик» Амина Магомедова рассказала «Новой газете. Европа», что, по ее подсчетам, в центре Махачкалы собралось около трехсот протестующих. Корреспондентка передавала информацию прямо с митинга, во время телефонного разговора с журналисткой были слышны истошные крики женщин, которых задерживали в тот момент:

«Женщины говорят, что не хотят отправлять своих сыновей, мужей на спецоперацию. Когда полиция приехала, начались жесткие задержания. Полиция избивала людей, закидывала в „бобики“ — полицейские машины. Женщины активно препятствовали этому. На моих глазах одну из женщин сотрудник полиции сильно толкнул. Лично у меня полицейские дважды пытались отобрать телефон, мешали журналистской деятельности. Просили меня зайти в полицейскую машину, но я отказалась. Сказала, что ничего незаконного не сделала, просто фиксирую то, что происходит, выполняя свой журналистский долг. Вы слышите крики? В данный момент тоже происходит какая-то стычка, беспорядки».

«Новой газете. Европа» удалось поговорить с Саидом [имя изменено по просьбе героя. — Прим. ред.], которого силовики задержали и били электрошокером в полицейской машине. По его словам, сотрудники перекрыли центральные улицы, где в эти минуты проходил праздничный концерт в честь дня города.

«Мы с подругой сперва пришли на площадь, увидели, что там просто праздник, хотя даже там женщины кричали „Нет войне“. Заметили, что от площади в сторону Театра кукол едут полицейские автобусы. Мы поняли, что там что-то происходит, пошли туда. Вот в этот момент начали избивать протестующую женщину, и тогда уже у многих нервы не выдержали, они начали защищать ее, кричали лозунги. Тогда силовики начали стрелять еще из автоматов, чтобы отпугнуть. Но не получилось. Просто постреляли. Вот и мы стояли рядом, снимали. Было много сотрудников в штатском, это меня и погубило», — рассказывает Саид.

Молодого человека задержали сотрудники в штатском, пока он снимал происходящее на акции. По словам Саида, его завели в «бобик» и потребовали отдать телефон:

«Я отказался отдавать телефон, он начал бить меня, потом бил шокером по ноге. Это, оказывается, не так уж и больно. Я все равно не отдавал, он стал бить шокером по руке, видимо, попал еще в телефон, потому что телефон немного испортился.

Затем он достал перцовый баллончик. Я говорю: „Не надо, хорошо, отдам“. Потому что там и так дышать нечем, задохнуться можно было. Телефон я отдал».

Саида и остальных задержанных отвезли в Ленинский РОВД рядом с проспектом им. Расула Гамзатова, где проходила акция. Как утверждает молодой человек, туда примерно каждые пять минут доставляли по два человека. За то время, что Саид находился в РОВД, там было около 50 задержанных, в основном мужчин, которых стали распределять по другим отделам полиции. Большинство отпустили в тот же день с протоколами по 20.2 КоАП РФ (Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования), пятерым сказали, что в отношении них будет возбуждено уголовное дело за «нападение на сотрудников», а нескольких журналистов оставили в спецприемнике на двое суток.

Задержанных принудили к дактилоскопии. Силовики, которые увидели, что отпечатки пальцев Саида уже есть в базе, сначала спросили у него, бывал ли он прежде задержан, а затем спросили, служил ли он. Молодой человек ответил, что отпечатки есть в базе, потому что он проходил срочную службу.

«Они задавали вопросы о том, поддерживаю ли я политику государства в отношении специальной операции. Ответил, что да, поддерживаю, потому что смысла нет с ними спорить. Потом спросили, буду ли я косить, если придет повестка, — я говорю, что нет. Когда нас допрашивали оперативники, зашел сотрудник военкомата, спросил, есть ли среди нас служившие. Я говорю, да, но у меня отсрочка, потому что я ухаживаю за родителями-инвалидами. Он ответил, что его это не интересует, выдал мне повестку, чтобы я расписался. В этот момент зашли другие люди, он отвлекся на разговор с ними, я просто тихо засунул повестку в карман, про нее больше никто не вспомнил», — рассказывает Саид.

По словам журналистки «Черновиков», за весь день к протестующим не вышел никто из представителей администрации города, однако эти чиновники выступали на праздничном концерте, а к вечеру в городе и вовсе стали запускать салюты. 25 сентября в Махачкале задержали 101 человека.

На следующий день протесты не прекратились, и их география расширилась: люди стали собираться не только в Махачкале, но и в еще одном крупном дагестанском городе — Хасавюрте. На кадрах оттуда видно, как силовики бьют и жестко задерживают протестующих.

На фоне протестов в Дагестане глава региона Сергей Меликов заявил об ошибках, которые допустили в начале мобилизации, и призвал жителей, столкнувшихся с нарушением прав во время мобилизации, обращаться в военкомат республики.

«Если были факты, когда мобилизовали тех, кто не попадает в перечень, в том числе студентов, многодетных отцов с малолетними детьми, ребят, которые никогда в жизни не держали в руках автомат, они должны быть немедленно исправлены. Знаю, что в самом начале мобилизации такие ошибки имели место», — написал Меликов в Telegram.