Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Лукашенко и Путин проводят переговоры в Сочи. Это их седьмая встреча с начала года
  2. Пересмотр пенсий и пособий, снижение ставок по кредитам, продление лимитов на товары из-за границы. Изменения октября
  3. «Удар по пункту управления во время совещания командования». Главное из сводок штабов на 215-й день войны
  4. Против мобилизации в России сильнее всего протестует Дагестан. Разбираемся, почему заполыхал именно этот регион
  5. Постфашисты у власти в Италии: чего ждать Украине, России и Европе в случае победы Джорджи Мелони?
  6. В случае ядерного удара России ответ прилетит… по Беларуси? Рассказываем о ядерном оружии США и возможности его применения против РФ
  7. Украина нанесла ракетный удар по гостинице в центре оккупированного Херсона. Погиб коллаборант, поддерживавший Лукашенко
  8. В российском Ижевске неизвестный ворвался в класс и открыл огонь. Известно о 15 погибших, среди них семь детей
  9. «Бойся Бога и пацанов из Кривого Рога». Интервью с украинским депутатом, чье обращение к Зеленскому стало хитом «Вова, їб** їх»
  10. СМИ: мужчинам мобилизационного возраста запретят выезжать из России
  11. Канада не дала визы экспертам из Минска для заседания по Ryanair
  12. Повестка 59-летнему больному раком и намерение призывать жителей других стран. Рассказываем, как в России проходит мобилизация
  13. Украина победила Россию. Рассказываем, куда чаще всего ездили на отдых белорусы до войны
  14. Фан-встречу с блогершей Хаметовой провели без согласования с властями. Виновных пообещали наказать
  15. Ядерные удары — уже не что-то из области фантастики. Шрайбман — о том, как Путин может захотеть выиграть войну и к чему это приведет
  16. «То, что мы не выступили против Путина намного раньше, — огромная ошибка». Легендарный Доминик Гашек — о России, Беларуси и войне


Ситуация в Афганистане, кажется, еще долго будет освещаться на главных страницах международных СМИ. Четыре дня назад власти США вывели из страны свои войска: самолет с последними военнослужащими поднялся в небо 30 августа. И пока мир размышляет, как Афганистан будет жить в условиях доминирования «Талибана», Zerkalo.io решило поговорить об этом с ветераном армии США. Мы спросили у Марка Пака, как он относится к такому решению американских властей и почему, по его мнению, оно было принято. А еще попытались понять, каким был Афганистан 10 лет назад и что его может ждать в будущем.

Марк Пак на службе в Афганистане. Фото из архива героя

Аарону Марку Паку 40 лет, он бывший военный, сейчас работает адвокатом во Флориде. Марк Пак служил в Корпусе морской пехоты США 15 лет — с 2000 до 2015 года. Три из них он провел, участвуя в боевых действиях: дважды — в Афганистане и один раз — в Ираке. О первых двух сроках мы и начинаем разговор.

Война в Афганистане с участием США началась в 2001 году и продолжалась до 2014. Это был военный конфликт между Международными силами содействия безопасности (ISAF), которые поддерживал сначала Северный альянс (объединение ряда полевых командиров северного Афганистана) и затем новое правительство страны, и исламистской организацией «Талибан».

«Страх перед „Талибаном“ и злость к нему были вполне реальными»

—  Впервые я прибыл в Афганистан в октябре 2008 года — это была моя первая командировка в страну. Во второй раз я приехал туда в 2011 году. Я очень этого хотел и сам вызвался в поездку: вооруженные силы США — полностью добровольная организация, — рассказывает Марк Пак. —  Дело в том, что когда в Нью-Йорке и Вашингтоне произошли террористические атаки, американская нация была разгневана. Ветераны Второй мировой войны, войны в Корее, Вьетнаме и операции «Бури в пустыне» (операция во время войны в Персидском заливе по освобождению Кувейта и разгрому иракской армии. — Прим. Zerkalo) призывали армию, военно-воздушные силы и военно-морской флот к действиям. Они просили, чтобы их вернули на службу. А те из нас, кто уже на ней находился, желали найти совершивших атаки и привлечь их к ответственности.

Афганистан. Снимок носит иллюстративный характер

Собственно, такая цель и была поставлена перед военными вооруженных сил США. По словам мужчины, во время операций в Афганистане они должны были находить и устранять террористов. Впрочем, этой задачей все не ограничивалось.

—  Мы помогали правительству Афганистана превратить страну в самодостаточное государство. Страны НАТО в сотрудничестве с другими союзниками работали над строительством дорог и важнейших объектов инфраструктуры, — добавляет американец. — Мы хотели обеспечить страну чистой водой, построить школы, больницы и мечети, провести интернет и сотовую связь. Мы также предоставляли гуманитарную помощь в виде продуктов и медобслуживания, а еще обучали местных полицейских.

Афганистан. Снимок носит иллюстративный характер

Марк вспоминает, что когда он впервые приехал в страну, смущался, что не понимает местного языка. Но даже несмотря на сложности с переводом, большинство афганцев были гостеприимны к американцам и хорошо относились к военному присутствию США в их стране.

— Я общался с пуштунами (народ на юго-западе Афганистана. — Прим. Zerkalo) и жителями Кабула. Это определенно трудолюбивые люди, которые пытались прокормить свои семьи и сделать cвою жизнь лучше. К тем членам коалиции, которые проявляли к ним уважение, они относились с почтением. И часто случалось, что американские военные пили чай и курили сигареты вместе с афганцами. Мы дружили с их семьями и играли с местными детьми. За весь народ я говорить не могу, но было очевидно, что многие радовались, когда мы приходили им на помощь. И еще эти люди искренне ненавидели талибов. Помню, как один мужчина даже задрал рубашку, чтобы показать мне место, куда они его ранили. Я не знаю, каким было его настоящее отношение к США, но страх перед «Талибаном» и злость к нему были вполне реальными, — вспоминает экс-морпех.

«Я молюсь, чтобы афганцы простили американских солдат за то, что мы ушли»

О своей службе Марк Пак рассказывает сдержанно. Говорит, описать обычный день в армии США ему сложно: за два срока службы в Афганистане одинаковых дней не случалось. В зависимости от задач мужчину могли направить на вертолете на передовую базу, послать с конвоем на аванпост коалиции и попросить доставить грузы для операций.

— К тому же мне часто приходилось сопровождать переводчиков во время их перелетов с места на место. А эти базы становились целями для террористов-смертников: по ним направлялся прямой огонь ракет и минометов. Но я никогда не задумывался, что это «не моя война» — понимал, что мы находимся здесь для помощи. Наши военные рисковали собой, чтобы афганский народ был в безопасности. Талибы и ИГИЛ похищали и убивали местных, которых они подозревали в помощи коалиционным силам. И я думаю, наше присутствие в стране давало им какую-то надежду, что эта ситуация изменится, — рассуждает Марк.

Военные возвращаются из Афганистана в США в 2011 году. Фото из архива героя

Экс-морпех уверен: приняв решение вывести американские войска из Афганистана, власти США допустили большую ошибку. И делает оговорку: талибы и члены ИГИЛ, с которыми американским военным приходилось сражаться, не могли быть побеждены. Причина — в их совершенно разных методах ведения войны.

—  Террористов нельзя переубедить, с ними нельзя договориться. Они следуют своей идеологии и действуют без правил. В то же время американские военные должны были воевать в соответствии с нашими законами и международными договорами. Вот пример: мы знали, что у наших врагов есть безопасное место, где они могут скрыться. Но преследовать их нам не разрешалось. А такие методы сражения не могли дать никаких результатов. Чтобы достигнуть успехов, нам пришлось бы выбрать «варварскую» тактику и стратегию. И мы чувствовали, что могли бы сделать гораздо больше, если бы у нас была такая возможность. Но большинство западных политиков к этим крайностям не готовы, — добавляет Марк.

По словам морпеха, то, что после вывода американских войск с афганской территории талибы сумели занять страну так быстро, его не удивило. Говорит, еще 10 лет назад военные понимали: если это случится, страна очень скоро окажется под властью тех, с кем они боролись все это время.

—  Я уверен, что это понимал и Байден, хотя власти США до конца верили, что афганская армия будет продолжать противостоять талибам. Но вот приближается двадцатая годовщина террористических атак 11 сентября 2001 года. Думаю, к этой дате демократической партии было важно показать успешный вывод своих войск. Я же не считаю, что военные должны были уходить с аэродрома Баграм (аэродром к северу от Кабула был основным местом дислокации американского контингента. — Прим. Zerkalo.io). На его территории находится тюрьма, в которой содержались члены ИГИЛ. И они не должны были оказаться на свободе до полного вывода войск. К тому же у меня остаются вопросы и к организации эвакуации людей, — объясняет свою позицию Марк. —  Сейчас я вижу, что многое из сделанного нами было растрачено впустую. Надежда остается лишь на Северный альянс, который продолжает борьбу. Я очень надеюсь, что афганцы сумеют вернуть себе Афганистан. И я молюсь, чтобы они простили американских солдат за то, что мы ушли. Выполнять приказы — это наш долг.

Талибы в Афганистане. Фото носит иллюстративный характер

«Мир или любая надежда на него отброшены еще на двадцать лет назад»

Экс-морпех говорит, что насчет будущей судьбы Афганистана у него нет никаких иллюзий. По его мнению, ситуация с правами человека будет становиться только хуже. Отдельно в своем рассказе он останавливается на положении женщин. Марк Пак считает, что хотя к их правам серьезные вопросы возникали еще 10 лет назад, сейчас проблема обострится еще сильнее.

—  Афганцы поощряли выбор традиционной женской одежды для прогулок на улице. Но молодые девушки иногда наряжались и в западные вещи, делали прически и макияж. Однако чем дальше ты отъезжал от города, тем хуже становилась ситуация. В большинстве районов страны к женщинам по-прежнему относились как к имуществу. Их выдавали замуж в другие семьи, чтобы укрепить союзы. Их били, если мужчины были ими недовольны. Девушки готовили, воспитывали детей и были малообразованными, — рассказывает Марк. — В городах с этим было чуть лучше. Некоторые женщины могли ходить в школу. Но я хорошо помню случай, когда кто-то из мужчин плеснул ученицам кислотой в лицо. Этот человек посчитал, что женщин в учебных заведениях развращают. Мне было очень тяжело понимать, что я ничего не могу изменить. Думаю, сейчас при талибах все станет гораздо хуже. Женщины превратятся из граждан второго сорта в эквивалентов рабов. И хорошо, если им вообще позволят спокойно жить.

Военные на службе в Афганистане. Фото из архива героя

Кроме того, по мнению Марка Пака, улучшение политической обстановки в этой стране мир увидит не скоро. Он добавляет, что единственная надежда остается на Северный альянс афганских командиров, который будет сражаться за свободу от талибов.

—  Я не уверен, что Афганистан когда-либо был совершенно спокойным местом. Однако сейчас исламские боевики по всему миру будут праздновать захват Афганистана. Они станут преподносить этот факт как иллюстрацию успешности их дела. И это будет поощрением для дальнейших военных атак. К тому же никто не отменяет, что из-за их прихода к власти у Афганистана возрастет напряженность в отношениях с Индией и Пакистаном. Сейчас у меня есть стойкое ощущение, что мир или любая надежда на него отброшены еще на двадцать лет назад, — заключает Марк Пак.