Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «В гробу видали это Союзное государство». Большое интервью с соратником Навального Леонидом Волковым, месяц назад его избили молотком
  2. 18 погибших и 78 пострадавших, в том числе и дети: в Чернигове завершились поисково-спасательные работы
  3. Будет ли Украина наносить удары по беларусским НПЗ и что думают в Киеве насчет предложений Лукашенко о мире? Спросили Михаила Подоляка
  4. В ВСУ взяли на себя ответственность за падение российского ракетоносца Ту-22М3: «Он наносил удары по Украине»
  5. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  6. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко
  7. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика
  8. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей
  9. Появились слухи о закрытии еще одного пункта пропуска на литовско-беларусской границе. Вот что «Зеркалу» ответили в правительстве Литвы
  10. Окно возможностей для Кремля закрывается? Разбираемся, почему россияне так торопятся захватить Часов Яр и зачем разрушают Харьков
  11. В литовском пункте пропуска «Медининкай» сгорело здание таможни. Движение было временно приостановлено
  12. В центре Днепра российская ракета попала в пятиэтажку. Есть жертвы, под завалами могут оставаться люди
  13. «Довольно скоординированные и масштабные»: эксперты оценили удары, нанесенные ВСУ по целям в оккупированном Крыму и Мордовии
  14. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  15. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом


На предстоящих во вторник выборах американцы выбирают Палату представителей, треть Сената, законодательные собрания и губернаторов во многих штатах. Их результаты неизбежно сильно повлияют на следующие два года президентства Джо Байдена и его политику, включая противодействие российской агрессии в Украине, сообщает Русская служба Би-би-си.

Фото: Ralph, Pixabay.com
Фото: Ralph, Pixabay.com

8 ноября — это не просто вторник, а день, когда в Соединенных Штатах пройдут выборы. Так установлено законом, принятым в 1845 году.

По-русски эти выборы принято называть промежуточными, хотя их английское название — midterm elections, потому что они проходят буквально в середине срока президента. Президента на них не выбирают, это приводит к более низкой явке избирателей.

Но от президента в американской политической системе зависит далеко не всё, и избирателям предстоит решить, кто займет другие выборные должности — членов Конгресса, сенаторов, губернаторов и членов законодательных собраний штатов. Русская служба Би-би-си разбирает, у кого больше шансов в этой борьбе и к чему это может привести в следующие два года.

Палата представителей

Все 435 членов Палаты представителей переизбираются каждые два года. В последние два года большинство в палате имели демократы. Это типично: при избрании нового президента его партия чаще всего получает контроль над обеими палатами Конгресса. Это связано с тем, что на президентских выборах явка бывает гораздо выше, а большинство американских избирателей голосуют за кандидатов от одной и той же партии на все должности.

Но на нынешних выборах шансов сохранить большинство в Палате представителей у Демократической партии откровенно мало (агрегатор опросов 538 дает им 15 шансов из 100). На это работают целых три фактора.

Во-первых, есть устойчивая историческая тенденция: на первом сроке президента его партия обычно проигрывает промежуточные выборы. Исключения редки — последний раз такое случалось в 2002 году, когда в американском обществе еще сохранялся эффект «ралли вокруг флага» после терактов 11 сентября годом ранее, и у Джорджа Буша-младшего был огромный рейтинг. Джо Байден сегодня ничем подобным похвастаться не может.

Фото: whitehouse.gov
Джо Байден. Фото: whitehouse.gov

Во-вторых, у Республиканской партии есть структурное преимущество. По Конституции, в каждом избирательном округе должно проживать примерно равное число избирателей, но при этом в каждом штате должен быть хотя бы один округ (в малонаселенных штатах так и есть — например, штат Аляска представляет всего один конгрессмен). Все остальное остается на усмотрение штатов, и во многих из них это означает, что избирательные округа нарезают те, кто имеет большинство в законодательном собрании штата (иногда с правом вето у губернатора).

Демография избирателей обеих партий изучается досконально: где они живут, их возрастной, гендерный и расовый состав, уровень доходов, уровень образования. Все эти характеристики сложным образом коррелируют между собой, но если нанести их на карту, то получается, что в крупных городах преобладают демократы, в сельской местности доминируют республиканцы, а пригороды — это поле битвы.

Вооруженные этим знанием, политики штатов стремятся устанавливать границы избирательных округов максимально выгодно для своей партии. Эти границы могут проводиться как угодно: в консервативном штате можно, например, разрезать крупный город на несколько округов и присоединить их к большим участкам сельской местности — так, чтобы голоса горожан растворились. В либеральном штате можно, наоборот, присоединить к городскому округу полосу сельской местности, но так, чтобы голоса селян не могли перевешивать городской электорат.

Эта практика (у нее есть особое название — джерримендеринг) приводит к тому, что в большинстве округов у одной из двух партий шансы абсолютны; лишь в малой части округов победить могут как демократы, так и республиканцы.

По данным Cook Political Report, демократы гарантированно побеждают в 159 округах, а республиканцы — в 188. Еще в 29 округах вероятность победы демократов оценивается как высокая.

Дальше, чтобы дотянуть до большинства (это 218 мест), демократам нужно взять еще минимум 30 округов. Округов, в которых исход борьбы непредсказуем, по данным того же исследовательского центра, всего 35, причем 10 из них склоняются в сторону республиканцев.

Наконец, в-третьих, все это меркнет на фоне еще одной проблемы — инфляции, какой американское общество не знало два поколения. По данным за сентябрь, инфляция в США составила 8,2% за год, такой рост цен в последний раз наблюдался в конце 70-х-начале 80-х годов. Даже далекие от политики люди ощущают рост стоимости жизни каждый день.

Сенат

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Об исходе борьбы за Сенат, где переизбирается 35 сенаторов, можно говорить с гораздо меньшей уверенностью. Агрегатор опросов 538 сейчас прогнозирует, что контроль над палатой может с равной вероятностью как остаться за демократами, так и перейти к республиканцам.

В нынешнем составе палаты у тех и других по 50 мест, и демократы имеют большинство лишь в том смысле, что когда голоса распределяются строго пополам (то есть ни один из демократов не голосует против), то решающий голос получает вице-президент, демократка Камала Харрис.

Самая жесткая борьба разворачивается за четыре штата: Пенсильванию, Джорджию, Неваду и Аризону. Чтобы сохранить хотя бы 50 мест, демократам нужно победить в трех из четырех этих штатов, но это не выглядит невозможным: в Пенсильвании и Аризоне, по опросам, кандидаты от демократов сейчас с небольшим отрывом лидируют.

Самая острая борьба может развернуться за Джорджию, причем ее исход мы можем сразу не узнать: если ни один из кандидатов не наберет больше 50% голосов, то придется проводить второй тур. В этом случае повторится ситуация 2020 года, причем кандидат от демократов — Рафаэль Уорнок — баллотировался и на тех выборах тоже. Результаты второго тура тех выборов стали известны за несколько часов до штурма Капитолия, 6 января 2021 года.

Конечно, нельзя исключить, что опросы ошибаются, как это было в 2016 и (в меньшей степени) 2020 годах. Как пишет специализирующийся на анализе электоральных данных корреспондент New York Times Нейт Кон, по-прежнему есть много признаков того, что консервативно настроенные американцы отказываются разговаривать с поллстерами или отвечают им не искренне.

Выборы в штатах

Многие штаты выбирают свои законодательные собрания, губернаторов и госсекретарей. Это важный задел на следующие выборы 2024 года, когда Америка будет выбирать президента.

Выборы президента США, как известно, двухступенчатые: непосредственно за президента голосуют выборщики. Выборщиков у каждого штата столько же, сколько у него членов Палаты представителей (минимум один, но чем многочисленнее население штата, тем больше) плюс сенаторов (от каждого по два) — то есть минимум три. Выборщиков формально назначает губернатор штата, исходя из того, за какого кандидата проголосовало большинство избирателей в этом штате. В большинстве штатов (небольшое исключение составляют Мэн и Небраска) кандидату, набравшему большинство даже в один голос на выборах, достаются голоса всех выборщиков от соответствующего штата.

Но порядок назначения выборщиков не прописан в Конституции, он установился позже и в принципе может быть изменен законодателями штатов. В 2020 году, когда Дональд Трамп отказывался признавать свое поражение на выборах, он и его сторонники пытались повлиять на разные звенья этой цепочки, чтобы, например, сорвать подведение официальных итогов голосования (это компетенция госсекретаря), заблокировать назначение выборщиков или назначить альтернативную делегацию выборщиков напрямую решением законодателей.

На нынешних выборах республиканцы выдвинули на должности законодателей, губернаторов и госсекретарей кандидатов, отрицающих победу Байдена, в расчете, что на следующих выборах те будут действовать в интересах Трампа.

Это именно то, что имеют в виду демократы, когда говорят о нарастающем авторитаритаризме в Республиканской партии. Всего, по расчетам Би-би-си, около 35% кандидатов-республиканцев на этих выборах открыто и публично отрицают легитимность президента Байдена.

Дональд Трамп официально еще не объявлял о выдвижении своей кандидатуры на выборах 2024 года, но, по данным американских СМИ, он это сделает 14 ноября. 4 ноября он намекал на это на митинге в Айове.

Когда мы узнаем результаты и будут ли их оспаривать?

Фото: Reuters
Сторонники Трампа около капитолия в начале 2021 года. Фото: Reuters

Если опять вспомнить 2020 год, тогда победитель президентских выборов определился лишь через четыре дня после выборов. На нынешних выборах не придется обрабатывать такое же количество бюллетеней, но разрыв между кандидатами во многих случаях может быть минимальным, так что подсчеты и пересчеты могут продолжаться довольно долго. Если в Джорджии дело дойдет до второго тура — что не исключено, поскольку в выборах участвует еще и третий кандидат от Либертарианской партии, — то он состоится 6 декабря, и только после него станет ясно, какая партия будет контролировать Сенат.

Многие американцы голосуют досрочно и по почте. По данным агрегатора United States Elections Project, к 4 ноября такими способами проголосовали уже 35 миллионов избирателей, что больше, чем на промежуточных выборах 2018 года. В Джорджии по состоянию на 3 ноября проголосовали 2,2 миллиона человек (большинство лично, а не по почте) — а всего там зарегистрировано чуть больше 7 миллионов.

В Пенсильвании к 3 ноября в избирательные комиссии поступило больше миллиона почтовых бюллетеней (примерно каждый девятый зарегистрированный избиратель), причем по законам штата, их можно будет начать обрабатывать только после окончания голосования 8 ноября.

Ведущая пенсильванская газета Philadelphia Inquirer считает, что в целом итоги выборов в штате будут ясны в течение ночи после выборов или на следующий день, но при малой разнице в количестве голосов могут потребоваться пересчеты (при этом официальные итоги будут подведены только через 20 дней).

По данным Gallup, 41% зарегистрированных избирателей в этом году планировали проголосовать досрочно (в 2018 году их доля составляла 34%). Демократов среди них больше, чем республиканцев.

С 2020 года Трамп и его последователи старались дискредитировать досрочное и почтовое голосование, несмотря на то, что оно давно и широко практиковалось во многих штатах и случаи нарушений были единичны. Некоторые штаты с тех пор ужесточили законодательство об этих способах голосования.

Что будет с американской поддержкой Украины, если республиканцы победят?

Фото: facebook/GeneralStaff.ua
Украинские военнослужащие. Фото: facebook/GeneralStaff.ua, носит иллюстративный характер.

Буквально 4 ноября конгрессвумен из Джорджии Марджори Тэйлор Грин, республиканка, трампистка и последовательница культа QAnon, заявила, что от республиканского Конгресса Украина ни получит «ни гроша».

Ее взгляды в Республиканской партии отнюдь не маргинальны: в октябре лидер (пока) меньшинства в Палате представителей и ее вероятный будущий спикер Кевин Маккарти заявил, что никаких «чеков без указания суммы» Конгресс администрации выписывать больше не будет. Скептически к поддержке Украины относятся такие популярные в партии деятели, как Дональд Трамп, его сыновья или телеведущий Fox News Такер Карлсон.

Вместе с тем, не все республиканцы разделяют эту позицию. Лидер республиканской фракции в Сенате Митч Макконнелл поддерживает Украину, в мае он даже ездил в Киев.

В любом случае можно ожидать, что республиканское большинство будет относиться к новым бюджетным ассигнованиям на военную и экономическую помощь Украине более придирчиво.

Что еще могут сделать республиканцы?

Дональд Трамп возле Белого дома в его бытность президентом США. The White House / Flickr
Дональд Трамп возле Белого дома в его бытность президентом США. The White House / Flickr

Полезно вспомнить, что происходило после предыдущих промежуточных выборов — в период с 2018 по 2020 годы. Эта ситуация может повториться. Этого ожидают многие либеральные комментаторы, да и среди республиканцев некоторые воспринимают будущую ситуацию как возможность расквитаться с демократами за все обиды, нанесенные в то время.

В 2018 году президентом был республиканец Трамп, а большинство в Палате представителей перешло к демократам (в Сенате, кстати, республиканцы тогда даже упрочили свои позиции).

После этого случились:

  • Шатдаун — прекращение финансирования федеральных учреждений из-за отсутствия принятого бюджета. Тогда демократы противились строительству стены на границе с Мексикой. На стену Трамп в итоге выделил деньги, воспользовавшись чрезвычайными полномочиями.
  • Импичмент — эта идея соблазнительна для тех, кто хочет именно реванша; именно поэтому не только либеральные комментаторы, но и североамериканский обозреватель Би-би-си Энтони Зуркер считают, что повод для импичмента Байдена при желании вполне могут найти. Для вынесения импичмента достаточно простого большинства в Палате представителей, после этого Сенат превращается в своеобразный суд и выносит решение о виновности и отстранении президента двумя третями голосов. Это, правда, очень высокая планка, преодолеть ее не удавалось еще ни разу за всю американскую историю.

Кроме того, республиканское большинство в обеих палатах способно изводить администрацию всевозможными расследованиями. Упомянутая выше Марджори Тэйлор Грин об этом тоже недавно говорила.

Наконец, в какой-то момент администрации придется просить Конгресс вновь поднять потолок госдолга, что всякий раз дает законодателям возможность выторговывать всевозможные уступки (даже с демократическим большинством в 2021 году это оказалось непросто).

Если республиканцы получат большинство еще и в Сенате, они смогут блокировать назначения должностных лиц в администрацию и особенно федеральных судей — у Митча Макконнелла большой опыт по этой части.

Все перечисленное описывает, как республиканцы могут помешать демократической администрации. Но могут ли они сами принять какие-то законы, отражающие их предпочтения? Ответ на этот вопрос отрицательный, и причин для этого две. Первая называется Сенат, вторая — президентское вето.

Палата представителей, безусловно, может проголосовать за любые законы. Но в Сенате есть такое явление, как филибастер. Формально это всего-навсего правило регламента о необходимости голосования об окончании прений на пленарном заседании. Но есть одна проблема: это техническое, на первый взгляд, решение о завершении дебатов принимается большинством как минимум в 60 голосов из 100. Маловероятно, что в новом составе Сената у республиканцев будет столько голосов. На практике одной угрозы воспользоваться этим правилом достаточно для того, чтобы похоронить законопроект.

Для меньшинства в Сенате филибастер — это мощный рычаг давления на большинство, он позволяет блокировать любое законодательство, кроме бюджетного, а также кадровых назначений в исполнительной и судебной власти. Все социальные пакеты Байдена принимались именно под рубрикой бюджетных; то, что под это описание не подходило, из них пришлось изъять.

Если какой-то закон все же проходит через Сенат, но не устраивает президента, тот может применить вето. Конгресс теоретически может преодолеть его вето, но для этого необходимо уже две трети голосов в обеих палатах.

Что будет с выборами 2024 года?

Про Дональда Трампа мы уже писали выше: скорее всего, он будет баллотироваться в 2024 году. У него могут появиться конкуренты внутри Республиканской партии — наиболее перспективным среди них сейчас считается губернатор Флориды Рон Десантис. Также называют бывшего вице-президента (при Трампе) Майка Пенса и его же госсекретаря Майка Помпео. Но если Трамп выдвинет свою кандидатуру, они могут не решиться конкурировать с ним.

Джо Байден тоже несколько раз говорил, что намерен выдвигаться на второй срок. Не все ему верили; многих смущает, что в 2024 году, вскоре после выборов, политику исполнится 82 года. Если результаты нынешних выборов окажутся очень неудачными для демократов и если рейтинг Байдена в последующие месяцы не восстановится, он подвергнется сильному давлению внутри партии, с тем чтобы уступить дорогу более перспективным кандидатам.