Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В какую страну чаще всего уезжают белорусы работать, и из какой страны едут работать в Беларусь
  2. Нехватка денег, еды и одежды. Эксперты ООН изучили ситуацию с украинскими беженцами в Беларуси и узнали, хотят ли они домой
  3. Синоптики объявили оранжевый уровень опасности на понедельник
  4. Чемпион Беларуси по футболу сыграл договорной матч? СК возбудил уголовное дело в отношении представителя «Шахтера»
  5. Россия очень не хотела, чтобы Украина вступила в НАТО, — но, кажется, это уже случилось де-факто. Объясняем, что произошло
  6. С 1 февраля пересмотрят некоторые пенсии. Но размер прибавки вряд ли порадует
  7. Песков назвал слова Джонсона об угрозах Путина ложью
  8. Почему Западу нельзя медлить с поставками вооружения Украине, где сейчас наступает армия РФ, потери под Горловкой. Главное из сводок
  9. «Не отбыла даже хотя бы половину срока». Замглавы администрации Лукашенко рассказала, почему отказано в помиловании россиянке Сапеге
  10. «Лукашенко очень жестоко кинул Путина». Экс-спичрайтер президента России Аббас Галлямов о войне, протестах и будущем
  11. Источники: Влад Бумага уходит из YouTube и переходит в VK Видео
  12. «Белорусы — это же не россияне». Спросили у жителей украинского приграничья о вероятности вступления Беларуси в войну


Алексей Калмыков,

В Великобритании бастуют все, кто может: медики, учителя, почтальоны, нефтяники, юристы, связисты, парковщики, мусорщики, машинисты, портовики, пожарные и госслужащие. Британия — не Франция, она отвыкла от такого еще полвека назад, пишет Русская служба Би-би-си.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Невиданный для последних десятилетий масштаб забастовок вернул к жизни призрак хаотичных 1970-х, когда Британия была «больным человеком Европы». Тогда кризис удалось преодолеть только за счет непопулярных неолиберальных реформ Маргарет Тэтчер и присоединения страны к зоне свободной европейской торговли, ставшей впоследствии единым рынком Евросоюза.

И вот Британия снова претендует на этот титул. Она отстает от других богатых стран, а население беднеет рекордными темпами. Страна так и не восстановилась от трех ударов, полученных в начале 21 века: финансового кризиса 2008 года и брексита с ковидом в 2020-м. Инфляция превышает 11% в год, а в экономике спад уже полгода без перспективы вернуться к росту в ближайшие год-два.

Виной тому не только текущие энергетический и инфляционный кризисы в мире, которые усугубила агрессия России против Украины, но и целая череда ошибок британских властей, исправить которые в ближайшее время будет очень трудно, говорят экономисты.

А значит, и забастовки — надолго. Так кто бастует и почему? И есть ли свет в конце туннеля?

Кто бастует

Кое-кто уже добился своего, другие только собираются с мыслями.

Адвокаты — государственные защитники и обвинители — взбунтовались в июне и к октябрю выбили повышение на 15%. Водителям автобусов в северном Лондоне удалось добиться прибавки в 11%, в Кенте — 14%. Мусорщики в прибрежном Истборне после стачки получают на 11% больше, машинисты в Шотландии — на 5%, связисты ВТ — на 16%, а наземный персонал BA в аэропорту Хитроу одной угрозой прекратить работу добился повышения выплат на 13%.

Фото: Reuters
Забастовка работников «Королевской почты». Фото: Reuters

И это лишь начало. Только на этой неделе бастуют 70 тысяч преподавателей университетов и 115 тысяч почтальонов. Вот неполный список тех, кто готовится идти до конца в спорах с работодателями.

Медперсонал

Медсестры планируют на декабрь крупнейшую забастовку в истории государственной системы здравоохранения NHS — 15 и 20 декабря. Они требуют повышения зарплаты на 19%. К ним собираются присоединиться английские доктора, недовольные повышением оклада всего на 2%, а также 350 тысяч медработников и 18 тысяч водителей «скорой».

Учителя и преподаватели

Преподаватели недовольны условиями труда, а особенно переработками. Они требуют гарантировать пенсии и повысить зарплаты по меньшей мере на 12%. В 150 университетах частично отменены лекции для примерно 2,5 млн студентов. Это крупнейшая подобная акция в современной истории высшего образования страны. Школьные учителя не отстают: в эти минуты зреет протест в Шотландии, но и в других частях Соединенного Королевства родителям скоро придется несколько дней посидеть с детьми дома.

Железная дорога

Ничего нового в том, что бастуют машинисты и кондукторы, нет. Если в 1970-х это были шахтеры, то в последние годы для британцев забастовка стойко ассоциировалась исключительно с поездами. И на этот раз железнодорожники не подвели.

Почтальоны

Приватизированная «Королевская почта» (Royal Mail) предложила повысить зарплату максимум на 9% при инфляции в 11% и вдобавок ввести обязательную работу по воскресеньям и отменить часть льгот. В ответ почтальоны отказались разносить письма и посылки в несколько дней перед Рождеством — самое горячее время.

Нефтяники

В начале декабря работники сервисной компании Petrofac намерены отказаться обслуживать вышки BP в Северном море. Им не понравилось требование работать больше.

Парковщики

Парковщики в Солсбери и всем графстве Уилтшир с 10 декабря на неделю перестанут выписывать штрафы в знак протеста против уменьшения оплаты труда во внеурочное время. Бесплатная парковка для всех желающих посмотреть на знаменитый шпиль.

Связисты

Впервые за 30 лет забастовку объявили работники компании BT и ее подразделения Openreach, которое прокладывает и сдает в аренду кабели для большинства интернет-провайдеров в Британии. 40 тысяч сотрудников требуют повышения зарплаты.

Портовые работники

В морских портах Ливерпуля и Фолкстона бастовали докеры, а в аэропорту Хитроу, воздушных воротах Великобритании, — наземные службы. Ливерпульцы добились повышения и вышли на работу. Остальные пока спорят, и дальнейшие перебои не исключены.

Госслужащие (и пограничники)

Около 100 тысяч госслужащих, включая тех, что проверяют паспорта на границах, и тех, кто принимает экзамены на водительские права, собираются испортить Рождество чиновникам, если они не примут требование повысить зарплату на 10%.

Пожарные

Им предложили 5% повышения, они рассмеялись в лицо, и сейчас профсоюз из 32 тысяч работников пожарных станций собирается поставить на голосование вопрос о первой за десятилетие забастовке. Решение будет принято в январе.

Почему вдруг все недовольны

Благосостояние британцев неуклонно росло с 1980-х и вплоть до финансового кризиса 2008 года, когда вдруг все сломалось и началась стагнация главного показателя уровня жизни — реальных располагаемых доходов на душу населения. Да такая, какой страна не знала по меньшей мере последние 100 лет.

Фото: Reuters
Протест преподавателей. Фото: Reuters

События последних трех лет убедили экономистов в том, что наверстать упущенное и вернуться к докризисному уровню благосостояния Британия сможет только после двух потерянных десятилетий — не ранее 2027 года. И к этому моменту средняя семья окажется на треть беднее, чем могла бы быть, если бы рост продолжался по докризисной траектории, подсчитали исследователи ведущего британского центра экономического анализа IFS.

Причины первого «потерянного десятилетия» кроются в резком сокращении госрасходов ради возврата одолженного на спасение банков в кризис, а также в экспансии интернет-бизнеса, которая привела к резкому росту числа низкооплачиваемых временных рабочих мест.

Другими словами, люди стали меньше зарабатывать, но больше работать, пособия и социальные гарантии были урезаны, а качество и доступность образования, здравоохранения и других госуслуг ухудшилось, что заставило людей тратить деньги на частные альтернативы.

Второе «потерянное десятилетие», в отличие от первого, лишь частично объясняется внешними причинами. Из них главная — пандемия коронавируса, потребовавшая масштабных госрасходов на поддержку населения и бизнеса в локдаун.

Но есть и причины местного разлива. Две главные — брексит и грубые ошибки в управлении экономикой. Они сделали Британию аутсайдером экономического роста среди развитых стран и еще больше усложнили задачу восстановления доходов населения.

Итог — терпение людей подошло к концу. Они все меньше готовы мириться с падением доходов и все чаще прибегают к крайней мере — забастовкам.

Почему решить проблемы быстро не получится

Правительство Риши Сунака, пришедшее на смену мимолетному кабинету Лиз Трасс, пытается затушить пожар, раздутый ее неуклюжими экспериментами в экономической политике. Антикризисный план был обнародован в ноябре, и экономисты сразу вынесли неутешительный вердикт.

«Суровая правда в том, что мы все стали намного беднее, — сказал глава IFS Пол Джонсон. — Восстановление будет долгим и мучительным, причем все было бы легче, если бы не несколько голов в свои ворота в экономике».

Фото: Reuters
«Я мыслю, а значит, меня эксплуатируют», «Бастуй до победы». Протест преподавателей университетов. Фото: Reuters

Особенно туго придется среднему классу, потому что доходы работающих людей падают, а налоги растут. По оценкам Джонсона, Британия вошла в эпоху высоких налогов — они не опустятся на доковидный уровень «в ближайшие десятилетия», сказал он Би-би-си.

Правительство Сунака повышает налоги и урезает расходы, чтобы заткнуть гигантскую дыру в бюджете размером более 50 млрд фунтов.

Большая часть повышения сборов в бюджет отложена на после выборов через два года. К ним страна подойдет с самым высоким со времен Второй мировой налоговым бременем — 37,1% годового объема экономики по сравнению с 33,1% ВВП в доковидном 2019−20 налоговом году.

Правда, относительно других развитых стран Европы налоги в Великобритании низкие. Однако качество и доступность госуслуг и инфраструктуры, цены на транспорт и объем социальной поддержки тоже ниже континентальных.

К тому же правящая консервативная партия вот уже 12,5 лет у власти пытается развернуть страну от европейской модели «большого» социального государства к американскому капитализму с минимальными налогами и соцподдержкой. Свернуть с этого пути ее заставил сначала ковид, а потом энергетический кризис и провал ультралиберального эксперимента Лиз Трасс.

Теперь новая угроза — забастовки.

Выполнение требований бастующих вынудит власти еще больше повышать налоги и еще масштабнее перераспределять национальное богатство, что противоречит идеологии тори. Поэтому они обвиняют в поддержке забастовочного движения оппозицию — лейбористов, что переводит вопрос в политическую плоскость и затрудняет поиск решений в трудовых спорах.

Так что худшее у британцев впереди.

Фото: Reuters
Забастовка лондонского метро 10 ноября. Фото: Reuters

По оценкам независимого аналитического центра OBR, которому правительство заказывает оценку последствий всех своих бюджетных начинаний, реальные располагаемые доходы населения в ближайший год упадут на 4,3%. Такого не было за все время исчисления этого показателя — с 1956 года.

В последующий год они снизятся еще на 2,8%, и к выборам доходы скатятся на уровень десятилетней давности. И если бы не господдержка в виде субсидий на оплату света и газа, падение было бы в полтора раза существеннее, предупредил OBR.

А значит, запаса прочности у властей нет, поскольку на новую раздачу льгот после ковида и энергокризиса денег в казне нет.

Брексит, Путин и «зима недовольства»

Из-за газовой войны России против Европы и настоящей войны против Украины, развязанных по указанию Владимира Путина, Старый Свет переживает крупнейший за полвека энергетический кризис.

Он усугубил и без того высокую постковидную инфляцию. Но если в континентальной Европе она составляет около 10%, то в Великобритании превысила 11%. Потому что помимо общих проблем у нее есть одна своя — последствия брексита.

Развод с ЕС вернул торговые барьеры, сократил предложение рабочей силы и привел к падению курса фунта. С учетом того, что страна полностью зависит от импорта товаров, включая половину всего продовольствия, такой удар по торговле с ближайшим партнером разгоняет инфляцию и тормозит экономику.

Фото: Reuters
Брексит положил конец беспрепятственному перемещению товаров и рабочей силы между Британией и ее крупнейшим и ближайшим партнером — ЕС. Очередь фур в порт Дувра. Фото: Reuters

Еще в марте OBR предрекал Британии рост ВВП в следующем году на 1,8%, поскольку тогда считалось, что ковид был главным тормозом экономики и теперь начнется восстановление. Однако после событий последних месяцев, войны в Украине и провальной экономической политики британских властей, OBR прочит стране двухлетнюю рецессию и не рост, а падение в следующем году на 1,4%.

Экономисты, опрашивающие бизнесменов о состоянии заказов, найма и настроениях в целом, подтверждают, что страну ждут тяжелые месяцы, если не годы.

«Пелена ковида почти полностью спала, и выяснилось, что проблемы экспортеров никуда не делись. Они по-прежнему страдают от новых таможенных и бюрократических барьеров, а равно и от других последствий брексита, отпугивающих зарубежных клиентов», — прокомментировал ноябрьский опрос S&P Global/CIPS главный экономист CIPS Джон Глен.

Торможение экономики не позволяет богатеть, как планировалось, и вынуждает резать расходы, либо наращивать госдолг.

И с тем, и с другим проблемы. Нынешний виток инфляции особо неприятен, поскольку более всего дорожают вещи, от которых люди не могут отказаться: свет, тепло, бензин и еда. При том же доходе у них остается меньше денег на все остальное: досуг, образование, жилье. Они беднеют, потребление падает, экономика тормозит еще больше.

Стимулировать ее прежним способом — вливанием денег либо за счет удешевления кредитов, либо за счет господдержки в долг — уже невозможно из-за той же инфляции. Два периода накачки экономики деньгами — после финансового кризиса 2008 года и в ковид — сменились эпохой повышения ставок.

Рост процентных ставок вынуждает людей больше тратить на обслуживание долгов, накопленных в эпоху дешевых кредитов. Если исключить сверхбогатых и нищих, средние сбережения британской семьи не превышают 8400 фунтов, а долги намного выше. Достаточно вспомнить, что 28% всего жилья заложено в ипотеку, а средняя сумма долга составляет около 100 тысяч фунтов.

Господдержка в этих условиях также затруднена. Чтобы потратить деньги из казны, их нужно либо собрать, либо занять. Собрать больше проблематично в условиях, когда экономика сокращается, а налоги и так только что повысили. А занять сложно, потому что займы обходятся все дороже, а взятое на себя обязательство сократить гигантский госдолг относительно ВВП отдаляется в условиях падения этого самого ВВП. Слишком долго жили в долг, и вот пришел гигантский счет, как выразился Пол Джонсон из IFS.

«Расплачиваться придется сторицей. Мы будем ежегодно тратить на обслуживание долга больше, чем на любую другую социальную статью бюджета, кроме самой большой — здравоохранения. За исключением короткого периода в 1980-х, таких больших трат на погашение госдолга не было с 1950-х», — отмечает он.

Все это обещает властям головную боль на месяцы вперед, и восставшее из небытия забастовочное движение лишь усугубит ее. Сейчас бастуют десятки тысяч. А готовятся — миллионы. В ближайшие месяц-два станут известны итоги голосования за стачки в профсоюзах, которые объединяют более 1,5 млн учителей, врачей и других бюджетников.

Все условия для новой «зимы недовольства», как в 1978−79 годах, созданы. Выбор у властей небольшой. Денег на удовлетворение всех требований бастующих о повышении зарплат нет. А рецепты 1970-х устарели.

Радикальные реформы в стиле Тэтчер опробовала было Лиз Трасс. Ее план немедленно и с треском провалился, а сама она со свистом вылетела из премьеров. А присоединение к ЕС — табу не только в Британии, но, главное, и в самом ЕС.

Игнорирование и тем более подавление или запрет забастовок — тоже рискованная ставка. Около 60% британцев поддерживают бастующих и лишь 33% против, показал октябрьский опрос, проведенный по заказу Би-би-си. И самая большая поддержка как раз у медработников (64%) и учителей (55%).