Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Чиновники ввели очередные новшества при проверке доходов и расходов населения. Изменения затрагивают построивших дома и квартиры
  2. У Лукашенко спросили, будет ли он участвовать в президентских выборах 2025 года. Вот что сказал политик
  3. Странный энтузиазм российских военкоров, контратаки с обеих сторон и потери России за два года. Главное из сводок
  4. Дорога к войне. Вспоминаем тридцатилетнюю предысторию и реальные причины российского вторжения в Украину
  5. «У меня оргазмов в двух браках не было». Рассказываем о сексе в жизни белорусов во времена СССР
  6. Тело Алексея Навального отдали матери
  7. «Сбросили фото лица и черепа Сергея. Опознавать было нечего». Как два года войны в Украине прожили герои «Зеркала»
  8. Глава украинской разведки Буданов анонсировал новые удары по Крыму и назвал причину смерти Навального по версии ГУР
  9. Чиновники пытаются переложить ответственность за преступления России на командиров. Рассказываем главное из сводок штабов
  10. Обращение Тихановской к белорусам попало на экраны белорусских магазинов
  11. Прогноз по валютам: очень вероятно снижение курса доллара. Как сильно он подешевеет?
  12. Глава Администрации Лукашенко, Гигин, Азаренок и другие. ЦИК обнародовал фамилии депутатов Палаты представителей восьмого созыва
  13. «730 дней боли». Зеленский из Гостомеля обратился к украинцам во вторую годовщину начала войны


Алексей Калмыков,

Великобритания провела весь прошлый год в невиданном политическом кризисе и всего за два месяца выпроводила в отставку двух премьеров — Бориса Джонсона и Лиз Трасс. Ровно 100 дней назад их место занял Риши Сунак. Он пообещал очистить запятнанную скандалами репутацию правительства и Консервативной партии и вернуть Британии статус страны с разумной политикой и устойчивой экономикой, пишет Русская служба Би-би-си.

Премьер-министр Великобритании Риши Сунак. 25 октября 2022 года. Фото: Reuters
Премьер-министр Великобритании Риши Сунак. 25 октября 2022 года. Фото: Reuters

За первые 100 дней Сунака-премьера Британия укрепилась в статусе «больного человека Европы». А подарком к юбилею стала крупнейшая за десятилетие забастовка. Учителя, врачи, юристы, пожарные, машинисты — сотни тысяч британцев бастуют, потому что жизнь дорожает, зарплаты не поспевают за рекордной инфляцией, а здравоохранение и социальная сфера — в глубоком кризисе.

Рейтинги властей стремительно снижаются и обещают конец 13-летнему правлению Консервативной партии.

Простые рецепты выхода из кризиса исчерпаны, лишних денег на борьбу с ним уже нет, а дальше будет еще меньше. Все потому, что пока весь мир оживает после ковида и первого шока войны России против Украины, британская экономика идет противоположным курсом.

В этом году она выступит даже хуже российской, предупредил МВФ. Фонд повысил прогноз мирового роста благосостояния и выделил Британию как единственную развитую экономику, которая переживает спад.

Виноват в этом не Сунак, а его предшественница Лиз Трасс, которая всего за месяц умудрилась поставить на грань краха британскую пенсионную систему и экономику в целом. Партия изгнала Трасс с позором и отдала премьерское кресло Сунаку.

Невзрачный, улыбчивый 42-летний финансист и мультимиллионер индийского происхождения справился с ролью антикризисного менеджера. При нем правительство отказалось от откровенных глупостей и стабилизировало раскачанную Трасс лодку.

Ситуация в стране перестала резко ухудшаться. Она стала ухудшаться плавно.

В этой обстановке Сунаку предстояло закрепиться на новой для него политической высоте — в должности руководителя ядерной державы и шестой экономики мира. В условиях кризиса сформулировать политику своего разношерстного правительства, в котором далеко не все являются единомышленниками премьера. И доказать партии, что эта политика и он лично через два года спасут консерваторов от разгрома на выборах и вынужденного ухода в оппозицию после полутора десятков лет во власти.

Для этого ему нужно избавить Британию хотя бы от одной из пяти главных причин нынешнего печального положения дел. Причины эти:

  • брексит
  • забастовки
  • коррупция и скандалы в правительстве и парламенте
  • текущий острый экономический кризис
  • давние хронические болезни экономики

Справляется ли Сунак с этими задачами? Пока нет, но он выбрал себе другие пять.

Чужой среди своих

Войдя в курс дел, Сунак представил в январе свою программу из пяти пунктов. Получился легко выполнимый план на год-полтора, до следующих выборов, а не стратегическое видение будущего Британии на годы вперед, отмечает Ханна Уайт, директор британского исследовательского центра Institute for Government.

Сунак пообещал сократить инфляцию вдвое, вернуть экономику к росту, уменьшить госдолг и сократить очереди к врачу — все это и так почти неизбежно по мере выхода из экономического и ковидного кризисов. А выполнение последнего обещания — написать законопроект о борьбе с нелегальной иммиграцией — не зависит от исхода этой борьбы.

«В список приоритетов Сунака не попали более сложные проблемы, которые давно стоят перед страной, но так и не были решены предыдущими правительствами, — прокомментировала программную речь Сунака Ханна Уайт. — Теперь важно, сочтет ли население его рецепты адекватными для нашего времени, когда многим приходится очень тяжело».

Риши Сунак. Фото: Reuters
Риши Сунак. Фото: Reuters

Сунак мельчит, потому что для подхода к тяжелым снарядам у него нет ни политического веса, ни правительства единомышленников, ни сплоченной фракции правящей партии в парламенте, ни поддержки населения. Он оказался на главной должности в стране волею судеб и депутатов Консервативной партии, без всеобщих выборов в условиях пожарной необходимости найти кандидата, на которого ни у кого нет аллергии.

«У него немного аномальная ситуация, потому что обычно новому премьеру положен медовый месяц, всеобщая поддержка на первых порах. Я думаю, это не тот случай, — говорит Ханна Уайт. — Ему придется непросто, и он не получит той поддержки, на которую могли бы рассчитывать другие премьеры в начале срока».

«Должность не по плечу»

Разношерстное правительство и фракция, доставшиеся Сунаку в наследство от Бориса Джонсона, не дают ему выйти из тени бывшего босса, при котором он служил министром финансов.

За 100 дней премьерства Сунак так и не смог выполнить главное обещание, данное в первый день у порога Даунинг-стрит, 10 — восстановить доверие к правительству, подорванное чередой коррупционных и этических скандалов.

Скандалы продолжились, пусть и с меньшим размахом. Его министр внутренних дел Суэлла Браверман постоянно попадает в истории из-за антииммигрантской риторики, граничащей с разжиганием розни. На требования уволить или хотя бы осадить ее Сунак не реагирует.

Так же он игнорирует призывы избавиться от своего заместителя и министра юстиции Доминика Рааба, против которого с ноября ведется расследование по многочисленным обвинениям в буллинге от бывших подчиненных. Рааб говорит, что ничего не было. Сунак его не трогает.

Из-за этого главу правительства упрекали в слабости и нерешительности, в недостатке авторитета и политического веса. В конце января только 19% британцев считали Сунака «сильным» премьером, тогда как про Лиз Трасс так говорили 23%, а про Бориса Джонсона — 30%.

А в январе произошел самый крупный на сегодняшний день скандал с назначенцем Сунака.

Председатель Консервативной партии, бывший министр финансов и некогда кандидат в премьеры Надим Захави не просто забыл заплатить сполна налоги, но угрожал судом тем, кто вывел его на чистую воду, а когда правда вскрылась, наотрез отказался уходить в отставку.

Сунак не стал его увольнять, а попросил советника по этике разобраться, что к чему. Тут уже обвинение в слабости ему бросил лидер оппозиции — в лицо и прилюдно.

«Теперь видно, как он безнадежно слаб — премьер-министр хаоса, не справляется ни с одной проблемой, — сказал лидер лейбористов Кир Стармер в парламенте, по традиции обращаясь к сидящему перед ним Сунаку в третьем лице. — Он даже не может выгнать неплательщиков налогов из собственного кабинета. Не начинает ли он задумываться о том, что должность ему не по плечу?»

Если не должность, то собственное обещание Сунака разгрести авгиевы конюшни скандалов времен Джонсона пока не по силам премьеру.

В результате Британия сползла в рейтинге восприятия коррупции больше любой другой страны «Большой семерки». В свежем докладе на этой неделе Transparency International выделила страну в отдельную главу как дурной пример в стиле постсоветской автократии.

«Британия служит предупреждением о том, что даже страны в верхней части индекса уязвимы для восприятия коррупции и ненадлежащего влияния», — написала Transparency.

«Доверие к властям тревожно низко после серии скандалов с коррупцией в политике и при распределении госзаказов, которые показали, с какой легкостью частные лица покупают политическое влияние, и обнажили дыры, позволяющие чиновникам устанавливать самим себе рамки дозволенного», — говорится в отчете.

Как Сунак не справился с забастовками

Скандалы и перепалки с оппозицией отвлекают Сунака от главных задач — остановить сползание страны в кризис, сбить недовольство населения и вернуть партии хотя бы слабую надежду сохранить власть.

Забастовки Сунак сначала игнорировал в надежде, что народу надоест неработающий транспорт и закрытые школы. Этого не случилось, симпатии к бастующим только окрепли. Потом Сунак решил ограничить право на забастовки новым законом — у бастующих появился еще один повод для недовольства.

Согласно январским опросам, более 60% населения поддерживает забастовку медсестер — вдвое больше, чем тех, кто против. К учителям и пожарным большинство также относится с пониманием, а вот забастовками госслужащих и работников общественного транспорта народ недоволен.

Проигравшего в споре с профсоюзами британцы определяют единогласно — это Сунак. Большинство (51%) считает, что он не справляется с проблемой, и только 17% довольны подходом премьера к бастующим.

Беднеющая Британия

Экономисты говорят, что британцы живут все хуже и хуже по двум основным причинам. Первая — хронические проблемы, накопленные за 15 лет после финансового кризиса, из которых почти 13 лет у власти была Консервативная партия. Вторая — брексит.

«Рост доходов за последние 15 лет был худшим со времен войн с Наполеоном, — сказал глава ведущего британского центра экономического анализа IFS Пол Джонсон. — И это в частном секторе, а в государственном даже хуже, там зарплаты ниже, чем в 2010 году. Так что неудивительно, что бюджетники возмущаются».

За потерянным десятилетием после кризиса 2008 года пришел ковид. Теперь эксперты IFS говорят уже о втором потерянном десятилетии.

С 2008 года доходы населения с поправкой на инфляцию не выросли вовсе. А если бы они продолжали расти докризисными темпами, средний житель Великобритании сейчас был бы богаче почти на 40%.

Ситуация начала было выправляться, но тут случился постковидный инфляционный кризис, а за ним пришел энергетический. Цены сейчас растут на 10−11% в год, зарплаты — вдвое-втрое медленнее.

В итоге к весне следующего года инфляция сведет на нет весь рост доходов населения за последние 8 лет, а уровень жизни упадет на 7% по сравнению с текущим, подсчитал независимый центр OBR, на оценки которого опирается правительство при планировании бюджета. На уровень 2008 года доходы вернутся только к 2027-му.

Беднеющее население тратит все меньше, и экономика тормозит. Британия единственная из «Большой семерки» крупнейших развитых стран до сих пор не наверстала потерянное за пандемию.

И продолжает отставать, потому что хроническая проблема низкой производительности труда упорно не поддается властям. Стоимость произведенных товаров и услуг в расчете на одного работника в Британии в среднем на 16% ниже, чем в других странах «Большой семерки». А в США производительность труда и вовсе на 50% выше британской.

Британцы не рвутся работать. За пандемию доля экономически активного населения сократилась почти на 1,5%. Сотни тысяч ушли пораньше на пенсию или пересмотрели жизненные приоритеты и выбыли из числа тех, кто ищет работу.

Хуже всего дела обстоят в госсекторе, особенно в государственной системе здравоохранения NHS. Несмотря на дополнительные вложения и увеличение штата, растет не число принятых пациентов, а очередь к врачу.

Стареющее население вынуждает власти выделять все больше денег на здравоохранение, для чего под нож идут другие социальные расходы — школы, жилье, транспорт, суды.

Результат полутора десятилетий экономии — деградация социальной сферы и забастовки.

Забастовки только усугубляют экономический кризис. Проблеск надежды на восстановление потребления — главного двигателя экономики — появился в ноябре, когда потребительская активность в Британии неожиданно выросла. Подъем оказался заслугой не правительства, а сборной Англии по футболу, которая сумела дойти до четвертьфинала чемпионата мира.

Всплеск был коротким, и даже Рождество не помогло — уже в декабре британцы потратили на покупки вдвое меньше денег, чем в доковидные времена, а четыре дня забастовок стоили ритейлерам почти 1 млрд фунтов недополученной выручки, согласно оценкам отраслевой организации.

Кто виноват: тори, брексит или Путин?

Все эти хронические британские проблемы усугубляются брекситом. Великобритания проголосовала за развод с Евросоюзом еще в 2016 году, но окончательно распрощалась с ближайшим и главным торговым партнером ровно два года назад.

Из-за брексита вернулись границы, проверки и пошлины — в результате торговля с ЕС упала почти на 20%, подсчитали ирландские экономисты.

Новые миграционные правила привели к дефициту примерно 330 тысяч работников, полагают эксперты Centre for European Reform. И это при том, что иммиграция выросла до рекордных 504 тысяч человек в год.

Уехавшие в ковид европейцы не вернулись, а именно они закрывали потребность в низкоквалифицированной рабочей силе, отмечает профессор Джонатан Портес из Королевского колледжа Лондона. Британцев не привлекают карьеры уборщиц и официантов, а иммиграционная политика после брексита настроена на выдачу виз высококвалифицированным работникам.

Число таких виз удвоилось после брексита и пандемии, пишет Портес, ввиду усилившегося притока иммигрантов из Индии, Филиппин и Нигерии.

В целом брексит приносит Британии около 100 млрд фунтов убытка в год, подсчитали на этой неделе экономисты Bloomberg Economics.

Эти деньги сейчас очень пригодились бы Сунаку. Чтобы выполнить требования бастующих бюджетников и повысить им зарплаты на 10% достаточно 15−20 млрд фунтов, согласно разным оценкам экспертов.

Сунак говорит, что брексит не имеет отношения ни к тому, что Британия выступает хуже других развитых стран, ни к падению уровня жизни населения.

Британский премьер валит все на российского президента Владимира Путина. В среду в парламенте в ответ на упреки оппозиции Сунак заявил, что жизнь в Британии дорожает из-за нападения России на Украину.

«Брексит тут вообще ни при чем», — сказал премьер, который, всю свою недолгую политическую карьеру поддерживал развод Британии с Евросоюзом.

Он полон решимости продолжить дело брексита, несмотря на то, что настроения в обществе стремительно меняются.

Согласно январским опросам, 56% британцев считают брексит ошибкой, а 32% — правильным выбором. Последний раз разочарованные были в меньшинстве в мае 2021 года (44% против 45% очарованных). С тех пор оптимистов становилось все меньше.

Другой опрос показал, что 45% британцев сейчас считают, что брексит идет хуже, чем они ожидали. Только 9% приятно удивлены последствиями.

Вернется ли Борис Джонсон?

У Сунака не осталось козырей в рукаве, для выхода из кризиса потребуются непростые решения и много времени, которого у премьера нет — следующие выборы должны состояться не позже января 2025 года, но, скорее всего, пройдут по традиции весной либо осенью 2024-го.

Вопрос о том, где взять деньги, тоже не решен.

Можно заработать, но для этого нужен рост, а не спад экономики. Можно увеличить налоги, но они и так стремятся к рекордному за все время после Второй мировой войны уровню 37% ВВП.

Борис Джонсон. Фото: Reuters
Борис Джонсон. Фото: Reuters

Можно в конце концов снизить налоги, чтобы оживить экономику. Но тогда придется занимать, а у Британии и так долг 2,5 трлн фунтов, да к тому же Сунак обещал сократить его, а нынешними темпами это случится не ранее 2027 года, подсчитал OBR.

Для серьезных реформ Сунаку не хватает политического веса и поддержки расколотой фракции тори в парламенте. Без них он не сможет, даже если захочет, ни пойти на сближение с ЕС, ни увеличить иммиграцию, ни смягчить ограничения на строительство (ветряков на суше, домов в зеленой зоне и т.п.).

А без прорыва и резкого улучшения ситуации в стране кресло под Сунаком зашатается, даже несмотря на то, что он был последним заметным кандидатом в премьеры на скамейке запасных партии тори, и найти ему замену будет непросто.

Но одна кандидатура уже есть. Это снова — Борис Джонсон.

«Если все так и будет продолжаться, к майским выборам в местные органы власти постепенно укрепится мысль — «перезагрузка Сунака не сработала». А если сторонники Джонсона смогут свалить провал на этих местных выборах на Сунака, нам светит очередное лето под лозунгами «Верните Бориса!» — прокомментировал в среду свежие рейтинги Сунака Роб Форд из экспертного центра UK in a Changing Europe.

Опрос показал, что лишь 22% британцев считают Сунака лучшим кандидатом в премьеры. Лидера оппозиции Стармера предпочитают 34%. Рейтинг Сунака стремительно снижается с начала года и достиг глубин рейтинга Бориса Джонсона в худшие моменты его премьерства — во время скандала с ковидными вечеринками и непосредственно перед отставкой.

И пусть 63% населения, согласно опросам, не видят в Джонсоне достойного кандидата в премьеры, у его однопартийцев может быть другое мнение. А именно они выберут лидера партии и главу правительства в случае отставки Сунака — добровольной или вынужденной.

«Рейтинги Сунака не намного лучше прошлогодних рейтингов Джонсона, при этом отставание Консервативной партии от лейбористов увеличилось, — описывает Роб Форд подводные камни ближайших месяцев премьерства Сунака. — Ярые сторонники Бориса слепо верят в то, что только он сможет развернуть этот корабль. А даже если нет, им приятнее идти ко дну, когда у руля капитан Борис, а не капитан Риши».