Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Стала известна дата похорон Алексея Навального
  2. «КГБ заставлял выплатить повторные компенсации наличными». Поговорили с основателем By_Help о новых тенденциях в делах по донатам
  3. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры
  4. В Канаде рассказали о прорывной разработке, которую в Беларуси зарубили много лет назад. Как такое происходит, объяснил автор проекта
  5. Замначальника погранзаставы «Мокраны» вылетел со службы из-за «проступка» и теперь немало должен. Его подвел бизнес
  6. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады со стороны Молдовы»
  7. Владельцы Xiaomi жалуются, что их смартфоны обновились до «кирпича». Что произошло и как это «вылечить»
  8. Уходя с поста, министр хочет громко хлопнуть дверью — ввести ужесточения по рынку труда (ранее приложила руку к урезанию соцпакета)
  9. Подозреваемого в изнасиловании белоруски полиция Варшавы перевозила в странном шлеме. Для чего он нужен?
  10. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  11. Введение комиссии за хранение валюты на счетах и повышение сбора по наличным. Многие банки анонсировали изменения в марте
  12. Новшества от мобильных операторов и банков, усиленный контроль силовиков, дедлайн по налогам. Что изменится в марте
  13. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку
  14. «Отменен навсегда». Литва 1 марта нанесет удар по транспортному сообщению с Беларусью: как это уже отразилось на пассажирских перевозках
  15. «Приехал и один развернул толпу в свою сторону». Чиновники и пропаганда возвеличивают Лукашенко — вот кто старается больше всех
  16. Как Кремль может воспользоваться призывом Приднестровья «защитить» их от Молдовы, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  17. В ВСУ сообщили о гибели бойцов морского центра спецопераций. Z-каналы пишут о 20 убитых и одном взятом в плен при попытке высадить десант


В последние месяцы все внимание на театре военных действий приковано к Донецкому направлению. Ожесточенные бои здесь идут за Бахмут и Северск, к которым после захвата Соледара рвутся российские войска. Офицер 54-й бригады ВСУ Александр Афанасьев рассказал NV о том, что сейчас происходит в Северске — городе, который превращается в один из эпицентров войны.

Фото: facebook/GeneralStaff.ua
Фото использовано в качестве иллюстрации: facebook/GeneralStaff.ua

— Соледар, Бахмут и Северск — это одно звено обороны. С июля наша бригада держит ее в районе именно Северска, и за это время здесь мы отразили сотни штурмов врага, — говорит Александр.

По его словам, когда 11 декабря российские силы пошли в наступление, по городу было нанесено несколько ударов. Бои шли такие же, как и при Соледаре, но украинские защитники устояли. Противник, неся большие потери, вынужден был отступить.

— В городе сейчас идут постоянные бои, потому что если не большой штурм, то, по крайней мере, разведку боем россияне проводят регулярно. Это когда маленькие штурмовые группы по три-четыре человека пытаются прощупать нашу оборону. Минометные и артиллерийские обстрелы происходят также постоянно, из «Градов» палят с самого утра и до поздней ночи. И это психологически тяжело даже для опытных бойцов: через несколько часов под артобстрелом человек теряет волю к победе. Когда ты чувствуешь, как долго скачет земля под ногами, то появляется психологическое ощущение, что тебя бросили. Поэтому нужно быстро брать себя в руки.

«Целые поля русских»

Афанасьев говорит, что самым тяжелым был декабрь, когда начались штурмовые действия.

— Я столько убитых в жизни не видел — целые поля русских. Их мы так и оставляем, с той стороны забрать тела никто не силится. Обычно берем пленных, подчас целыми батальонами и бригадами. Рассказывают они одно и то же — обещали свободу и деньги.

Воин рассказывает, что против них, в основном, воюют штурмовые группы ЧВК Вагнера.

— Там, конечно, есть опытный костяк, но их сила — в количестве, тактике и пренебрежении к жизни и здоровью личного состава. То, что мы себе позволять не можем. Как правило, все, кто попадал к нам в плен, — это приговоренные к заключению за тяжкие преступления: изнасилование детей, серийные убийства или продажу наркотиков.

А вот скелет вагнеровцев — это штурмовики. Они умеют воевать и делают это профессионально. После захвата позиции, для того чтобы их не «размотала» наша артиллерия, штурмовики запускают на место обычных бойцов. Именно их потом наши и уничтожают пачками на всех этих красивых видео. А штурмовые отряды, которыми дорожат, убирают с захваченных позиций быстренько.

Тактика бойцов самопровозглашенной ЛНР от вагнеровской отличается, отмечает военный. Он называет их более «более уважаемыми врагами».

— Они любят использовать дроны, артиллерию и минометы, таким образом пытаются планово обрабатывать наши опорные пункты, нанести урон и только после этого уже идут в атаку.

Афанасьев отмечает, что подразделения самопровозглашенных республик воюют с 2014 года и научились делать это хорошо, а сейчас перенимают тактику ВСУ.

— Такие получают неплохое денежное обеспечение, поэтому при выборе погибнуть или скинуться на дрон выбирают второе. Так что стереотип о голых босых ЛНРовцах чаще всего идет от нашей пехоты, которая в окопах действительно видит второсортных бойцов. Однако профессиональные пулеметчики, снайперы или операторы дронов тоже есть, просто они обычно в траншеях не сидят, — говорит военный ВСУ.

Приходилось его подразделению сталкиваться и с кадыровцами.

— Их подразделение Ахмат воевало против нас с лета в районе Северска, и сейчас вроде должно зайти какое-то новое. Кадыровцы пользуются противоположной тактикой от вагнеровской — если последние презирают своих, то эти очень дорожат личным составом. Они никогда не будут участвовать в операциях, где конкретно можно получить люлей. Кадыровцы слишком богаты, с очень приличным денежным обеспечением, и им есть, что терять, чтобы вот так откровенно рисковать здесь своей жизнью.

Афанасьев убежден, к любому врагу не стоит стоит относиться пренебрежительно.

— Десять человек даже со старым ржавым «калашом» — это угроза. Даже если у них десять очень старых танков, они все равно имеют пушки и стреляют. То есть каким бы ни был наш профессиональный состав, но количественный фактор всегда берет верх, это не нужно недооценивать.