Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?
  2. «Отменен навсегда». Литва 1 марта нанесет удар по транспортному сообщению с Беларусью: как это уже отразилось на пассажирских перевозках
  3. Введение комиссии за хранение валюты на счетах и повышение сбора по наличным. Многие банки анонсировали изменения в марте
  4. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ
  5. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  6. В ВСУ сообщили о гибели бойцов морского центра спецопераций. Z-каналы пишут о 20 убитых и одном взятом в плен при попытке высадить десант
  7. Как Кремль может воспользоваться призывом Приднестровья «защитить» их от Молдовы, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  8. MAYDAY: В Бресте в 44 года умер начальник милицейского управления по борьбе с киберпреступностью
  9. Уходя с поста, министр хочет громко хлопнуть дверью — ввести ужесточения по рынку труда (ранее приложила руку к урезанию соцпакета)
  10. «КГБ заставлял выплатить повторные компенсации наличными». Поговорили с основателем By_Help о новых тенденциях в делах по донатам
  11. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  12. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
  13. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  14. Владельцы Xiaomi жалуются, что их смартфоны обновились до «кирпича». Что произошло и как это «вылечить»
  15. «Приехал и один развернул толпу в свою сторону». Чиновники и пропаганда возвеличивают Лукашенко — вот кто старается больше всех
  16. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок


Верстка,

С начала войны российские силовики преследовали людей, которые выходили на протесты или писали антивоенные посты в соцсетях. С репрессиями столкнулись не только взрослые, но и подростки и даже дети. Самым громким стало дело московской пятиклассницы Вари Жоликер. Она не посещала «Разговоры о важном» (учебный предмет в России, введенный в 2022 году) в школе и поставила в мессенджере проукраинскую аватарку. Девочку и ее маму отвезли в полицию, с ними провели беседу сотрудники Центра «Э» (Главное управление по противодействию экстремизму МВД РФ) и органы опеки.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Подобные истории случаются по всей России. Как минимум семеро несовершеннолетних стали фигурантами уголовных дел. Угрозы насилием от полицейских, скандалы с родителями, крупные штрафы: «Вёрстка» рассказывает, что происходит с несовершеннолетними, которые пытаются протестовать против войны.

«Одноклассники и учителя мне в лицо ничего не сказали. Они все поддерживают войну»

В мае 2022 года в одной из дагестанских школ проходила торжественная линейка в честь окончания учебного года. 17-летняя выпускница Зари (имя изменено) должна была выступить на празднике и прочитать стихотворение.

Но перед этим слово взяла директриса. Она поздравила учеников, собравшихся в школьном дворе, с тем, что российская армия захватила комбинат «Азовсталь» в Мариуполе. Слушая эту речь, Зари сильно разозлилась.

Когда подошла ее очередь читать стихотворение, девушка вышла в центр двора и срывающимся голосом прокричала в микрофон: «Нет войне! Свободу Украине! Путин — черт!»

«Я не готовилась, идея пришла внезапно, — вспоминает Зари. — Я вышла и прокричала все, что было на уме. Страшно не было, но было волнение, как перед суицидом».

Кто-то снял произошедшее на телефон, и утром 22 мая видео распространилось по соцсетям. Одни комментаторы называли Зари дурой и «тупой гусеницей», другие сокрушались, что она навлечет беду на себя и родных. Кто-то, наоборот, хвалил девушку за смелость.

В школе Зари никто не поддержал. Она вспоминает, как закончилось ее выступление: «На меня с криками стали кидаться люди, все очень злые. Называли фашисткой, предательницей и позором страны».

Классная руководительница отвела Зари к директору. В кабинете, по словам девушки, уже сидели «представители правонарушительных органов». Они отобрали у школьницы телефон и отвезли в отделение полиции.

«Это все сопровождалось оскорблениями, я чувствовала себя ведьмой в средневековой деревне или серийным маньяком, — вспоминает Зари. — В полиции меня держали часов пять, наверное, я плохо помню. Не били. Говорили, что я тупая и ничего не понимаю. Еще украинцев обзывали».

В тот же день в дагестанских пабликах появилось видео с извинениями Зари и ее мамы. Стоя перед камерой на фоне школы, девочка говорит, что «переживала из-за экзаменов» и сожалеет о своем поступке, которым «просто хотела привлечь к себе внимание». Ее мама с подавленным видом называет поступок дочери «эмоциональным и необдуманным». «Я патриот своей страны и поэтому поддерживаю проводимую спецоперацию на территории Украины, — говорит мама Зари. — Искренне сожалею, что недоглядела что-то важное в воспитании дочери, и обещаю, что такое больше не повторится».

По словам Зари, это видео сняли «люди из администрации на телевизионную камеру». «Они эту бандурину в школу притащили и дали мне листок с текстом, который нужно сказать», — объясняет девушка.

Провластные дагестанские телеграм-каналы утверждали, что в отношении выпускницы составили административный протокол за «дискредитацию» армии, а на ее мать — за неисполнение «обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних». «Вёрстке» Зари рассказала, что «все закончилось комиссией» по делам несовершеннолетних.

«Приезжал мэр с дядьками и тетьками из Махачкалы — какие-то министры. Еще приезжал шарлатан-психолог с фээсбэшником», — добавляет Зари.

Дома девушка из-за произошедшего «поскандалила с мамой, бабушкой и дедушкой», но потом все успокоились. «Друзей у меня нет, одноклассники и учителя мне в лицо ничего не сказали. Они все поддерживают войну», — добавляет девушка. Жизнь вернулась в прежнее русло — Зари готовится к поступлению в институт.

На вопрос, не жалеет ли Зари о своем поступке и как относится к случившемуся, она говорит: «Отвечать не буду, я на учете в полиции». Там ей пригрозили, что, если будут новые инциденты, заведут уголовное дело, а всей ее семье «испортят жизнь».

«Они подошли, сказали: „Зови родителей и поедем“»

Зари из Дагестана — далеко не единственная несовершеннолетняя, которая столкнулась с давлением из-за антивоенного выступления. По данным ОВД-инфо, среди фигурантов уголовных дел за антивоенную позицию в 2022 году было по меньшей мере семеро несовершеннолетних.

Помимо мирных протестов и высказываний некоторые подростки проводят и акции прямого действия. Например, 30 января 2023 года стало известно, что в Подмосковье сотрудники ФСБ задержали трех восьмиклассников, повредивших железнодорожные пути (по данным СМИ, они подожгли релейный шкаф). В ведомстве считают, что школьники сделали это «по заданию неизвестных из мессенджера Telegram». Ведомство призвало граждан «соблюдать бдительность и не идти на поводу у лиц, которые используются спецслужбами Украины для совершения диверсий на объектах транспортной инфраструктуры».

Какую ответственность понесут подростки — пока неизвестно. В УФСБ отметили, что такие действия в зависимости от обстоятельств могут квалифицироваться по ст. 205 УК РФ (Террористический акт) или ст. 281 УК РФ (Диверсия). За них может грозить лишение свободы — в том числе для подростков.

Если уголовные дела против несовершеннолетних заводят лишь в единичных случаях, то задержания, угрозы, травля и административные преследования встречались куда чаще и происходили во всех федеральных округах России. Точной статистики не существует. Но, по данным из СМИ и открытых источников, за прошедший год несовершеннолетних задерживали на митингах и акциях солидарности с украинцами, штрафовали за расклейку листовок, сообщения в телеграме, рисование антивоенных граффити и нашивки на одежде в Москве и Санкт-Петербурге, Челябинске, Екатеринбурге, Орле, Смоленске, Рязани, Новосибирске, Владивостоке, Тюмени, Казани, Волгограде. В оккупированном Россией Крыму на школьницу, рисовавшую в блокноте украинский флаг, написали донос в МВД.

16-летний Андрей из Владимирской области — один из тех подростков, на которых завели административное дело. Он рассказывает, что в школе за ним давно закрепилась репутация «навальненка»: он ходил на митинги и не скрывал оппозиционных настроений. Об этом знали и сотрудники школы. Однажды, по словам Андрея, полицейские сняли его с автобуса по дороге на митинг. Он считает, что полиция нашла его по наводке учителей.

После начала войны Андрей не выходил на протесты — боялся задержаний и реакции родителей. Но когда в России объявили «частичную» мобилизацию, не выдержал.

«21 сентября мы с подругой с утра были на взводе, — рассказывает он. — Договорились, что надо что-то делать. Сели на автобус, доехали до Владимира, где обычно митинги проходят. Разочаровались, увидев, что людей мало. Никакой толпы. Зато было много ментов. Они подходили к случайным людям — даже к тем, кто просто шел мимо или стоял на остановке. Я лично не видел, чтобы кто-то что-то кричал или пикетировал. Но людей все равно задерживали».

Андрей снимал происходящее на телефон, когда к ним с подругой подошли полицейские. Он вспоминает: «Нас фактически окружили и сказали: „Зачем снимаете сотрудников полиции?“ Взяли под руки и повели в автозак».

По пути полицейские вынудили Андрея и его подругу отдать телефоны, пригрозив, что иначе «впаяют сопротивление полиции». В отделении от него требовали разблокировать телефон, но Андрей отказывался. Он вспоминает, как полицейские говорили: «Как поведешь себя, такие и будут последствия, так что разблокируй». В какой-то момент стали угрожать напрямую: «Ты думаешь, что если ты несовершеннолетний, тебе тут п…ы никто не даст?»

Его подруга согласилась разблокировать телефон, и ее отпустили. Андрея из отделения забрали родители.

«Они не суперсогласны с моей позицией. Но особых эмоций не проявили, просто зло на меня смотрели, — вспоминает Андрей. — Нас с отцом отпустили, а мать оставили в отделе. Не знаю зачем, она до сих пор не рассказывает. А отец мне сказал что-то типа „молодец, хороший подарок для мамы сделал“. У нее как раз скоро день рождения был».

Спустя пару дней полицейские остановили Андрея, когда он выходил из дома: «Они подошли, сказали: „Зови родителей и поедем“, — вспоминает Андрей. — Сели, поехали в участок. Там уже мне читали нравоучения по всем фронтам: мол, таких, как я, спонсирует Украина, и дальше по классике».

Оказалось, хоть Андрей и отказался разблокировать телефон, полицейские увидели всплывающие сообщения из мессенджеров на экране. По этим сообщениям они нашли открытый телеграм-канал Андрея. В нем он делал репост объявления об акции против мобилизации, которую проводили местные активисты и движение «Весна». «И вот, собственно, на этих репостах и основана моя статья — 20.2 КоАП РФ, участие в несанкционированной акции», — рассказал он «Вёрстке».

Дело Андрея передали в комиссию по делам несовершеннолетних, его оштрафовали на 20 тысяч рублей. «Причем сказали, что штраф по этой статье варьируется от 20 до 30 тысяч, и мне бы впаяли 30 тысяч, но пожалели родителей», — говорит он.

Андрей вспоминает: на комиссии зачитывали его характеристику из школы. Там говорилось, что он дисциплинирован, хорошо учится, «имеет активную гражданскую позицию, поддерживает Алексея Навального и обличает власть в коррупционности». Среди участников комиссии был неизвестный Андрею чиновник из местной администрации. «Он спросил, считаю ли я коррупционером его, — пересказывает подросток. — И еще говорил про нацизм в Украине».

По словам Андрея, во время комиссии он ни с кем не спорил и не высказывался — просто кивал головой. Понял, что вступать в дискуссии бесполезно. Теперь раз в неделю ему нужно отмечаться в детской комнате полиции. Там сотрудники каждый раз напоминают ему, что «нельзя ходить на митинги и писать в сетях разные нехорошие посты».

Оспаривать штраф Андрей не стал: боялся, что будет только хуже, и переживал за родителей. Собрать нужную сумму подростку помогла блогерка Янгмаша и ее подписчики.

После случившегося родители на некоторое время лишили Андрея компьютера и гаджетов. Но сейчас, по его словам, отношения в семье нормальные. Правда, до наступления совершеннолетия Андрей решил больше не участвовать в уличных акциях. Оставаться в родном городе он тоже не хочет — готовится поступить в университет, уехать и учиться на журналиста.

«У нас в городе повсюду висят всякие зедки, меня это бесило»

Многие подростки, сталкиваясь с давлением правоохранительных органов, не рискуют защищать свои права, чтобы не сделать хуже. В итоге они остаются один на один со своей проблемой и не могут ответить на обвинения и унижения со стороны взрослых.

Но есть и те, кто обращается за юридической помощью. Например, 17-летняя Вера (имя изменено по просьбе героини) из небольшого города в Челябинской области после столкновения с правоохранительными органами обратилась к адвокату.

В последний день октября 2022 года после уроков Вера пошла гулять и заодно решила расклеить на улицах несколько антивоенных листовок. Она делала это не впервые и прежде не попадалась. Но в этот раз, едва достав клей и листовку, услышала мужской голос: «Девушка, стойте!»

К ней подошел мужчина и представился начальником челябинского УФСБ, вспоминает Вера. К нему присоединился его коллега. Они стали расспрашивать девушку, сколько ей лет и что за символы у нее на листовке.

«Там был изображен пацифик и написано PEACE — “мир” по-английски. А фээсбэшник спросил, что это за кружочек с куриной лапкой», — смеется Вера.

Когда остановивший ее мужчина узнал, что Вере нет 18 лет, он велел ей звонить родителям. «Я позвонила маме, но мне самой так страшно было, что я просто передала ему трубку, типа сами с ней говорите, — вспоминает Вера. — Он сказал маме, что ей надо приехать, потому что без родителей они ничего сделать не могут».

В разговоре выяснилось: мужчина, назвавшийся фээсбэшником, откуда-то знает, что Вера не посещала «Разговоры о важном» в школе. Также он рекомендовал ей не читать в интернете «всякие глупости» и советовал подписываться на патриотические телеграм-каналы.

Когда мама Веры приехала на место, их с дочерью отвезли в отделение полиции и продержали там около восьми часов — с четырех дня почти до полуночи.

«Мама была со мной в одном кабинете, — говорит Вера. — Она возмущалась, что за листовки сразу задерживают, а обычные преступления полиция не раскрывает, мол, что за люди». В итоге на Веру выписали протокол «о дискредитации ВС РФ», а на ее мать — за неисполнение родительских обязанностей.

Вера, хоть и считала себя ни в чем виноватой, все же испугалась. Она рассказала о случившемся знакомым, которым доверяла, и с ней поделились контактом адвоката Андрея Лепехина, который сотрудничает с правозащитной группой «Агора». Он взялся защищать школьницу и приехал на первое заседание комиссии по делам несовершеннолетних. Но в тот раз рассмотрение дела перенесли — а потом переносили еще два раза. В итоге адвокат на него не попал.

«Заседание все-таки состоялось уже 27 декабря, я туда пришла одна, — вспоминает Вера. — Они просто зачитали решение, и председатель комиссии потом откуда-то взял нацистские листовки, которые сам распечатал, и их зачитывал. Он говорил, что призывы к миру — это отработанный политический прием. Типа, думай, чем ты занимаешься». Девушке назначили штраф в 30 тысяч рублей.

Адвокат Андрей Лепехин рассказал «Вёрстке», что подготовил жалобу на решение комиссии, но суд отказался принять ее якобы потому, что решение вступило в законную силу.

Просто так оставлять это дело адвокат не намерен. «Конечно, мы будем обжаловать еще и решение суда, который отказался принимать жалобу», — говорит он.

«Девочку привлекли за выражение мнения. За то, что она слово <…> написала, это же само по себе нонсенс. Как можно за это слово привлечь за дискредитацию? — говорил адвокат другому СМИ. — Интересно, конечно, посмотреть на мотивировку. Обычно в комиссии по делам несовершеннолетних не приводят никакой мотивировки, просто говорят: „Вина доказана, подтверждается тем-то и тем-то“».

Мотивировочную часть ни адвокат, ни Вера до сих пор не увидели. Назначенный штраф в 30 тысяч рублей девушка еще не оплачивала. По словам Лепехина, Вере приходится непросто в родном городе — многие настроены против нее, а решение нанять адвоката для местных властей выглядит просто наглостью.

«Это маленький город на границе России с Казахстаном. Я пока узнавал, где и у кого дело, общался с местной администрацией, там говорили в ее адрес, мол, как она смеет нанимать адвоката — ну, в таком духе», — рассказывает Лепехин.

Несмотря на все трудности и конфликты, Вера о своем поступке не жалеет.

«У нас в городе повсюду висят всякие зедки, меня это бесило, — рассказала она „Вёрстке“ — Я хотела сделать видимой альтернативную точку зрения, показать, что не все россияне за войну». Сейчас ей уже исполнилось 18 лет, она заканчивает 11 класс и мечтает переехать в большой город.

В местных пабликах во «ВКонтакте» задержание школьницы активно обсуждалось. Комментаторы заявляли, что в следующий раз девушка принесет в школу бомбу и что на самом деле за ней якобы стоят взрослые заказчики, а сама она — лишь исполнительница. Но некоторые все же оставляли слова поддержки: «Тот случай, когда молодежь мудрее стариков».

Еще одна пользовательница написала: «Кто отправляет своих пап на войну, хотят, чтоб она закончилась. Это нормальное желание ребенка. Они не политики. Они просто живут. Подростки они максималисты. У них нет полутонов. Есть только хорошо и плохо. Подумайте над этим».