Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Пропагандисты уже открыто призывают к расправам над политическими оппонентами — и им за это ничего не делают. Вот примеры
  2. Лукашенко назначил двух новых министров
  3. Сейм Литвы не поддержал предложение лишать ВНЖ беларусов, которые слишком часто ездят на родину
  4. Доллар шел на рекорд, но все изменилось. Каких курсов теперь ждать на неделе?
  5. Минск снова огрызнулся и ввел очередные контрсанкции против «недружественных» стран (это может помочь удержать деньги в нашей стране)
  6. Владеют дорогим жильем и меняют авто как перчатки. Какое имущество у семьи Абельской — экс-врача Лукашенко и предполагаемой мамы его сына
  7. Лукашенко принял закон, который «убьет» часть предпринимателей. Им осталось «жить» меньше девяти месяцев
  8. «Посеять панику и чувство неизбежной катастрофы». В ISW рассказали, зачем РФ наносит удары по Харькову и уничтожила телебашню
  9. Эксперты рассказали, как удар по судну «Коммуна» навредит Черноморскому флоту России и сократит количество обстрелов Украины «Калибрами»
  10. В Беларуси растет заболеваемость инфекцией, о которой «все забыли»
  11. «Когда рубль бабахнет, все скажут: „Что-то тут неправильно“». Экономист Данейко — о неизбежности изменений и чем стоит гордиться беларусам


После землетрясения 6 февраля, которое унесло жизни более 45 тысяч человек в Сирии и Турции, толчки продолжаются. Так, вчера, 20 февраля, на границе этих двух стран произошли новые землетрясения. По последним данным, погибли шесть человек и 294 человека получили травмы. «Зеркало» пообщалось с белорусами в Турции, которые пережили несколько землетрясений за месяц, о том, как они справляются и планируют ли переезжать.

Поврежденные и разрушенные здания после землетрясения в городе Кахраманмараш, Турция, 7 февраля 2023 года. Фото: Reuters
Поврежденные и разрушенные здания после землетрясения в городе Кахраманмараш, Турция, 7 февраля 2023 года. Фото: Reuters

«Сначала не понимала, что это так серьезно»

Белоруска Анастасия переехала в Турцию в августе 2022 года. Сейчас она живет в городе Газиантеп, расположенном в 60 км от границы с Сирией. Землетрясение в начале февраля она переживала впервые в жизни и признается, что не особо осознавала масштабы катастрофы:

— Мой город находится близко к эпицентру, но разрушения у нас не такие, как в Хатае. Хотя они все равно есть — и в самом городе, и в провинции. Я видела лично минимум два рухнувших здания. 6 февраля было страшно, трясло хорошо, у нас открылись окна, двери, свет сам включился. Но у меня не было опыта, и я не знала, что при такой силе другие дома могут моментально рухнуть.

В Газиантепе Анастасия живет в пятиэтажном доме на третьем этаже. После землетрясения 6 февраля в здании и в самой квартире на стенах появились трещины. 10 дней нашей собеседнице пришлось провести вне дома, пока специалисты проверяли его на безопасность.

— Мы сначала ночевали в спортивном зале в частной школе, где знакомая работает учителем. Там отдельно стоящее здание, мощная конструкция. Потом оставались в импровизированном «шелтере» у моего знакомого — в двухэтажном цехе по производству сушеных фруктов. И еще в отеле пожили несколько дней в старом городе, там безопаснее. В четверг на прошлой неделе нам разрешили вернуться домой. Здание проверили, дали вторую степень поврежденности из шести. Сказали, что жить можно, — рассказывает Анастасия.

Девушка говорит, что после возвращения в квартиру три ночи подряд ей снились землетрясения. На пятый день дома новые подземные толчки произошли наяву — и ей снова пришлось ехать в отель.

—  Если честно, то уже включается какой-то фатализм. Стресса нет, наверное, просто усталость, — говорит белоруска. — Вчера вечером было «весело»: толчки начались, когда я была в душе, пришлось выбегать с мокрой головой. Сидели сначала в парке в одноэтажных кофейнях, а потом решили ехать в отель. В старом городе у нас просто малоэтажная постройка и нет особых разрушений.

По ее словам, в этот раз жители Газиантепа выглядели более подготовленными: быстро вышли из домов с большими пакетами и сумками на случай, если придется ночевать в другом месте.

— Я скоро переезжаю отсюда. Но это не связано с землетрясением, а по личным причинам. Просто так совпало. Хотя, конечно, привыкнуть к землетрясениям сложно: неудобно работать, устаешь выходить на улицу внезапно, периодически нет воды, базовых удобств. Пришлось даже брать отпуск на работе, — заключает Анастасия.

Последствия землетрясения в городе Адана. Февраль 2023 года. Фото предоставлено собеседницей
Последствия землетрясения в городе Адана. Февраль 2023 года. Фото предоставлено читательницей

«Спокойствия у нас тут сейчас нет»

Еще одна наша собеседница — Юлия из города Адана, в котором землетрясение 6 февраля разрушило минимум 14 зданий. Вчерашние толчки снова затронули этот регион.

— Мы живем в частном доме, в районе, где в прошлый раз не было разрушений, но вчера мы все равно выбежали на улицу, стояли там до 11 вечера. Потом вернулись, потому что спать в машинах уже невозможно. Вчера второй раз в жизни слышала звук землетрясения. Не знаю, как его передать. Страшный гул из-под земли, как в фильмах про катастрофы, — описывает Юлия.

Вчера, по ее словам, на телефон за 10 секунд до начала толчков пришло оповещение. Это время позволяет попытаться выбежать на улицу или отдалиться от опасных объектов.

— Но на самом деле все еще непонятно, как правильно действовать. Сначала мне было неясно, зачем выбегать из дома, если землетрясение прошло. Оказалось, что они могут идти одно за одним, — рассуждает Юлия. — 6 февраля я проснулась первой — спасибо шкафу, у которого затряслась дверка. Все полезли под стол, но если подумать, то и так не спасешься, если на тебя рухнет сверху два этажа. А если выбегать, то есть случаи, когда люди умирали от прилетевшего кирпича или еще чего-то. Надо учиться тому, как себя вести.

Последствия землетрясений в городе Адана. Февраль 2023 года. Фото предоставлено собеседницей
Последствия землетрясения в городе Адана. Февраль 2023 года. Фото предоставлено читательницей

По ее словам, люди в этот раз реагировали на толчки по-разному: кто-то паниковал, а кто-то, наоборот, был более собранным. Некоторые ее коллеги приехали ночевать в офис, так как живут на высоких этажах и больше не чувствуют себя в квартире в безопасности.

— Моя знакомая белоруска, которая живет в восьмиэтажном доме, говорит, что дома они спят одетые, чтобы быстрее можно было выбежать, — добавляет белоруска. — Сейчас они решили квартиру продавать. После первого землетрясения она несколько дней жила у нас, а потом уехала в сторону Антальи. На днях вернулись, и тут опять землетрясение.

Сама Юлия уезжать из города не планирует: говорит, что в Адане у нее есть работа и учатся дети. В Турции она живет уже 11 лет, но признается, что переживать такие времена непросто:

— Спокойствия сейчас нет. По телевидению постоянно эта тема обсуждается. Учишься абстрагироваться, не смотреть все время новости, потому что так просто «не вывезешь». Когда смотришь, то начинаешь думать: а что было бы с тобой, если бы произошло вот так? Примеряешь на себя эти все ситуации. Я бы сказала, что все тут сейчас живут одним днем.