Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне


В феврале Молдова и непризнанная Приднестровская Молдавская Республика (ПМР) снова появились в заголовках новостей. 13 числа президент Молдовы Майя Санду обвинила Россию в попытке устроить в ее стране государственный переворот. 21 февраля новый премьер-министр Молдовы Дорин Речан потребовал вывести российские войска из Приднестровья. 24 числа, в годовщину начала полномасштабного российского вторжения в Украину, МИД РФ заявил о подготовке ВСУ к «провокации в отношении Приднестровья», якобы зафиксированной российским Министерством обороны (о подготовке вторжения ВСУ это ведомство заявило днем ранее). 28 февраля в столице Молдовы Кишиневе прошел митинг, в котором участвовали около трех тысяч сторонников пророссийской партии «Шор», а в Приднестровье было объявлено о начале трехмесячных военных сборов. Может ли на территории Молдовы начаться новый вооруженный конфликт, кому он на самом деле нужен и кто может в нем участвовать? Разбираемся в ситуации.

Что такое Приднестровье и кому нужен конфликт вокруг него

Непризнанная международным сообществом Приднестровская Молдавская Республика (ПМР) возникла в ходе распада СССР. События, приведшие к ее появлению, стали одной из самых горячих точек на карте бывшего Советского Союза и привели к гибели от 900 до 1300 человек. В 1992 году конфликт между центральным правительством Молдовы и приднестровскими сепаратистами, поддержанными различными российскими силами, принял характер настоящей войны.

В разгар войны в ее ход на стороне сепаратистов вмешалась непосредственно Россия — а именно расквартированная на территории Приднестровья 14-я армия ВС РФ под командованием генерала Александра Лебедя. В частности, по его приказу был нанесен мощный артиллерийский удар по молдавским войскам и полиции. Молдова не имела возможности противостоять объединенным силам сепаратистов и российской армии и после подписания соглашения о прекращении огня потеряла 12% своей территории, отошедших под контроль ПМР и россиян. А сам конфликт, предпосылки для возникновения которого никуда не делись, был не решен, а лишь заморожен.

Комплекс «Eternitate». Памятник «Павшим за независимость и целостность Родины». Кишенев, Молдова. Фото: wikipedia.org
Комплекс Eternitate. Памятник «Павшим за независимость и целостность Родины». Кишинев, Молдова. Фото: wikipedia.org

При этом Россия официально признает независимость Молдовы, а ПМР вплоть до нынешнего момента остается территорией, независимость которой не признана международным сообществом (включая Россию). Правда, в ноябре 2006 года ПМР, Абхазия и Южная Осетия взаимно признали независимость друг друга (последние в свою очередь имеют формальный статус «частично признанных государств» из-за того, что их независимость признали члены ООН Россия, Никарагуа, Венесуэла, Науру и Сирия).

ПМР стала частью целого «созвездия» непризнанных государств, созданных на осколках бывшего СССР с участием России. Хотя поначалу их образование выглядело бессистемным, случайным и независимым друг от друга, в их существовании нельзя не заметить некоторых закономерностей.

Будучи созданными на территории государств, по разным причинам не особенно дружественных России, эти непризнанные республики пользовались и до сих пор пользуются российской экономической, военной и дипломатической поддержкой. При этом само существование «троянских коней» в виде ПМР, Абхазии и Южной Осетии мешает нормальному развитию Грузии и Молдовы и не позволяет им проводить полностью независимую внешнюю политику. Например, неразрешенные территориальные споры нарушают один из принципов расширения НАТО: наличие таких проблем учитывается при принятии решения о приглашении государства в Североатлантический альянс.

Герб Приднестровья в центре Тирасполя, 5 мая 2022 года. Фото: Reuters
Герб Приднестровья в центре Тирасполя, 5 мая 2022 года. Фото: Reuters

Непризнанные государства, созданные при участии РФ, обходятся ей недешево. Но в стратегическом плане они играют роль своеобразной узды, которой бывшая метрополия удерживает в своей сфере влияния ставшие независимыми государства. Пока Грузия при президенте Эдуарде Шеварнадзе или Молдова при пророссийском президенте Игоре Додоне были «покладистыми», сепаратистские образования на их территории сосуществовали с центральными правительствами достаточно мирно. Но когда в настроениях народов и правящих элит этих стран обнаруживался заметный крен в сторону Запада, Кремль пытался остановить их с помощью пророссийских государственных образований.

В частности, в 2008 году Грузия под руководством Михаила Саакашвили пережила российское вторжение, осуществленное под предлогом помощи Южной Осетии. После этого РФ признала независимость двух созданных на грузинской территории сепаратистских образований.

В 2014 году, после «революции достоинства» и отстранения Верховной радой от власти пророссийского президента Виктора Януковича, два непризнанных государства под покровительством России были созданы еще и на территории Украины. На протяжении восьми лет они выполняли те же функции, что и другие сепаратистские образования. А в феврале 2022 года независимость самопровозглашенных ДНР и ЛНР была признана Россией, после чего под предлогом их защиты началось полномасштабное вторжение РФ.

Российская военная техника в Южной Осетии. Фото: Yana Amelina, CC BY-SA 3.0
Российская военная техника в Южной Осетии, 2008 год. Фото: Yana Amelina, CC BY-SA 3.0

Для того чтобы предлог «защиты» выглядел весомее, Россия охотно выдает свои паспорта жителям непризнанных республик. В частности, в Приднестровье более половины жителей имеют российское гражданство (220 тысяч из 361 тысячи).

К началу 2023 года четыре из пяти пророссийских непризнанных международным сообществом государственных образований уже были задействованы. «Защита» Абхазии, Южной Осетии, ДНР и ЛНР использовалась Кремлем в качестве поводов для вторжения на территорию Грузии и Украины. Точно таким же способом РФ может использовать и ПМР, если сочтет необходимым оказать давление на Молдову.

Молдавский, украинский и румынский интересы

Будучи очень похожей на другие пророссийские непризнанные государства на постсоветском пространстве, Приднестровье имеет одну существенную особенность. В отличие от всех остальных таких республик, ПМР не имеет границы с Россией и полностью отделена от нее территорией Украины. Также у Приднестровья нет выхода к морю или сухопутной границы с какой-нибудь нейтральной либо дружественной РФ страной.

Плакат с официальным гербом Приднестровской республики в Тирасполе, Приднестровье, 3 ноября 2021 года. Фото: Reuters
Плакат с официальным гербом непризнанной Приднестровской республики в Тирасполе, Приднестровье, 3 ноября 2021 года. Фото: Reuters

Это значит, что, находясь в состоянии необъявленной войны против Украины, РФ сможет оказать помощь армии Приднестровья и находящимся там своим «миротворцам» (подробнее о них скажем ниже) только опосредованно — например, с помощью ракетных ударов. Озвучивавшиеся в прошлом году российские планы пробития сухопутного коридора к Приднестровью остались невыполненными. А военно-транспортные самолеты, груженые солдатами и техникой, будут простыми и очень привлекательными мишенями для украинской ПВО.

С военной точки зрения Приднестровье находилось в полублокаде еще с 2014 года, когда после аннексии Крыма и развязывания боевых действий на юго-востоке Украины Россия лишилась возможности производить ротацию своих «миротворцев» в ПМР через украинскую территорию. Некоторое время их пропускала сама Молдова через аэропорт в Кишиневе, но даже с учетом такой возможности россияне вынуждены были перейти на комплектование этого батальона приднестровцами, получившими российское гражданство.

Напав на Украину, РФ своими руками создала вокруг Приднестровья новую ситуацию. Теперь возможности Кремля влиять на ситуацию в этом регионе сильно ограничены, тогда как для других государств открылось настоящее окно возможностей.

Для Молдовы решение приднестровского вопроса означает восстановление территориальной целостности страны и устранение искусственно созданных препон на пути к евроатлантической интеграции. Небогатая страна, не имеющая большой армии, 30 лет воздерживалась от попыток установить контроль над Приднестровьем. Но в новых условиях может рискнуть пойти на это, опираясь на помощь кого-то из соседей. Ведь статус-кво, при котором часть территории страны фактически оккупирована пророссийскими силами и в любой момент может быть использована как плацдарм для нападения на контролируемые центральными властями регионы, для Молдовы не самый лучший вариант.

Президент Молдовы Майя Санду. Фото: Reuters

Соседа у Молдовы всего два: Украина и Румыния.

Несмотря на то что ПМР является фактически российским протекторатом, РФ пока все еще не задействовала ее в своем конфликте с Украиной, продолжающемся с 2014 года. Дело в том, что пророссийские непризнанные республики в силу своего происхождения являются узконаправленным оружием. Они создавались для противодействия тому государству, из территории которого «вырезались»: то есть Абхазия и Южная Осетия были образцово антигрузинскими, ДНР и ЛНР — антиукраинскими, а ПМР — антимолдавской.

При этом к Украине у ПМР исторически нет и не было каких-то принципиальных претензий, что находит подтверждение и в современных событиях. В частности, президент ПМР Вадим Красносельский после заявления российского министерства обороны о готовящихся против республики провокаций в пику Кремлю заявил, что реальная опасность для Приднестровья со стороны Украины отсутствует.

Во время Приднестровского конфликта украинские националисты из УНА-УНСО даже воевали против молдавских сил на стороне сепаратистов и пророссийских формирований, а в период правления президента Януковича страна открыто поддерживала российскую позицию по приднестровскому вопросу. Около трети населения ПМР — украинцы по национальности, около 100 тысяч жителей непризнанной республики имеют украинское гражданство. По всем этим причинам руководство Приднестровья старалось дистанцироваться от российско-украинского конфликта. В 2017 году Красносельский называл неправильными попытки поставить ПМР в один ряд с ДНР и ЛНР, так как это могло бы настроить Украину против Приднестровья.

Но в условиях полномасштабной российской агрессии Украина, сражающаяся за свое право на существование, волей-неволей вынуждена настороженно относиться к пророссийскому анклаву в своем тылу. Наличие войск РФ и пророссийских вооруженных формирований всего в пяти десятках километров к западу от Одессы вынуждает ВСУ держать на границе с ПМР (как и на границе с Беларусью) силы, так необходимые на фронте.

Соблазн раз и навсегда решить эту проблему и обезопасить свой тыл для Украины очень велик. Сложно представить, что она сможет удержаться и не вмешается в новый приднестровский конфликт, если он действительно будет инспирирован Россией. 20 февраля, встречаясь с Майей Санду, о готовности помочь Молдове в случае российской агрессии прямо заявил президент Украины Владимир Зеленский.

За событиями в Приднестровье пристально наблюдает и второй сосед Молдовы, Румыния. Эти страны очень тесно связаны исторически и культурно. Румыния оказывает помощь Молдове в период российско-украинской войны (в том числе с помощью поставок газа и электроэнергии) и поддерживает ее в процессе вступления в Евросоюз. Румынские добровольцы участвовали на стороне Кишинева в Приднестровском конфликте еще в начале 90-х. 23 февраля 2023 года президент Румынии Клаус Йоханнис заявил, что Бухарест готов поддержать Молдову в любом сценарии развития событий, связанном с развязыванием против нее Россией гибридной войны. Дополнительный вес этому заявлению придает тот факт, что Румыния является членом НАТО.

Фото: BBC Румынии
Истребители МиГ-21 Военно-воздушных сил Румынии. Фото: BBC Румынии

Какие силы есть у потенциальных сторон конфликта?

Таким образом вероятность нового вооруженного конфликта в Приднестровье заметно отличается от нуля. Ситуация к этому располагает. Обещанное «большое наступление» на востоке Украины захлебнулось и свелось к многодневному штурму Бахмута, по-прежнему героически обороняемого ВСУ. Эскалация напряженности в Приднестровье может рассматриваться Россией как попытка выйти из позиционного тупика. Теоретически вспыхнувший там вооруженный конфликт может вынудить Украину перебросить на юго-западную границу часть резервов или даже снять для этого какие-то части с фронта. А это в свою очередь может дать России преимущество на каких-то участках.

Другое дело, что ввязаться в новую авантюру, связанную с агрессией в адрес еще одного государства, Россия может только сильно недооценив противостоящие ей силы. Подобный опыт у нее есть — именно так РФ решилась на вторжение в Украину. Поэтому нельзя исключать, что она рискнет и на этот раз.

Оперативная группа российских войск (ОГРВ) в Приднестровье (преемница 14-й армии) включает в себя два мотострелковых батальона и батальон охраны и обеспечения общей численностью около 1700 человек. Костяк этой группировки составляют около сотни российских офицеров, остальные — жители Приднестровья, нанятые на солдатские и сержантские должности. По боевым возможностям ОГРВ можно сравнить с сильно ослабленной мотострелковой бригадой неполного состава.

Памятник Ленину в столице непризнанного Приднестровья Тирасполе. Фото: NURPHOTO
Памятник Ленину в столице непризнанного Приднестровья Тирасполе. Фото: NURPHOTO

ОГРВ формально выполняет миротворческие функции — но мандата ООН на осуществление миротворческой миссии у нее нет. Более того, согласно Стамбульским соглашениям 1999 года, Россия должна была вывести из региона своих военных и военное имущество, включая боеприпасы, еще до 2002 года (но этого не сделала).

Помимо «миротворческой» деятельности ОГРВ занимается охраной складов боеприпасов в селе Колбасна — одного из крупнейших таких хранилищ в Европе. Здесь находится около 20 тысяч тонн оружия и боеприпасов. Согласно проводившемуся Академией наук Молдовы исследованию, их возможная детонация может привести к взрыву, равному по мощности взрыву 10-килотонной ядерной бомбы.

В пророссийских источниках именно склады в Колбасне часто называют причиной возможного вторжения ВСУ в Приднестровье — якобы с их помощью Украина сможет решить проблему снарядного голода. Насколько правдоподобна такая аргументация, судить сложно, но известно, что часть хранящихся на складах ПМР мин, авиабомб, снарядов и патронов изготовлена еще в годы Второй мировой войны. Уже в 2016 году 57% из них были просрочены: из-за этого их нельзя было не только использовать, но и перевозить.

На стороне российской ОГРВ могут выступить вооруженные силы самой ПМР. Их численность составляет около 7,5 тысячи человек, а с другими военизированными формированиями непризнанной республики (вроде пограничников, президентской гвардии и четырех отрядов специального назначения) — около 15 тысяч. Армия комплектуется на основе всеобщей воинской обязанности, срок срочной службы составляет один год. В составе ВС ПМР есть четыре мотострелковых бригады, из которых только одна в мирное время развернута до полной численности, остальные нуждаются в доукомплектовании резервистами. Также приднестровские вооруженные силы имеют один танковый батальон, на вооружении которого состоят танки Т-64 (не более 18 машин).

Нехватку военной техники ПМР компенсирует за счет талантов своих конструкторов. В частности, для своих мотострелков, не имеющих современной техники, здесь из минных заградителей ГМЗ-3 создали самодельные гусеничные бронетранспортеры «Шмель».

Учебная атака приднестровских мотострелков в сопровождении БТРГ-127 «Шмель» — бронетранспортера, переделанного из минного заградителя. Фото: oryxspioenkop.com
Учебная атака приднестровских мотострелков в сопровождении БТРГ-127 «Шмель» — бронетранспортера, переделанного из минного заградителя ГМЗ-3. Фото: oryxspioenkop.com

На противоположной стороне возможного конфликта в первую очередь могут быть задействованы вооруженные силы Молдовы. Ее армия сопоставима по численности с приднестровской и включает 10 500 человек: 6500 профессиональных военных, около 2000 призывников и 2000 гражданских лиц на вспомогательных должностях. Вооруженные силы Молдовы, как и армия ПМР, обладают устаревшим оружием и техникой советского производства — но, в отличие от последней, вообще не имеют танков. Правда, Кишинев получал небольшие партии румынского и американского вооружения в качестве помощи.

Вооруженные силы как Молдовы, так и Приднестровья — одни из самых слабых в Европе. ПМР, особенно с учетом российской группировки, имеет перевес по численности армии мирного времени. Но Молдова обладает в семь раз большим населением (2,6 млн человек против 0,36 млн), не находится в блокаде и окружена, в отличие от ПМР, дружественными государствами. Вряд ли небольшого преимущества Тирасполя в начале войны хватит для быстрого разгрома и оккупации всей Молдовы. А на длинной дистанции Кишинев сумеет мобилизовать значительно больше солдат, после чего обороняться придется уже ПМР.

Поэтому почти наверняка исход такого конфликта решится с помощью союзников каждой из сторон. Как отмечалось выше, в нынешних условиях Россия сможет поддержать ПМР и свою небольшую группировку в Приднестровье в первую очередь ракетными ударами — правда, лишь в том случае, если сможет найти ракеты сверх того количества, которое расходует в Украине. При этом на пути к новым целям в Молдове эти ракеты должны будут в любом случае пересекать украинскую территорию — то есть до пункта назначения долетят далеко не все боеприпасы. Кроме того, как показала текущая российско-украинская война, даже подавляющее превосходство в ракетном оружии, которым обладает РФ, не оказывает решающего влияния на ход боевых действий.

С другой стороны, ВСУ могут использовать в этой войне любые свои силы, не задействованные в боевых действиях против России. Недостатка в них нет: в частности, прямо сейчас происходит формирование восьми новых штурмовых бригад «Гвардии наступления». Практически беспрепятственно в небе над Молдовой смогут действовать и украинские военно-воздушные силы — современных систем ПВО у Приднестровья нет. Кроме того, даже если Румыния не вступит непосредственно в боевые действия, она почти наверняка поддержит армию Молдовы поставками вооружений, военной техники и боеприпасов. Да и в добровольцах оттуда, как и в 90-е, недостатка не будет. С таким раскладом немногочисленная, плохо оснащенная и лишенная поставок извне приднестровская армия вряд ли сможет долго продержаться.

Танки TR-85M1 «Бизонул» вооруженных сил Румынии. Фото: Constantin Barbu, Romania. CC BY 2.0, commons.wikimedia.org
Танки TR-85M1 «Бизонул» Вооруженных сил Румынии. Фото: Constantin Barbu, Romania. CC BY 2.0, commons.wikimedia.org

Эскалация конфликта между Молдовой и непризнанным пророссийским Приднестровьем выглядит нелогичной и невыгодной для России. Однако полностью исключить ее не получается, ведь точно так же год назад выглядело для стороннего наблюдателя российское вторжение в Украину. С другой стороны, постоянное нагнетание обстановки в Молдове и ПМР вынуждает задумываться над решением этой проблемы Кишинев, Киев и Бухарест.

Если бы ПМР была независимой в своей внешней и внутренней политике, у нее оставался бы шанс уцелеть в сложившейся ситуации и прорвать блокаду — сделав ставку на закрепление дружеских отношений с Украиной. Но Приднестровье идет в фарватере российской внешней политики и проводит мобилизационные мероприятия в тылу ВСУ в период, когда Украина отражает российское вторжение. Тем самым Тирасполь лишь сплачивает своих соседей и укрепляет их в желании уберечь себя от угрозы, исходящей из тесно связанной с Россией непризнанной республики.