Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Били всем кабинетом». Политзаключенная передала письмо с Володарки на обрывке туалетной бумаги
  2. Третий за последний месяц. Уволен руководитель еще одного беларусского театра
  3. Лукашенко жалуется на дефицит кадров на заводах. Спросили у предприятий, возьмут ли на работу с «административкой» из-за политики
  4. В Минске закрылись магазины известной мировой сети, на которую были большие планы
  5. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  6. Сомы-«мутанты» из пруда-охладителя вымирают, зато появились шакалы, лесные коты, одичавшие коровы. Как меняется фауна Чернобыльской зоны
  7. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  8. Российская армия захватила новый населенный пункт в Донецкой области и продвигается к Часову Яру
  9. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»
  10. «Он прекрасно знает, что Украина не имеет к этому никакого отношения». В Киеве прокомментировали слова Лукашенко про «Крокус»
  11. Лукашенко пожаловался Путину на соседей и рассказал, что ему подсказывает его чутье
  12. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  13. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  14. Лукашенко отреагировал на заявление о том, что Украина имеет право атаковать НПЗ в Беларуси
  15. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины


После объявления результатов второго тура выборов улицы Анкары представляли собой калейдоскоп турецких флагов, ревущих автомобильных гудков и ликующих сторонников Реджепа Тайипа Эрдогана, пишет Русская служба Би-би-си.

Реджеп Тайип Эрдоган на пресс-конференции 7 сентября. Фото: Reuters
Реджеп Тайип Эрдоган на пресс-конференции 7 сентября. Фото: Reuters

Огромное количество людей стекалось к его построенному на заказ президентскому дворцу с 1000 с лишним комнат, который его соперник обещал в случае победы передать в общественное пользование.

«Это настоящее благословление, что наш президент снова руководит нами, — сказала 50-летняя Хатидже Дуран, широко улыбаясь под платком. — Нет другого чувства сильнее этого. Пусть мир услышит это. Он — лидер, который бросил вызов всему миру и преподал всему миру урок».

Это ключевая часть его привлекательности: Эрдоган — сильный лидер, султан нашего времени, который не склоняет голову ни перед кем, отмечает обозреватель Би-би-си в Анкаре Орла Герин.

Выборы показали, что многие в Турции предпочитают сильного лидера хорошему, считает она.

Во время президентской кампании в Турции в западных столицах хранили молчание, втайне надеясь, что 20-летнее правление Реджепа Тайипа Эрдогана все же закончится. Но его победа поставила западные страны в непростое положение, говорят эксперты.

Важный союзник

О глобальном стратегическом значении Турции, которое резко возросло на фоне войны в Украине, можно судить по количеству мировых лидеров, которые поспешили поздравить Эрдогана с победой на выборах в воскресенье вечером.

Одним из первых оказался президент России Владимир Путин, по обыкновению не ставший дожидаться официального объявления результатов. По его словам, причина победы Эрдогана — это его «независимая внешняя политика».

Можно с уверенностью предположить, что турецкая политика, которая особенно нравится России, — это нежелание Эрдогана критиковать Кремль после полномасштабного вторжения в Украину, даже несмотря на то, что союзники Турции по НАТО ввели санкции и сократили свою энергетическую зависимость от России, отмечает обозреватель Би-би-си Катя Адлер.

Однако с победой Эрдогана немедленно поздравили президенты США и Франции. Пусть им и не нравится сближение Анкары с Москвой и наступление на демократические свободы в стране, для стран Запада Турция — важнейший союзник, хотя отношения с ним сложны и не всегда предсказуемы.

Турция является ключевым членом военного альянса НАТО, участвуя во всех его миссиях.

Эрдоган поддерживает тесные связи с Россией, но при этом оказывает военную помощь Украине.

Его посредничество помогло заключить зерновую сделку между воюющими странами, облегчив разрастающийся мировой продовольственный кризис.

Он не стал возражать против вступления Финляндии в НАТО и, как полагают аналитики, в итоге согласится и на вступление Швеции.

Турция — ключевая страна для решения проблемы миграции в Европу: после миграционного кризиса 2015 года в обмен на крупную сумму денег и определенные визовые льготы Эрдоган приложил все силы к тому, чтобы поток проходящих через Турцию мигрантов не достигал берегов стран-членов ЕС.

Как отмечает дипломатический корреспондент Guardian Патрик Винтур, Запад опасается, что Эрдоган уведет Турцию еще дальше от либеральных и светских западных ценностей, но надеется, что, не имея права баллотироваться снова и, соответственно, не имея нужды и дальше потворствовать националистическому электорату, он, по крайней мере, может прислушаться к другим мнениям и основывать свою внешнюю политику на чем-то еще, кроме самосохранения.

«В любом случае, выбор, который сделает Эрдоган, имеет значение не только для Турции, НАТО и любого миропорядка, который возникнет по окончании войны в Украине», — пишет Винтур.

Западные дипломаты и аналитики опасаются дальнейшего сближения Эрдогана с Путиным, и мало кто из них настроен оптимистично.

Что может предложить Запад

Западные лидеры, по-видимому, готовы идти на определенные уступки Анкаре. Однако сделать это будет непросто.

Например, Швеция, в которой проживает значительное (по сравнению с Финляндией) число курдов, говорит, что ей трудно рационально обосновать некоторые требования Эрдогана, включая требование об экстрадиции 140 курдов, имена которых так и не были окончательно переданы шведскому правительству.

Стокгольм ужесточает антитеррористические законы, чтобы угодить Анкаре, и готов изучить доказательства того, что курдская община в Швеции стала крупным источником финансирования Рабочей партии Курдистана (РПК), которую ЕС и Турция считают террористической организацией. Однако шведское правительство не может приказать судьям выдать курдов.

Джо Байден, называющий Эрдогана автократом, при этом выразил готовность одобрить продажу истребителей F16 на сумму 20 млрд долларов и открыть новую главу в отношениях с Турцией. Но президент США сначала должен убедить лидеров комитетов по иностранным делам Палаты представителей и Сената одобрить продажу.

Республиканец Майкл Маккол, председатель комитета по иностранным делам Палаты представителей, недавно намекнул, что готов одобрить продажу — в случае, если вопрос с членством Швеции в НАТО будет решен положительно. Но демократы в Конгрессе все еще хотят получить более широкие гарантии того, что Турция прекратит свои угрозы Греции.

Европейская комиссия критически относится ко все более авторитарному правлению Эрдогана. «Серьезные опасения ЕС по поводу продолжающегося ухудшения демократии, верховенства закона, основных прав и независимости судебной системы не были учтены, — говорится в докладе Европейской службы внешних связей за 2022 год. — Усилилась озабоченность по поводу экономического управления и надлежащего функционирования рыночной экономики».

В 2018 году Европейский союз фактически приостановил переговоры с Турцией о вступлении в ЕС, которые велись с 2005 года, но не прервал их полностью. После победы Эрдогана переговоры могут возобновиться, но сначала Турции придется хотя бы косвенно признать Кипр членом ЕС. Турецкие войска оккупируют северную часть острова уже почти 50 лет.

Аманда Пол, старший аналитик аналитического центра European Policy Centre в Брюсселе, считает, что победа Эрдогана оставляет мало шансов на то, что ситуация изменится — хотя многое зависит от Европейского союза, а не только от Турции, признает она.

По словам Пол, государства-члены ЕС в настоящее время не слишком заинтересованы в том, чтобы иметь дело со все более националистической Турцией.

«При этом членство в ЕС все еще очень популярно среди турок. Около 70% населения по-прежнему хотят вступить в ЕС», — добавила она.

В самой Турции растущее число сирийских беженцев (сейчас их в стране около 3,5 миллионов) тоже не приветствуют. Все политические партии, участвующие в парламентских выборах в Турции, пообещали принять меры для решения «проблемы мигрантов».

В 2020 году Эрдоган уже использовал беженцев в политическом противостоянии с ЕС, ненадолго открыв границу с Грецией.

Президент России Владимир Путин и лидер Турции Реджеп-Тайип Эрдоган. Фото: пресс-служба Кремля
Президент России Владимир Путин и лидер Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Фото: пресс-служба Кремля

Региональная сверхдержава

Проблемы в отношениях Эрдогана с Западом комплексные, и решать их тоже надо в комплексе.

Сама по себе продажа западных истребителей Турции, например, вряд ли окажется достаточным основанием для того, чтобы отношения Анкары и Москвы испортились: во время предвыборной кампании он говорил, что у Турции и России особые отношения, и вспоминал о своих личных связях с Путиным, благодаря которым ему и удалось способствовать зерновой сделке.

Американские дипломаты не раз ездили в Анкару, пытаясь убедить Эрдогана приструнить турецкий бизнес, действующий в обход западных санкций против России, но особых успехов не добились. Турция не хочет вводить санкции против России, а Вашингтон не хочет вводить вторичные санкции против Турции, опасаясь, что это подтолкнет Эрдогана в объятия Путина.

С переизбранием Эрдогана вопрос о возможном вступлении Турции в ЕС вновь откладывается в долгий ящик, к тому же сегодня, в отличие от ситуации 20-летней давности, вступление в Евросоюз, по-видимому, занимает одно из последних мест в политической повестке турецкого президента.

Возможно, печальное состояние турецкой экономики, оказавшейся в этом положении во многом благодаря действиям самого Эрдогана и получившей дополнительный удар в виде мощнейшего землетрясения в феврале, окажется тем рычагом, с помощью которого Запад сможет надавить на Анкару — но лишь в определенных пределах.

Планы Эрдогана по снижению напряженности в отношениях с соседями — Саудовской Аравией, Сирией, Египтом и Арменией, — на Западе в целом одобряют, и в этом смысле его переизбрание — хорошая новость, пусть и в краткосрочной перспективе. Проигрыш его соперника, обещавшего вернуть сирийских беженцев на родину (откуда они немедленно устремятся в Европу) — тоже.

Однако по итогам выборов Эрдоган получил мандат и дальше строить региональную сверхдержаву, все меньше оглядываясь на мнение союзников и все больше полагаясь на ситуативные альянсы.

Что смогут предложить ему страны Запада, пытаясь удержать Турцию в своей орбите, и сочтет ли он эти предложения убедительными — большой вопрос.

К тому же нет никаких гарантий, что третий срок Эрдогана и в самом деле окажется последним.