Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Чиновники придумали, как еще насолить беларусам за нелояльность
  2. В Telegram и Viber есть функция, которая может стать проблемой при проверках телефона. Рассказываем, как ее отключить
  3. С 1 июня подача на национальную визу Польши подорожает до 135 евро
  4. Армия РФ снизила активность на севере Харьковщины и проводит механизированные атаки в Донецкой области — вот с какой целью
  5. Что будет происходить после ухода Лукашенко? Сергей Чалый сделал прогноз, а мы вспомнили события, на которых он основывался
  6. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  7. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  8. «Лучше возвращать мигрировавших сограждан». В Минэкономики придумали, как решить дефицит работников
  9. Власти заговорили о возвращении уехавших, чтобы залатать дыры на рынке труда. Ситуация ухудшается с каждым днем — показываем на цифрах
  10. Нацбанк говорит, что опасается девальвации и скачка цен. Теперь Лукашенко анонсировал изменение, которое может приблизить эти риски
  11. В Минтруда признали, что некоторые беларусы вскоре могут на время остаться без пенсий и пособий на детей. Причина — новшество от властей
  12. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  13. «Моя прекрасная няня» Анастасия Заворотнюк умерла после продолжительной болезни
  14. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании


Важные истории,

В России есть государственный банк данных о детях-сиротах и детях, оставшихся без попечения родителей. Там публикуют анкеты детей, которых можно взять под опеку или усыновить. «Важные истории» обнаружили, что в банке появились дети, депортированные из Украины.

Мария Львова-Белова вывозит сирот из самопровозглашенной ДНР в Россию. 16 сентября 2022 года. Фото: Kremlin.ru
Мария Львова-Белова вывозит сирот из самопровозглашенной ДНР в Россию. 16 сентября 2022 года. Фото: Kremlin.ru

Число украинских детей, которым российские власти открыто ищут приемную семью, может составлять почти две с половиной тысячи человек. Система не подразумевает поиска украинских родственников этих детей, которые могли бы взять их под опеку. Фактически, Россия не предоставляет детям возможности остаться в Украине.

Вместе с Россией

«Кисточки, краски, альбом — все необходимое. Мне очень нравится», — говорит мальчик, изучая подаренный волонтерами школьный набор. На голове у него кепка с надписью «Вместе с Россией». Это 9-летний Александр Чижков, в телесюжете его называют «вынужденным переселенцем». Российские власти вывезли его вместе с другими детьми-сиротами из Донецка.

«Важные истории» обнаружили, что анкета Александра и двух его младших сестер — Валерии и Галины — опубликована во всероссийском банке данных детей-сирот. Там указано, что их можно взять под опеку. О том, что эти дети были вывезены из Украины, в банке не говорится. Анкеты появились в банке, предположительно, в конце ноября 2022 года — тогда в профайлы детей добавили их фотографии (по закону власти обязаны регулярно обновлять фотографии детей-сирот, поэтому дата добавления анкеты ребенка в банк и дата публикации его фото могут отличаться. — Прим. ред.).

Число детей из Украины, которым официально ищут в России опекунов или приемные семьи, может составлять почти две с половиной тысячи человек. «Важные истории» обнаружили это, изучив данные Минпросвещения: в 2022 году сразу в 21 регионе резко выросло количество детей, поставленных на учет в банк данных о детях-сиротах. Вместе эти регионы внесли в банк на 2450 сирот больше, чем в среднем за предыдущие шесть лет. Больше всего таких детей появилось в Ростовской области (573 ребенка), Москве (460) и Нижегородской области (388).

Однозначно утверждать, что каждый из 2,4 тысячи «избыточных» детей был точно депортирован из Украины, нельзя. Но «Важные истории» обнаружили, что как минимум в двух российских регионах детей, вывезенных из Украины, регистрируют в банке данных о сиротах. Именно это могло увеличить количество детей-сирот в банке по сравнению с довоенными показателями. Некоторые из детей до депортации находились в украинских детских домах, у других — родители погибли во время боевых действий.

«[Дети из Украины] обязательно влияют. У нас тоже из ДНР, ЛНР прибывают дети-сироты. Они меняют место жительства и сразу, соответственно, встают на учет по месту жительства и в обязательном порядке попадают в банк», — сообщили «Важным историям» в Министерстве социальной политики Нижегородской области. Об этом же рассказали в департаменте образования Ямало-Ненецкого автономного округа: «У нас с Донбасса тоже приехали дети. Им заново создают анкету, они у нас [попадают] и в банк данных, и ставят их на учет для получения жилья».

Сбой системы

Система депортации детей из Украины начала работать еще в 2014 году, рассказывает «Важным историям» сотрудница офиса прокурора Международного уголовного суда в Гааге Ксения Хелль. Как правило, раньше российские власти вручную искали подходящих опекунов для сирот из Украины — вносить детей в банк данных не было необходимости. «Семьи тщательно подбираются с учетом их опыта, это профессиональные приемные родители. А дети имеют возможность предварительно познакомиться с ними посредством видеосвязи», — утверждала уполномоченная по правам ребенка в России Мария Львова-Белова.

С началом полномасштабной войны в Украине эта система дала сбой. «Вывезти даже две тысячи детей — это огромная задача, которая требует хорошо слаженной и организованной инфраструктуры. Они похитили больше детей, чем вот эта система, созданная в 2014 году с опекунами, способна принять. Все пары, которые раньше принимали детей без проблем, уже кого-то приняли, и девать их некуда. В частности, добавление детей в банк данных — один из способов решить эту проблему», — объясняет Ксения Хелль.

Международный уголовный суд (МУС) считает насильственную депортацию детей с оккупированных территорий преступлением — в марте МУС выдал ордер на арест Владимира Путина и уполномоченной по правам ребенка Марии Львовой-Беловой. Их считают ответственными за организацию такой системы, при которой детей увозят вглубь территории страны-агрессора, не предусматривая возможности для возвращения и поиска родственников, говорит Ксения Хелль:

«Дети — это тоже люди, но их мнением никто не интересуется. Даже если это крайняя ситуация и их вывозят из-под бомбежек, это регулируется [международными] конвенциями: их вывозят не дальше определенного расстояния и в относительно безопасных условиях принимают решение, что с ними делать. С детьми обращаются как с расходным материалом: их вырывают из той среды, где они находились, и насильственно помещают в такую среду, где они растворятся. Конечная цель этой системы — приобрести как можно больше дополнительных граждан России».

В учреждениях, куда вывезли безнадзорных детей из Украины, регулярно проводят патриотические мероприятия. «И только мы, взрослые, обязаны заложить росток гордости за нашу великую страну!!! В патриотизме нашей молодежи — будущее нашей России!!!» — говорится в описании одного из событий к 9 Мая, которое проводили для воспитанников Первого санаторного детского дома в Нижнем Новгороде (здесь и далее сохранена орфография и пунктуация оригинальных постов. — Прим. ред.). Там находится 9-летний Саша Чижков из Донецка и две его сестры, их анкеты опубликованы в банке данных детей-сирот.

В этот детский дом приходят и российские военные. «Кто как не настоящие воины могут рассказать детям о тех ужасных боевых действиях, проходящих сейчас в зоне СВО. Именно они, как никто, знают, как наши ребята проявляют героизм и мужество на передовой!!! Очень важно, чтобы дети черпали и получали информацию именно из тех уст, именно от тех людей, от наших героев, которые сами принимают участие, а не где-то со страниц интернета! И что немаловажно, наши парни выпускники детского дома, тоже ушли добровольцами на фронт в зону СВО!!!» — говорится в описании встречи военных с воспитанниками.

«Это мы убираем фашизм с украинской земли. Фашистов, врагов, нацистов», — так сами военные объясняют, почему дети оказались в России.

Детей учат плести маскировочную сеть. Фото: Первый санаторный детский дом
Детей учат плести маскировочную сеть. Фото: Первый санаторный детский дом

Также воспитанников детского дома учат плести маскировочные сети для военных. «Плетение маскировочной сети дело кропотливое и в каждую её ячейку вплетается детскими ручками доброта и любовь, поэтому такая защита надёжней любой брони!!» — говорится в фотоотчете.

Выпускники учреждения, в котором находятся депортированные из Донецкой области дети, сами участвуют в войне против Украины. Руководство детдома использует их фотографии, чтобы рекламировать службу по контракту: «Вглядываясь в глаза наших мальчишек, слушая их, с гордостью понимаешь, что это уже не те шаловливые и озорные мальчуганы, а серьезные и взрослые мужчины, настоящие сыны нашего Отечества!!!‼ А если и вы, как и наши мальчишки, готовы встать на защиту Родины, то ознакомьтесь с информацией о службе по контракту в вооруженных силах», — пишут в соцсетях детдома.

На вопрос о том, как себя чувствует вывезенный из Донецка 9-летний Саша и его сестры, заместитель директора детдома Лариса Гришанова отвечает, что «нормально», но тут же добавляет: «У детей, конечно, нарушение психики. Мальчик, пока был в „Ласточке“ (социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних в Нижнем Новгороде. — Прим. ред.), в психушке лежал неоднократно. Он с психологом занимается ежедневно, потому что нервная система его расстроена, — рассказывает она. В анкете ребенка указано, что он „активный, общительный мальчик“. — Вы знаете, здесь ни Донецк, ни Донбасс совершенно ни при чем, — продолжает Гришанова, имея в виду, что война в Украине не повлияла на состояние детей. — Это просто такая семья, распущенная, запущенная семья».

Среди этих детей есть не только те, которых вывезли из детских домов, но и так называемые боевые сироты — дети, родители которых погибли во время боевых действий уже после начала полномасштабного вторжения в Украину. «Из всех детей, которые к нам приехали, по-моему, только один реально сирота был, у остальных родители там погибли, — рассказали „Важным историям“ в департаменте образования Ямало-Ненецкого автономного округа. — С кем-то работали педагоги-психологи, потому что некоторые такие страшные вещи рассказывали… Их привезли на выставку оружия, и дети просили подержать автомат. Мы спрашивали: а зачем тебе держать автомат? Они говорят: я только патроны заряжал, а автомат никогда не держал, представляете? Ребенок приехал оттуда, с боевых действий, он патроны заряжал в магазин, боевые».

Из Украины на Крайний Север

Вывезенных из Украины безнадзорных детей активно перемещают: отправляют из одного региона в другой, возвращают на оккупированные территории, перебрасывают между учреждениями. Из-за этого их точное число понять сложно. По данным Украины, к концу марта 2023 года в России находилось почти 4,4 тысячи сирот и оставшихся без опеки детей — здесь учтены и дети из аннексированных областей. Российская сторона утверждает, что «в разное время на территории России находились 1,5−2,5 тыс. детей из опасных районов Донбасса». Это соответствует числу обнаруженных «Важными историями» «избыточных» детей-сирот, поставленных на учет в российский банк данных. Механизм перераспределения детей в разных регионах тоже отличается.

9-летний Александр и его сестры, чьи анкеты «Важные истории» обнаружили в банке данных детей-сирот, изначально попали в социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Ласточка» в Нижнем Новгороде. По словам главы центра Екатерины Пергалевой, дети находились там больше года, а в начале мая 2023-го их перевели в Первый санаторный детский дом в том же городе. Заместитель директора детдома Лариса Гришанова рассказала «Важным историям», что дети из неблагополучной семьи: «Мать не принимает участия [в их воспитании] — как пила в своем Донецке, так и пьет. Отцу там, по-моему, 70 лет или 72 года».

9-летний Александр, которого вывезли из Донецка в Нижний Новгород. Фото: Минсоцполитики Нижегородской области
9-летний Александр, которого вывезли из Донецка в Нижний Новгород. Фото: Минсоцполитики Нижегородской области

По словам Гришановой, других родственников, которые могли бы забрать детей к себе, у них нет. На вопрос о том, ищут ли им приемную семью или опекунов, она заявила, что «об этом сложно говорить»: якобы с матерью «еще не все решено». Несмотря на это, их уже внесли в банк данных о детях-сиротах. В анкетах детей указано, что мать и отец ограничены в правах по решению суда — такое решение выносят, если ребенка опасно оставлять с родителями по не зависящим от них обстоятельствам (например, при хроническом заболевании или психическом расстройстве). Если поведение родителей не изменится, через полгода их могут лишить родительских прав.

Всего в нижегородский центр «Ласточка» попали 14 детей, вывезенных из Украины. По словам директора центра, к маю 2023 года там не осталось ни одного депортированного ребенка: их либо перевели в другие учреждения, либо забрали родители и другие родственники на оккупированных территориях. Чиновница утверждает, что в приемную семью никто из них не попал. «У нас ушли только в кровные семьи. Чтобы взяли кого-то приемные родители, у нас таких не было», — говорит она.

Не всем детям «повезло» остаться в центральной России: несколько десятков сирот попали на Крайний Север — в Ямало-Ненецкий автономный округ (точное число депортированных туда неизвестно, но в 2022 году в регионе поставили на учет в банк данных на 71 ребенка больше, чем обычно. — Прим. ред.). По словам местных чиновников, детей отправили в регион по согласованию с властями так называемой Донецкой Народной Республики.

«Они временно находились в Ростовской области. Изначально было решено, что они должны были сюда ехать, но дети категорически отказались. Их силой же не повезешь сюда. Им страшно было ехать куда-то там на Крайний Север, где мы живем. Одна часть приехала, потом недели через две после того как первые дети приехали, они постоянно созванивались [с другими детьми] в скайпе, показали все, что у нас здесь творится, и остальные с удовольствием приехали», — рассказывают в департаменте образования Ямало-Ненецкого автономного округа.

Чиновники утверждают, что ни один сирота, вывезенный из Украины в ЯНАО, не попал в детский дом: власти округа и аннексированной ДНР договорились о том, что всех детей устроят в семьи.

Например, семья Дружининых из Салехарда, у которой уже было 13 детей, в прошлом году взяла под опеку сразу нескольких сирот из Украины. Детей отдали учиться в местную школу. «Вообще, как мама я очень рада тому, что сейчас введут каждую неделю поднятие флага и гимн России будут дети учить наизусть. Я этому очень рада. И лекции о патриотизме — я прямо просила администрацию, и очень рада», — рассказала Ольга Дружинина, взявшая под опеку украинских сирот.

Одного из детей, который попал в семью Дружининых, сняли в пропагандистском сюжете. В нем рассказали, как поступивший на первый курс ямальского колледжа Никита Дьяченко потратил свою первую стипендию на медикаменты для мобилизованных. «Он у нас с Донбасса приехал, поэтому знает, что надо», — объясняет Ольга Дружинина.

К декабрю 2022 года в семьях ЯНАО находился 21 ребенок. По словам сотрудника департамента, дети продолжают прибывать в округ.

«Система возврата не предполагает»

После выпуска ордера на арест Путина и Львовой-Беловой российские власти стали понемногу возвращать вывезенных из Украины детей, отмечает сотрудница офиса прокурора МУС Ксения Хелль. Однако это касается в основном тех, у кого есть родители или опекуны в Украине. Ситуация с детьми-сиротами хуже: как правило, у них нет законных представителей, которые могли бы приехать за ними в Россию. Министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Ирина Верещук заявляла, что Украина готова забрать вывезенных детей-сирот на границе России с любой европейской страной, но российские власти об их возвращении не говорят.

Встреча президента РФ Путина с уполномоченной по правам ребенка Марией Львовой-Беловой, 16 февраля 2023 года. Фото: kremlin.ru
Встреча президента РФ Путина с уполномоченной по правам ребенка Марией Львовой-Беловой, 16 февраля 2023 года. Фото: kremlin.ru

«Эта система рассчитана на их [украинских детей] полную интеграцию в России. Она не предполагает, что детей будут возвращать. Львова-Белова — непосредственный архитектор этой системы. В ее власти было создать механизм возможного возврата, чтобы можно было восстановить изначальные документы, при желании найти родственников в Украине. Из тех показаний, которые находятся в открытых источниках и в распоряжении прокурора, следует, что именно она является тем человеком, который принимал решение о том, чтобы создать эту систему настолько бездушной и преступной», — говорит Ксения Хелль.

На вопрос о том, планируют ли власти вернуть детей в Украину, в департаменте образования Ямало-Ненецкого округа отвечают: «Они вправе вернуться. Но однако они, как и все дети-сироты у нас, пользуются всеми льготами и выплатами. <…> Допустим, у нас 17-летние приехали и сразу же выделялись деньги на этого ребенка, чтобы по достижении совершеннолетия ему предоставили жилье. Было приятно увидеть, что ребенок уже получил квартиру, причем там, где он хотел. У нас есть сотрудничество с Тюменью, то есть можно не только у нас в округе получить квартиру, но и в Тюмени — где он хочет».

В распоряжении «Важных историй» есть анкеты более 37 тысяч детей, опубликованные во всероссийском банке данных о детях-сиротах. Если вы ищете депортированного ребенка или знаете что-то, что может помочь в поисках вывезенных из Украины в Россию детей, — пишите автору расследования Кате Бонч-Осмоловской на почту [email protected] или в бот обратной связи.

Автор: Катя Бонч-Осмоловская. Редактор: Алеся Мароховская