Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. СМИ: Пограничникам в США приказали депортировать нелегалов из шести стран бывшего СССР
  2. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  3. Беларусам предрекают скачок цен и возможную девальвацию. Одно из «предсказаний», похоже, начинает сбываться — «проговорился» Нацбанк
  4. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  5. Пророссийские силы теперь помирят ЕС с Лукашенко и Путиным? Что итоги выборов в Европарламент означают для Беларуси
  6. Крымский мост становится все более уязвимым для украинских ударов — эксперты рассказали, почему так происходит
  7. Эксперты: Минобороны России отчитывается о захвате населенных пунктов, которые уже не существуют, ВСУ вернули позиции в районе Липцев
  8. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  9. «Бл**ь, вы что, ненормальные?» Пропагандист обвинил пациентов в нехватке врачей, а вот какие причины называют они сами
  10. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  11. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так


Три дня часть Херсона затоплена водой, хлынувшей на левый и правый берега Днепра после разрушения Каховской ГЭС. Людям пришлось оставить свои дома и все, что они нажили, спасатели до сих пор вывозят на сушу животных. Город заполнили волонтеры и журналисты, туда приезжал Владимир Зеленский. Местная жительница, которая не раз описывала «Зеркалу» жизнь Херсона в оккупации и войне, рассказала, что сейчас там происходит.

Фото: пресс-служба президента Украины
Затопленный Херсон,8 июня 2023 года. Фото: пресс-служба президента Украины

«Бедные люди. В некоторых местах они достают руками до электропроводов, по ним и ориентируются»

Утром во вторник, 6 июня, когда мир узнал о разрушении дамбы Каховской ГЭС, 25-летняя Диана проснулась от звонка мамы. Женщина сообщила новость и в шутку посоветовала дочери посмотреть, «сколько воды под окнами». Девушка живет в прибрежной зоне, от ее дома — 500 метров до воды.

— Я немножко на панике начала собирать тревожный чемодан, потом подумала: да кто я такая, чтобы бояться?! — шутит собеседница. — И пошла на набережную к памятнику «Фрегат», смотреть уровень воды. Было семь утра, а возле наших домов уже стояли спасатели, эвакуационный автобус. Участок у набережной у нас заминирован на случай захода ДРГ — я прошла мимо таблички «мины», посмотрела, что река еще не поднималась, и спокойно вернулась домой.

К середине дня решила пройтись по прибрежным зонам, чтобы посмотреть уровень трагедии и понять, уезжать мне или нет. В Санаторном переулке (от него до Кошевой, правой протоки Днепра, — меньше полукилометра. — Прим. ред.) людям уже было по пояс в два часа дня, уже не пропускали никого просто так на Остров (так у нас называется микрорайон в низовьях Днепра, он на самом деле как остров, соединяется с городом только двумя мостами), — говорит Диана.

В первый же день вода пошла по реке Веревчина, которая была пересохшей, и начала охватывать и другой микрорайон — Шуменский, он относительно далеко от Днепра. Я была в шоке, не думала, что вода обойдет таким крюком город и попадет туда.

Когда Диана возвращалась к дому, фонтан на набережной у «Фрегата» уже почти ушел под воду. Девушка решила поехать ночевать к родителям в другую часть Херсона. В среду к вечеру вода прошла еще на 70 метров выше — на остановке рядом стоял по окна в воде простреленный автобус.

Набережная недалеко от дома Дианы, вода прошла 100 метров и затопила расстрелянный автобус. Фото предоставлено собеседницей
Набережная недалеко от дома Дианы, вода прошла 100 метров и затопила расстрелянный автобус. Фото предоставлено собеседницей

Сейчас Диана не переживает: ее дом высоко, его стихия, уверена девушка, не достанет. Сильнее всего пострадали Корабельный район и тот самый Остров, которые находятся ниже.

— Остров в оккупации был самым опасным местом — въезд туда контролировался российскими военными. Потом, когда нас освободили, это был самый простреливаемый район, потому что ближе всего к Днепру. Там в некоторых домах с ноября до сих пор нет света, а теперь его еще и затопило! Бедные люди. Сейчас там в некоторых местах они достают руками до электропроводов, по ним и ориентируются, потому что дороги больше не видны. Кто оттуда перебирается, даже не пользуются мостами — просто проходят или проплывают по воде, даже не знаю, как это теперь назвать. Затоплены все прибрежные части города.

Корабельная площадь под водой (она выше острова, от нее до Кошевой — полкилометра). Там есть переулок, где тоже просто треш: позавчера я видела, как мужик ходил и ему по пояс вода была, а вчера уже только на лодках люди плавали, может, там уже и не встать. В Речпорту — первый этаж в воде, в некоторых зданиях людей уже если и эвакуировать, то из окон второго этажа.

«Сегодня прилетело рядом с местами, куда эвакуируют людей»

Жители затопленных участков переезжают к знакомым и родственникам глубже в город, те, у кого никого нет, расселяются в общежития, временные точки, которые местные власти обустроили. Кто-то из местных готов приютить у себя в свободных комнатах незнакомых людей — кто-то в чатах предлагает свои пустующие дома, рассказывает Диана.

В одном из многочисленных фоторепортажей она рассмотрела свою знакомую с собакой на руках, впереди спасатель нес ее пятилетнюю дочку, рядом еще один — чемодан с вещами. Эвакуация в городе продолжается, как и обстрелы.

— Ты слышала это только что? Я даже не знаю, надо ли после этого взрыва отвечать на вопрос, — говорит Диана, глухой звук «прилета» совпал с вопросом «Зеркала», стало ли из-за беды с разливом водохранилища в городе тише. — Нас обстреливают каждый день. Правда, где-то уже неделя, как интенсивность немного упала, вот последние дни стали чуть-чуть спокойнее.

Хотя, пока я гуляла по прибрежным зонам (а они под огневым контролем), пару раз со свистом где-то прилетало. В их обстрелах нет ни логики, ни стабильности — сегодня они х***ят больше, завтра — меньше. До нас достает артиллерия, мины, поэтому ракеты на нас не тратят. Еще летают дроны — как-то жужжал у меня над домом, я видела, как его сбивают. Сегодня прилетело рядом с местами, куда эвакуируют людей. Ближе к 18 часам вечера прилетело в гимназию в 200 метрах от моего дома — стекла так вылетали, что я думала, что это мои. А за 40 минут до этого мой бывший муж сидел в кафешке в центре — там взрывной волной тоже разбило стекло, ему немного спину посекло осколками. Херсон — такое место, что лучше нигде на одном месте долго не находиться.

Херсонская областная клиническая больница, 29 января 2023 года. Фото: Telegram / Юрій Соболевський
Херсонская областная больница после обстрела 29 января 2023 года, когда погибли три человека. Фото: Telegram / Юрій Соболевський

В городе сейчас полно журналистов, полиции и волонтеров — Диана приютила иностранца Билла, который тоже приехал помогать. В затопленных районах улицы похожи на реки с торчащими из воды высотками и козырьками крыш малоэтажных зданий. Передвигаться там советуют только на лодках — вплавь может быть опасно, потому что вода «ядовитая», рассказывает Диана.

«Левый берег просто кинули. Это просто пи***ц»

Как долго все будет залито и что будет со зданиями, когда все сойдет, — теперь вопрос номер один у херсонцев. Те, кто выехали из города уже давно, не знают, будет ли им куда возвращаться.

— У многих моих знакомых теперь просто нет домов — кто жил в Речпорту, на Острове. Мне кажется, что этот уровень, если не будет повышаться, спадет где-то через месяц. Я не эксперт, но думаю, в домах, где затопило подвалы, даже пол-этажа, вода сделает шкоду. Даже если ее откачают, где-то просушат, а где-то заведется плесень. Такие здания, боюсь, будут уже не пригодны для жизни.

— Там же в этой воде все! У моей знакомой рядом жила соседка-волонтерка, она держала у себя 80 котов — помогала им выжить в эти непростые времена. И вот 50 спасли, а еще 30 — нет. Вот уже в этой воде плавают трупы этих животных. Еще на Острове было кладбище небольшое домашних животных… И это тут рядом, в четырех квартала от меня, не где-то там далеко в селах. Так что боюсь представить, что эта вода сделает с домами, — она оставит свой след в них навсегда.

К местам, где расселили тех, кто покинул свои дома, херсонцы приносят продукты и теплые вещи. Диана говорит, что многие знакомые из других регионов предлагают помощь, собираются даже высылать почтой. Но больше местные переживают за левый берег Днепра — там временно оккупированная Россией территория.

— У меня сердце не так болит за Херсон: тут наши, я вижу, как все организовано. А левый берег просто кинули. Это просто пи***ц, у меня других слов нет, — эмоционально говорит девушка. — Тут недалеко от нас дачи, туда на лодке со средним мотором еще можно добраться, а вот дальше, в те же Алешки, Кардашинку, Солонцы — очень сложно, нужно плыть против течения, а оно усилилось. Есть спасатели, волонтеры, которые туда добираются, чтобы достать людей, потому что сейчас русских там нет — их подтопило, и они сбежали. Но все равно это небезопасно.

Несмотря на все это, в Херсоне паники нет, говорит Диана. Но среди многих людей ощущается усталость от постоянных бед и отчаяние.

— Я даже не могу описать словами это общее горе. Я живу хорошо: у меня есть дом, нет всего лишь окна на балконе — выбило осколком. А семьи, которые конкретно пострадали, — это просто такая ненависть и бессилие. Ты их, россиян, ненавидишь, а сделать, с**а, ничего не можешь. Даже теперь донатить не можешь, потому что потерял свой дом и надо свою жизнь обустроить. Нет уже ни сил, ни х** нет!

В Херсоне чувствуется такой, знаешь, коллективный печальный вздох. Не скажу, что люди тут не улыбаются, — может даже наоборот. Радости мало, и ее хочется проживать, потому что не знаешь, что будет завтра. Я вот во дворе собираю осколки, которыми запросто могло бы оторвать руку или ногу. Поэтому люди стараются жить.

Остальная часть Херсона, которая удалена от воды и не задействована в поддержке пострадавших, в эти дни хаоса продолжает работать, говорит Диана. По городу ездят маршрутки, некоторые — по измененному пути, магазины, аптеки, рынок и кафешки открыты. Но все внимание сейчас — районам, которые ушли под воду.

— Люди ездят посмотреть. Это ужасная трагедия, конечно, но не каждый день такое происходит в городе. Хочется это увидеть своими глазами, а не только на фото, потому что мы тут такого еще не видели, — говорит Диана. — И надеюсь, больше никогда и не увидим.