Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Власти очень хотели забрать успешное предприятие и воспользовались трагедией — тогда погибли 14 человек. Вспоминаем, как это было
  2. Вместе с BELPOL проверили, чем владеет семья экс-министра труда Щеткиной, с «легкой» руки которой ввели налог для «тунеядцев»
  3. Итоговое коммюнике саммита мира в Швейцарии подписали 80 стран из 92. О чем идет речь в документе
  4. Западная военная помощь начала поступать в Украину. Первый замминистра обороны этой страны объяснил, что с ней не так
  5. «Изолятор захвачен боевиками „Исламского государства“». В российском СИЗО ликвидированы заключенные, взявшие в заложники двух сотрудников
  6. Тепло, но с дождями и грозами. Прогноз погоды на следующую неделю
  7. Лидеры «Большой семерки» упомянули Беларусь в финальном заявлении саммита G7. Узнали, как это стало возможным
  8. Появился первый список беларусских спортсменов, которых допустили к Олимпиаде в Париже. Вот сколько атлетов будет участвовать
  9. Лукашенко — «кукла Путина в Беларуси»: президент Польши на Глобальном саммите мира оценил «позорную роль» политика в агрессии против Украины


Джон Болтон за свою долгую политическую карьеру поработал в администрации нескольких президентов США. При Дональде Трампе он занимал должность советника по национальной безопасности. В этом статусе он в 2019 году приезжал в Минск и общался с Александром Лукашенко. Несколько ней назад мы записали большое интервью с политиком и планировали выпустить его на следующей неделе, однако на фоне мятежа в России фрагмент из нашей беседы актуален прямо сейчас.

Владимир Путин и Джон Болтон во время встречи в Москве, июнь 2018 года. Фото: kremlin.ru
Владимир Путин и Джон Болтон во время встречи в Москве, июнь 2018 года. Фото: kremlin.ru

Напомним, мы разговаривали с Джоном Болтоном до начала мятежа.

— По вашему опыту, есть ли шансы на смещение Путина или переворот в России в перспективе ближайших лет?

— Я думаю, что позиции Путина сегодня слабее, чем были до вторжения. И в этом не стоит сомневаться. Но следует иметь в виду, что нынешнее российское правительство не имеет в себе структуры, которая привела бы к упорядоченной передаче власти. Даже во времена холодной войны, когда Никита Хрущев потерпел неудачу во время Карибского кризиса, рядом с ним было Политбюро, которое могло сказать: «Ладно, тебе пора уходить в отставку». Сегодня такого органа нет. Итак, чтобы произошла смена власти, Путин должен либо уйти добровольно, либо должно произойти то, что стало бы государственным переворотом. Возможно, руками военных или спецслужб. Я не думаю, что мы до этого уже дошли. Я не думаю, что позиции Путина находятся в такой опасности. Но я также не понимаю, как он будет оставаться у власти в долгосрочной перспективе, если Россия будет той, кто проиграла войну. Может быть, он сможет продержаться. Но это ослабит центральное правительство. И меня это беспокоит, ведь мы не знаем к чему может привести неконтролируемая фрагментация России, особенно в азиатской части, где это было бы большим преимуществом для Китая.

— Считаете ли вы, что России без Путина будет хоть немного лучше, чем сейчас с ним?

— Конечно, нет никакой гарантии, что все люди, которых я знаю, а именно Николай Патрушев (секретарь Совета безопасности России. — Прим. ред.), Сергей Шойгу (министр обороны России. — Прим. ред), Валерий Герасимов (глава Генштаба России. — Прим. ред.), — это возможные преемники. Я думаю, что они такие же, как и Путин, а возможно, даже хуже. Неверно думать, что свержение этого режима приведет к созданию демократической России. Я бы хотел, чтобы это было правдой. Но это маловероятно.