Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Новые условия по карточкам ввели многие банки
  2. Выборы в Координационный совет начались 25 мая. Кто в списках и как проголосовать
  3. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен
  4. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня
  5. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  6. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  7. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области
  8. «Юридической чистоты здесь нет и быть не может». Лукашенко и Путин порассуждали о легитимности Зеленского
  9. «Изолируйте режим, откройтесь людям». Туск заявил, что Польша может возобновить работу одного перехода на границе с Беларусью
  10. В Минске задержали двоих граждан Таджикистана из-за подготовки терактов
  11. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  12. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман


Яна Карпова,

Впервые за несколько лет белорусам стали чаще предоставлять защиту в Германии. Как живут белорусские беженцы в ФРГ спустя три года после протестов в Беларуси и на что могут рассчитывать, разбиралось Deutsche Welle.

Федеральная служба по миграции и делам беженцев. Фото: Reuters
Федеральная служба по миграции и делам беженцев. Фото: Reuters

Александр из Молодечно успел окончить БГУ до протестов в Беларуси, захлестнувших страну после президентских выборов 2020 года, и поучаствовал в первых акциях солидарности. После начала массовых преследований по политическим мотивам он через Украину уехал в Польшу по программе для студентов. А оттуда, осенью 2021 года, — на семестр по обмену в Германию, в Дрезденский технический университет (TU Dresden).

К апрелю 2022 года с окончанием семестра истекала и студенческая виза Александра. В это время уже вовсю шла война в Украине. Одновременно бывший студент узнал о заведенном на него уголовном деле в Беларуси. Следователи, по словам белоруса, давили на его родителей. Александр решил попросить политическое убежище в ФРГ:

«Я считал, что доказательств моего политического преследования достаточно и можно попробовать легализоваться в Германии. Это было ошибкой».

Из студента — в беженца

Почти полтора года белорус является соискателем статуса беженца. За это время с адвокатом он сумел добиться разрешения на работу, а благодаря знанию немецкого языка и поддержке немецких друзей — найти работу. При этом получить рабочую визу не позволяет законодательство ФРГ: «Я работаю и снимаю квартиру в Саксонии, при этом продолжаю официально числиться в Баварии и платить за комнату в лагере для беженцев».

Александр говорит, что сегодня он ни за что бы не стал просить политическое убежище:

«Мне стоило это таких нервов и усилий, я лежал с параличом лица, — делится белорус. — Даже со знанием немецкого языка трудно. Законы написаны давно, Беларуси никаким образом не касаются. Большинство немцев не в курсе событий 2020 года, поэтому к белорусам относятся предвзято».

Но главная проблема — изоляция от общества, продолжает Александр. Только в 2023 году власти ФРГ разрешили соискателям статуса беженца посещать интеграционные языковые курсы: «До это люди не знали, чем заняться, и сходили с ума, потому что тебе не дают возможность интегрироваться и общаться с людьми».

Что изменилось?

Получение политического убежища в Германии для белорусов по-прежнему остается непростым. С 2020 по май 2023 года в ФРГ официально подали заявления о предоставлении статуса беженца более 1100 граждан Беларуси, сообщило DW Федеральное ведомство по делам миграции и беженцев (BAMF). На фоне войны в Украине это число выросло вдвое — 441 ходатайство о предоставлении убежища в 2022 году против 249 в 2021-м.

В этом году впервые за несколько лет вырос так называемый общий коэффициент защиты. В 2021 году всего лишь 2,6% от всех ходатайств о предоставлении убежища, поданных гражданами Беларуси в ФРГ, были удовлетворены немецкими властями. В 2022-м — 3,5%, а в первом полугодии текущего года — уже 11,8%. Но на практике все оказывается сложнее.

В обществе белорусской диаспоры Razam столь низкий процент положительных решений объясняют несколькими причинами. Одна из них — до 2020 года практически не было заявлений от белорусов, преследуемых по политическим причинам. Поэтому сначала миграционным органам ФРГ требовалось разобраться в ситуации. «Только участие в протестах без доказательств политического преследования, как правило, не является основанием для предоставления статуса беженца. Но рассматривается индивидуально в каждом отдельном случае», — уточняют в Razam.

Кроме того, претендовать на защиту могут только те, кто напрямую прибыл в Германию. Поэтому лица, которые приехали в ФРГ, например, через Литву или Польшу по визам этих стран, попадают под действие Дублинского соглашения. По нему, в частности, ответственность за предоставление убежища несет та страна ЕС, в которую белорус въехал изначально или которая выдала ему визу. Поэтому статус беженца не для всех белорусов является оптимальным вариантом. Но узнают многие об этом уже по факту.

Гуманитарная виза — для кого это альтернатива?

Депутат бундестага от немецкой партии «Союз 90/зеленые» Робин Вагенер напоминает, что для белорусов, преследуемых за их профессиональную деятельность или политическую позицию, есть альтернатива — так называемая гуманитарная виза по 22-му параграфу миграционного законодательства ФРГ. Как правило, на нее могут рассчитывать белорусские активисты, правозащитники, журналисты, лидеры протестного движения и стачкомов.

Гуманитарную визу для белорусов немецкое правительство ввело после событий 2020 года. Сначала для белорусов выделили квоту всего в 50 мест, в конце 2021 года ограничение сняли. По словам Вагенера, с 2021 года до сегодняшнего дня такие визы уже получили 300 белорусов.

Депутат признает, что это небольшие цифры и они могли бы быть больше. При этом он предполагает, что не все знают о такой возможности: «Гуманитарные визы существуют, поэтому люди в Беларуси, которые ищут защиты, должны знать, что они могут обратиться в посольство Германии за помощью».

Какие ограничения у ВНЖ по параграфу 22?

Впрочем, в обществе белорусской диаспоры Razam указывают на ряд условий, необходимых для предоставления гуманитарной визы ФРГ для тех, кто преследуется по политическим причинам. Во-первых, заявителю нельзя иметь открытые шенгенские визы, выданные посольствами других стран.

«Параграф 22 рассчитан на то, чтобы быстро оказать помощь, когда другой возможности нет. А если у человека открыт шенген другой страны, он может быстро выехать и попросить защиту там», — поясняют в Razam.

Кроме того, подавать заявление на такую визу нужно в Беларуси или в неевропейской стране, с чем сейчас сложнее. Например, делая это в Грузии или Молдове, сейчас практически невозможно получить немецкую гуманитарную визу, потому что и Грузия, и Молдова в Германии признаны безопасными странами.

При этом юристы отмечают, что для репрессированных белорусов остается возможность быстро получить шенгенскую визу в немецком посольстве в Беларуси, а потом уже в Германии подавать ходатайство о предоставлении убежища. Но тогда для них начинается сложный путь соискателей статуса беженца.