Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Доллар дешевеет с каждым днем: каким станет курс в конце июля? Прогноз по валютам
  2. «В интересах моей партии и страны». Байден снялся с президентских выборов
  3. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  4. Председатель Верховного суда заявил, что Лукашенко помиловал 14 участников протестов, и анонсировал возможное освобождение новых
  5. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину
  6. Лукашенко, похоже, отреагировал на новые санкции ЕС против нашей страны (причем достаточно неожиданно)
  7. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу
  8. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  9. Экс-начальник Ленинского РУВД поставил вместо гудков фразу, что его слушают спецслужбы. Это оказалось правдой — вот что узнало «Зеркало»
  10. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  11. Польша может остановить беларусские грузоперевозки через свою границу, если не будут выполнены три условия


Оксана Антоненко,

Пока НАТО дорабатывал региональные планы по обороне от России, восточноевропейские политики продавливали актуальность новой угрозы — со стороны Беларуси и наемников ЧВК Вагнера, пишет Русская служба Би-би-си.

Военнослужащие латвийской армии. Фото: Flickr / Latvijas armija
Военнослужащие латвийской армии. Фото: Flickr / Latvijas armija

Осенью 2021 года тысячи мигрантов c Ближнего Востока и Центральной Азии пытались штурмовать польско-белорусскую границу, чтобы попасть в ЕС. Польша заявила, что это часть гибридной атаки режима Лукашенко, и стянула к границе военных с тяжелой техникой.

За несколько дней до начала Вильнюсского саммита Польша снова перебросила к границе с Беларусью тысячу военных и 200 единиц техники — из-за необходимости реагировать на попытки «дестабилизации обстановки».

Политики на восточном фланге НАТО подозревают, что штурм границы может повториться — на сей раз усилиями натренированных и вооруженных наемников «Вагнера».

Безжалостные «мигранты»

За неделю до саммита Литва и Польша отправили лидерам стран Альянса официальное письмо с просьбой о помощи в укреплении границы из-за вероятной переброски туда наемников ЧВК Вагнера.

Та же риторика продолжилась на саммите. «Представьте, что пять тысяч безжалостных хорошо натренированных наемников пытаются пойти путем мигрантов… Что они будут делать, если попадут в Европу?» — заявил премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш.

Его поддержал президент Польши Анджей Дуда: «На всех форумах НАТО и на всех двусторонних встречах мы будем поднимать два вопроса — дислокацию „Вагнера“ в Беларуси и тактическое ядерное оружие».

Ту же тему актуализировал президент Литвы Гитанас Науседа. «Я уже сказал [президенту США Джо] Байдену, что Беларусь становится проблемой, — заявил он. — Ситуация с безопасностью в нашем регионе только ухудшается».

В неофициальных разговорах западные партнеры разводят руками и признают, что не готовы реагировать на новую угрозу, тем более что кроме стран Восточной Европы ее пока никто толком не видит.

«Мы следим за тем, что происходит. И разумеется, для нас важно, что происходит по соседству с Литвой. НАТО готово обороняться от любой потенциальной угрозы, но мы пока не видим передислокацию „Вагнера“ в Беларусь», — сказал генсек НАТО Йенс Столтенберг.

Но даже если бы у Альянса была такая информация, не совсем понятно, что с ней делать. В случае реализации сценария Кариньша, то есть если бы наемники стали частью «инструментализованной миграции», это не было бы проблемой НАТО.

В неофициальных беседах дипломаты говорят, что миграция — не военная проблема, то есть, Альянс решать ее не собирается. Даже если за «инструментализацией» стоит Лукашенко. Это сфера ответственности национальных правительств и ЕС.

К тому же с юридической точки зрения не совсем понятно, считать ли теперь «Вагнер» частью российской армии. Даже если связь очевидна, не факт, что гибридная атака со стороны мигрантов-наемников была бы расценена как атака со стороны России. Другими словами, «Вагнер» вряд ли стал бы триггером пятой статьи договора НАТО.

Но даже если НАТО пока не реагирует, у Восточной Европы все равно появился новый козырь в дебатах о том, сколько войск и какая техника должны быть размещены на ее территории. Чем больше угроз — тем больше потребностей в подкреплении.

А аппетиты относительно международной военной поддержки у стран Балтии всегда были высокими: во-первых, из-за недостатка собственных ресурсов, во-вторых, из-за общей границы с крайне непрогнозируемыми агрессивными соседями. Встает вопрос — чего еще не получили страны Балтии, но что было бы им необходимо на случай потенциальной агрессии?

Так называемые "боевые контролеры ВВС США" - спецназ, специализирующийся на корректировании авиаударов. Фото: Staff Sgt. Jeremy T Lock, US Air Force, afsoc.af.mil,commons.wikimedia.org
Так называемые боевые контролеры ВВС США — спецназ, специализирующийся на корректировании авиаударов. Фото: Staff Sgt. Jeremy T Lock, US Air Force, afsoc.af.mil, commons.wikimedia.org

Сдерживание: чтобы даже не пытались

Все реформы, которые Альянс проводит на восточном фланге на протяжении последних девяти лет — очень условно — делятся на две части: оборона и сдерживание.

Со второй частью все просто: речь идет о международном контингенте, который находится в странах Балтии и Польше с 2017 года. Его цель — не столько воевать, сколько показать России, что в случае атаки придется считаться не только с местными армиями. Это и есть концепция сдерживания.

В случае с Восточной Европой речь идет о военных преимущественно из Великобритании (в Эстонии), Канады (в Латвии), Германии (в Литве) и США (в Польше) со сравнительно небольшим количеством техники.

До начала войны каждая международная группа насчитывала примерно тысячу человек, сразу после начала войны — без формальных переговоров — контингент вырос в два раза.

Уже к прошлогоднему Мадридскому саммиту восточноевропейские лидеры затребовали еще более серьезного увеличения — до размеров дивизии (20 тысяч). Партнеры договорились увеличить до размеров бригады (5 тысяч), но эта бригада не обязана физически находится в Восточной Европе. Согласно формальным соглашениям, она может быть «зарезервирована» в своей стране.

К Вильнюсскому саммиту — спустя год — ситуация наконец прояснилась: Канада присылает в Латвию еще 2 тысячи военных (вместе с танками Leopard 2), Германия увеличивает литовскую группу до 4 тысяч, Великобритания оставляет все на прежнем уровне и «резервирует» бригаду для Эстонии, которая будет находиться дома.

То есть по части сдерживания и дополнительного контингента у стран Балтии и Польши появилось все, о чем они договорились год назад в Мадриде. С тех пор новых призывов об увеличении численности военного состава от балтийских лидеров не звучало.

Танки M1A2 Sep V3 Abrams американской армии на базе в Техасе. Фото: Sgt. Calab Franklin, dvidshub.net, commons.wikimedia.org
Танки M1A2 Sep V3 Abrams американской армии на базе в Техасе. Фото: Sgt. Calab Franklin, dvidshub.net, commons.wikimedia.org

Сувалкский коридор больше не проблема?

Помимо этой видимой части сдерживания, есть еще преимущественно засекреченная часть — оборона. На том же Вильнюсском саммите политическое руководство стран НАТО одобрило региональные планы обороны, которых так ждали балтийские лидеры.

Существует три региональных плана: север, центр и юг. Балтия входит в центр. Каждый план покрывает пять доменов: воздух, земля, море, космос и киберпространство.

По сути, эти документы — последняя стадия военного планирования, которое началось как реакция на аннексию Крыма еще в 2018 году. В 2019 появилась военная стратегия НАТО, потом еще ряд документов.

И только сейчас НАТО дошло до самого детального уровня, на котором страны Альянса видят список техники и контингента, которые понадобятся в случае необходимости оборонять каждую конкретную страну с учетом, например, географии, природных особенностей и ландшафта.

На этом же уровне становится понятно, кто может предоставить технику, людей и ресурсы — опять же, с учетом географии и логистики. И тут для стран Балтии особенно важно вступление в НАТО северных соседей — Финляндии и Швеции.

«Теперь наша безопасность не зависит только от обороны Сувалкского коридора. Помощь может прийти и с другой стороны», — сказала премьер-министр Эстонии Кая Каллас.

Сувалкский коридор — сравнительно небольшой отрезок границы между Литвой и Польшей, к западу от него — Калининград, к востоку — Беларусь. В случае скоординированных действий агрессивных соседей этот участок может быть перекрыт, что отрезало бы страны Балтии от остальных государств НАТО.

А после вступления в Альянс скандинавов, тупиковый сценарий становится маловероятным — по идее, на помощь придут финны и шведы. Но для этого Финляндия или любая другая страна НАТО, во-первых, должна знать, что и в каком количестве понадобится соседям, во-вторых — заранее согласиться предоставить эту помощь.

Именно поэтому региональные планы требуют и твердой политической поддержки, что и было получено во время Вильнюсского саммита.

Кто будет командовать

Еще большей политической поддержки требует согласование командной структуры. Региональные планы — это не только первые со времен холодной войны детальные планы обороны восточного фланга, но и первая попытка интеграции национальных планов и планов НАТО.

Последнее обстоятельство подразумевает некое центральное управление ресурсами в случае кризиса, то есть страны должны будут пожертвовать какой-то частью контроля над своими армиями.

«После Вильнюсского саммита начинается реальная работа, потому что в Вильнюсе лидеры [стран НАТО] подпишутся под структурой вооруженных сил, организацией командования и контроля», — сказал глава военного комитета НАТО адмирал Роб Бауэр на пресс-конференции за неделю до саммита.

Со стороны принимающих, потенциально обороняющихся стран требуется развитие инфраструктуры и инвестиции в оборону. Базовая линия расходов на оборону для стран НАТО — 2% от ВВП.

Все страны Балтии и Польша давно перешагнули этот рубеж. Польша уже тратит около 4%, Латвия обещает дойти до трех в следующем году как минимум за счет строительства нового военного полигона и закупок.

По словам Бауэра, весь процесс адаптации к новым планам займет годы.

«Это рекрутинг людей, тренировки и учения. Это переоснащение и застройка, закупка оборудования. И мы снова говорим о наращивании (военного) производства», — добавил адмирал Бауэр.

Параллельно на Мадридском саммите была утверждена новая модель вооруженных сил НАТО, согласно которой контингент сил быстрого реагирования увеличивается с 40 тысяч до 300 тысяч.

Он будет размещен в Европе (за пределами стран Балтии), а в случае угрозы — переброшен в проблемную зону. Предполагается, что 100 тысяч военных прибудут в течении десяти дней, 200 тысяч — за 10−30 дней.

То есть по части обороны у стран Балтии тоже вроде бы все есть. Как минимум на стадии обещаний и гарантий.

Не хватает ПВО?

Отдельным пунктом программы Вильнюсского саммита значилось подписание декларации о сотрудничестве в воздухе между Литвой, Латвией и Эстонией. Она призывает союзников укрепить практику ротации союзных ПВО на балтийской территории.

ПВО — проблемная часть региональной обороны. Самая мощная система, замеченная до сих пор — это Patriot дальнего радиуса действия, прибывший в Вильнюс на время проведения саммита вместе с экипажем из Германии.

У Эстонии есть свои системы ближнего радиуса Mistral, у Литвы есть польские Grom ближнего радиуса и NASAMS среднего радиуса. Помимо этого, Латвия и Эстония планируют совместную закупку систем средней дальности Iris-T.

«Сегодня мы полагаемся на наших союзников для обеспечения тех мощностей, которых у нас нет. Но постепенно мы будем заменять их собственными. Мы идем шаг за шагом, и шаги становятся быстрее», — сказал Би-би-си премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш, отвечая на вопрос о системах ПВО.

Те же системы Nasams вместе с испанскими экипажами на ротационной основе находятся в Латвии и Эстонии. Но пока нет никаких гарантий, что они задержатся тут надолго. И никто точно не знает, придет ли следующая смена.

Гарантии этой ротации — это именно то, чего добиваются страны Балтии. Один уровень давления на союзников — подписанная в Вильнюсе декларация и предшествовавшие договоренности. Второй — интенсивная риторика про новую угрозу, исходящую от наемников «Вагнера», вероятно, уже находящихся в Беларуси.

Эту логическую связку озвучил во время визита в Париж накануне саммита глава МИД Литвы Габриэлюс Ландсбергис, просивший Францию помочь с системами ПВО.

«(ПВО) можно было бы использовать как часть нашей стратегии сдерживания, чтобы никакому „Вагнеру“ и никакой российской армии не пришло в голову пересечь границы стран Балтии», — сказал Ландсбергис в Париже.