Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Нацбанк анонсировал валютное изменение
  2. В ФБР назвали имя стрелка, который совершил покушение на Дональда Трампа
  3. «Группа Вагнера» набирает наемников для работы в Беларуси. Попытались устроиться — и вот что узнали
  4. Семья ехала с дачи. В СК рассказали о подробностях и жертвах страшного субботнего ДТП под Могилевом
  5. В Узде от урагана опрокинулся аттракцион с детьми. МЧС и Минэнерго рассказали о разрушениях и пострадавших от бури по всей стране
  6. «После визита Дуды в Китай мигранты как будто растворились в воздухе». Репортаж «Зеркала» из буферной зоны на границе Польши и Беларуси
  7. Эксперты рассказали, сколько еще ВСУ будут обороняться и когда смогут провести крупномасштабное контрнаступление


Илья Абишев,

Темпы украинского наступления растут. Если до сих пор ежедневное продвижение ВСУ на Токмакском направлении исчислялось сотнями метров, а то и меньше, то за минувшие сутки им удалось пройти 2−3 км и преодолеть передовые позиции уже основного рубежа российской обороны, пишет Русская служба Би-би-си.

Украинские солдаты. Фото со страницы ВСУ в Facebook
Украинские солдаты. Фото со страницы ВСУ в Facebook

Судя по спутниковым картам и сообщениям с мест, прорыв первых позиций главного рубежа российской обороны — так называемой линии Суровикина — произошел на двух участках в районе села Вербовое, важного опорного пункта к востоку от Работино, из которого российская армия отступила несколько дней назад.

Сейчас украинские войска, вклинившиеся в российские оборонительные порядки по линии Орехов-Токмак, расширяют полосу наступления, атакуя к востоку в направлении Вербового и к югу в обход села Новопрокоповка.

С чем связана такая активизация

Характер боевых действий на этом участке изменился после того, как украинцам удалось прогрызть оболочку слоеного пирога российской обороны — так называемую зону обеспечения с колоссальной плотностью минирования. По некоторым оценкам, она составила до 45 тысяч мин на квадратный километр.

Сами по себе минные поля не могут остановить наступление противника, обладающего современными средствами разминирования, но способны задержать его продвижение, обеспечить успешную работу артиллерии и авиации по узкой полосе прорыва и дать время для переброски резервов на опасное направление.

В то же время минные заграждения сковывают и обороняющуюся сторону, лишая ее возможности наносить контрудары во фланг — ведь мине все равно, кто на нее наедет или наступит. В такой обстановке действия обеих сторон предсказуемы. Понятно, где, куда и какими силами движутся наступающие. Понятно, где, как и какими силами противник намерен отражать атаку.

Но вот минные поля пройдены, и возобновляется маневренная война с обоюдными возможностями. Снова могут вступить в бой крупные соединения как живой силы, так и техники. Уже в начале нового этапа сражения у российской армии возникли трудности — в ее обороне образовались прорехи, их нужно чем-то затыкать.

Цена ошибки теперь намного выше

Это не означает, что дальнейшее продвижение ВСУ на Токмакском направлении пойдет легко и быстро. Пока что они наступают на относительно узком участке, пространства для развертывания по-настоящему крупных ударных группировок недостаточно, а у российского командования имеются резервы — оно, судя по всему, не собирается отсиживаться в пассивной обороне, собирает силы на флангах и, возможно, готовится контратаковать.

Однако цена ошибки в ходе боев в основной полосе обороны намного выше, чем при боях в зоне обеспечения, проламывание которой было лишь подготовкой к главному сражению. При маневренной войне вариантов развития событий много, спрогнозировать их трудно — они не всегда зависят от расклада сил и качества вооружений.

В истории войн есть немало случаев, когда к тяжелому поражению и даже разгрому целой армии приводило отсутствие у ее командования в нужном месте в критический момент относительно небольшого резервного подразделения — например, батальона пехоты или противотанковой батареи.