Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Убыточное предприятие набрало долгов на сотни миллионов. Но выплачивать не будет — вмешалось государство
  2. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  3. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  4. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  5. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня
  6. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  7. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области
  8. Прогноз по валютам: еще увидим дешевый доллар — каких курсов ждать в последнюю неделю мая
  9. Лукашенко требовал скромнее отмечать выпускные, чиновники взялись исполнять. Но вот как они организовали последний звонок в Минске


Важные истории,

Бойцы ЧВК Вагнера возвращаются на фронт в Украину. В России эта террористическая организация продолжает набор наемников, несмотря на гибель своих лидеров — Евгения Пригожина и Дмитрия Уткина. Новое руководство «Вагнера» завлекает потенциальных рекрутов старыми способами — высокой зарплатой, обещаниями почета и заботы со стороны государства.

Бывшие наемники, с которыми поговорили «Важные истории», обещаниям больше не верят. Они попали на фронт из российских колоний, были ранены и с тех пор не могут оформить статусы инвалидов, ветеранские удостоверения, получить лечение за счет государства и другие льготы, обещанные всем участникам войны против Украины.

Наемники ЧВК Вагнера возле штаба Южного военного округа в городе Ростов-на-Дону, Россия, 24 июня 2023 года. Фото: Reuters
Наемники ЧВК Вагнера возле штаба Южного военного округа в городе Ростов-на-Дону во время мятежа, Россия, 24 июня 2023 года. Фото: Reuters

«Я пошел воевать за царя и Отечество, а когда вернулся — тут шайка бюрократов»

«Я вернулся домой в апреле. Месяц дома просидел, потому что боялся выйти на улицу. У меня куча контузий. Было ранение, мне достали часть осколков и опять отправили на фронт. В руке до сих пор остались осколки, она гниет, — рассказывает 38-летний Александр (имя изменено) из Брянской области. — Я пришел в военкомат и объяснял им, что у меня медаль за отвагу, а это является основанием для ветеранского удостоверения. Оно мне нужно для того, чтобы восстановиться в полном объеме за счет государства и поехать обратно [на фронт]. И как раз бы на мать переоформил часть льгот, чтобы она поменьше за квартиру платила. У меня жены и детей нету. Терять мне нечего, кроме собственной жизни. Тем более я кое-что умею: я активный участник „бахмутской мясорубки“ [бои за Бахмут]. Мне ответили, что у них нет предписаний, как это все сделать. Я спрашиваю: „А как же указ президента?“ Мне говорят: „Давай, иди отсюда“. Ну я и пошел».

В интернете Александр нашел государственный фонд «поддержки участников специальной военной операции» — «Защитники Отечества». Филиалы фонда были открыты во всех регионах России. «Я пришел в этот фонд и говорю: „Вы же помощью с организацией документов занимаетесь. Мне в больницу надо. У меня осколки в руках уже полгода“, — вспоминает Александр. — Они мне ответили, что ничего не знают и мне надо опять идти в военкомат. В этом фонде шайка грубиянов работает, я ругался с ними и по телефону, они постоянно меня оскорбляли. Когда я уже поднял вопрос о целесообразности функционирования этой организации, раз они отказывают в помощи, одна начальница там мне сказала: „Я сейчас позвоню вагнерам, они приедут и быстро тебя в порядок приведут“».

Фонд «Защитники Отечества» был создан по указу Владимира Путина весной 2023 года. В его задачи входит оказание различной помощи участникам войны против Украины: оформление ветеранского статуса, лечение, переобучение, трудоустройство и прочее. Главой фонда Путин назначил Анну Цивилеву, супругу губернатора Кемеровской области. По данным «Агентства», Цивилева — двоюродная племянница Владимира Путина.

На массовые отказы вагнеровцам в получении каких-либо статусов как участников войны против Украины указывает также обращение уполномоченного по правам человека в Смоленской области Александра Капустина (его передал «Важным историям» источник в администрации Смоленской области, которого мы не называем в целях безопасности):

«Я обращался в брянскую Думу, в московскую, в Министерство обороны, в военную прокуратуру и три раза писал в Администрацию президента. Чисто бюрократический произвол! — негодует Александр, бывший боец ЧВК Вагнера из Брянской области. — Я и на имя Путина писал, что я пошел воевать за царя и Отечество, а когда вернулся — тут шайка бюрократов, куда ни зайди».

Со слов Александра, в своем последнем письме президенту он написал: «Если вы в курсе всего того, что с нами происходит. Если вы в курсе, что Мишустин, зная, что нашей организации больше не существует, принимает решение, чтобы мы обращались в те организации, в которых воевали, в которых числились. Если вы обо всем этом знаете, и это нормально, на ваш взгляд, тогда вышлите меня из страны, пускай меня там в тюрьму посадят. Я лучше там буду сидеть под пытками до конца своей жизни и сдохну, как собака, чем здесь буду жить вместе с вами и среди тех людей, которые вот эти бюрократические препоны создают».

В августе премьер-министр Михаил Мишустин подписал постановление о правилах выдачи ветеранских удостоверений, согласно которым заявление нужно подавать в ту организацию, с которой боец заключал контракт. За месяц до этого Путин заявил, что ЧВК Вагнера юридически не существует, хотя ранее признал, что группировка полностью финансировалась из государственного бюджета и только за последний год получила более 86 млрд рублей.

«Взяли и морально убили, уничтожили все»

35-летний Руслан (имя изменено) из Тамбовской области — офицер в запасе, но в ЧВК Вагнера попал из колонии. «У меня просто очень красивая такая история сложилась. Когда я попал в тюрьму, дочке мы с женой сказали, что я уехал в командировку. И она знала просто, что я военный и в командировке. Прошло немного времени, и супруга сказала ей, что я на войне и что скоро вернусь. Все так и сложилось — вернулся», — говорит Руслан.

Он воевал в штурмовом отряде под Бахмутом полгода, пока не получил тяжелое ранение. «Я думал, что мне полегче будет из-за того, что я 10 лет в армии отслужил. Но приехал туда, пообщался с инструкторами и понял, что я вообще ничего не знаю ни об армии, ни о войне. Какими я знаниями владел — они бесполезны оказались по сути». После возвращения домой Руслан также пытался получить обещанные российской властью льготы участникам вторжения в Украину.

«Я обратился в военкомат и в фонд „Защитники Отечества“. Везде сказали, что „Вагнером“ не занимаются. Потом я писал губернатору и на имя президента. Пока никто не ответил», — рассказывает Руслан. По его словам, никому из его сослуживцев по ЧВК пока не удалось получить ветеранские удостоверения.

«Я даже не могу никуда устроиться на работу, потому что мне не приходит справка о моей судимости с [сайта] госуслуг, — продолжает Александр из Брянской области. — Месяц я поработал в другом городе за 40 тысяч охранником. И то меня по блату взяли — по знакомству. А один мой знакомый в Москве даже заплатил деньги, чтобы устроиться в охранную организацию. Его не брали на работу только из-за того, что он работал на нашу группировку ["Вагнера"]. Я вот и предполагаю, что просто дискриминация происходит на этом фоне. Понимаете, ее [ЧВК Вагнера] дискредитировали действия нашего руководства или нашего правительства — я не знаю, это не мое дело, я маленький человек, обычный штурмовик».

На вопрос, осталось ли у него желание вернуться на фронт, Александр реагирует очень бурно: «Нет, конечно, нет, нет! Желания воевать у меня больше нет. Пускай сгорят в аду. И ни в какой патриотической деятельности даже участвовать не буду. Меня звали в школу выступить. Я отказался: ни в маске, никак. Я даже агитировать за это не буду. Просто взяли и морально убили, уничтожили все».

В «бахмутской мясорубке» погибли 20 тысяч бойцов «Вагнера», половина из которых — бывшие заключенные, заявил в конце мая Пригожин. На вопрос, стоили ли эти жертвы того, Руслан сначала отвечает, что не знает, потом рассказывает, что его родной брат тоже был завербован в колонии в ЧВК Вагнера и погиб на фронте. «Он погиб… Погиб героем, — говорит Руслан с запинкой. — У него жизнь не особо складывалась. Семьи не было. Много пил. Либо пил, либо сидел. Вот так у него жизнь прошла. А в 40 лет он туда [на фронт] попал. Он мог по-другому свою жизнь закончить, а погиб именно так. Сейчас с дочкой, когда мы заезжаем на его могилу, я ей рассказываю: „Вот этот твой дядя. Здесь он похоронен, вот награды у него такие. Мы должны им гордиться“». Цели же войны России против Украины Руслан сформулировать не смог и назвал вопрос «сугубо политическим».