Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  2. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  3. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  4. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  5. В Березовском районе сгорел дом, в котором жила многодетная семья. Погибли четверо детей в возрасте от 2 месяцев до 6 лет
  6. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  7. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  8. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  9. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  10. «24 часа от Минска до аэропорта в Варшаве». Автобусный коллапс на границе с Польшей продолжается
  11. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они провели ночь во время иранской атаки


Дильшот Мамадалиев — сердечно-сосудистый хирург из Москвы, прилетел в Махачкалу вечером 29 октября — как раз когда аэропорт штурмовала разъяренная толпа, узнавшая о прибытии рейса из Тель-Авива. Погромщики приняли Дильшота за израильтянина, устроили ему допрос и отобрали паспорт. Он рассказал Русской службе Би-би-си подробности того вечера.

Дильшот Мамадалиев. Фото с сайта Би-би-си
Дильшот Мамадалиев. Фото с сайта Би-би-си

«Самолет вылетел из Москвы, из Шереметьево, и приземлился в семь часов вечера в Махачкале. О том, что [в Махачкале] будет рейс международный, из Тель-Авива, я знать не знал.

Там два терминала — для внутренних и для международных. Я прилетел в терминал для внутренних рейсов, забрал багаж. Была абсолютно штатная обстановка, такие же пассажиры, как и я, забрали багаж и разбежались в своих направлениях, в своих мыслях.

За мной отправили водителя, но он, как оказалось, не смог пробиться [к аэропорту], поэтому мне порекомендовали пройти в сторону КПП. Спокойным шагом я пошел в сторону проходной, и там меня уже народ встретил.

[Меня] окружили, спросили, откуда я прилетел. Я сказал, что прилетел из Москвы. На слово мне не поверили, попросили показать паспорт. Я показал паспорт, что родился в городе Смоленске. Вырос там. На чемодане была бирка, которая показывала — „Аэропорт Шереметьево“.

Но почему-то [мне] не поверили. Наверное, у меня подозрительное лицо, поэтому решили все-таки разобраться, настоящий у меня паспорт или поддельный.

[Кроме того] у меня спросили, кто я по национальности. Я ответил, что я узбек. Один человек решил проверить, настоящий ли я узбек или нет, и заговорил со мной на кумыкском. Это одна и та же группа языков, тюркская. Я ему на это ничего не смог ответить».

На видео, которое было опубликовано вечером 29 октября, видно, что Дильшот стоит в окружении агрессивно настроенных мужчин, которые говорят на повышенных тонах, кто-то снимает его на телефон. «Ты что здесь ***** [обмануть] решил?» «Чемодан [у него] забери!»

Мужчина говорит, что опасности не ощущал, просто не мог понять, чего от него хотят.

«Напряженность была, естественно. Люди явно критично относились ко мне — думали, что я подделал документ. Но суровой какой-то агрессии я не испытывал».

В какой-то момент человек в толпе, окружавшей Мамадалиева, говорит: «Его паспорт у меня! Его отпускать?» и со словами «разбираться будем» отдает паспорт дальше в толпу. Одновременно человек в штатском пытается отделить Дильшота от толпы и увести его от протестующих. Кто это был, Дильшот и его коллега не знают, но предполагают, что это мог быть сотрудник полиции, ФСБ или службы охраны аэропорта.

«Это был, наверное, мой ангел-хранитель. Который забрал меня и сказал: „Пойдем, тебе здесь делать нечего, есть места получше“.

Все это продлилось минут пять, может быть, десять. Дальше мне сказали, что мне лучше отойти подальше от людей. Я еще попросил сотрудников полиции вернуть мне паспорт, они сказали: „Сейчас мы уже в толпе его не отыщем“».

Сотрудники полиции, которые, по словам Мамадалиева, были на месте, в разговор не вмешивались, но пытались отделить его от толпы. После этого Дильшот пошел в дежурную часть на территории аэропорта, чтобы написать заявление об утрате паспорта. По словам самого Дильшота и его коллеги Сабира Айдаева, который и пригласил его в Махачкалу, вечером полицейские продолжали прибывать в аэропорт и не рекомендовали Дильшоту покидать отдел «в целях безопасности».

В третьем часу ночи, когда протестующих на территории аэропорта уже не было, Мамадалиев наконец уехал.

Во время беседы с корреспондентом Би-би-си Дильшот несколько раз шутит, что протестующие хотели «радушно приветствовать меня, обнять, познакомиться», рассказывает, что теперь его узнают прохожие на улицах и пациенты, и в целом «прием [был] радушный, шикарный, замечательный». Паспорт ему пока так и не вернули.