Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Беларуси стартовал единый день голосования. Офис Тихановской призвал оставаться дома и запустил онлайн-марафон
  2. Обращение Тихановской к белорусам попало на экраны белорусских магазинов
  3. Голосование на белорусских выборах официально завершилось. Вот когда озвучат результаты
  4. Дорога к войне. Вспоминаем тридцатилетнюю предысторию и реальные причины российского вторжения в Украину
  5. СМИ: Украина атаковала крупнейший сталелитейный комбинат в России
  6. У Лукашенко спросили, будет ли он участвовать в президентских выборах 2025 года. Вот что сказал политик
  7. «У меня оргазмов в двух браках не было». Рассказываем о сексе в жизни белорусов во времена СССР
  8. Чиновники пытаются переложить ответственность за преступления России на командиров. Рассказываем главное из сводок штабов
  9. «Сбросили фото лица и черепа Сергея. Опознавать было нечего». Как два года войны в Украине прожили герои «Зеркала»
  10. Странный энтузиазм российских военкоров, контратаки с обеих сторон и потери России за два года. Главное из сводок
  11. В Беларуси меняются условия начала отопительного сезона
  12. «730 дней боли». Зеленский из Гостомеля обратился к украинцам во вторую годовщину начала войны
  13. Карпенко придумал новое объяснение тому, что на выборах не будет избирательных участков за рубежом
  14. Тело Алексея Навального отдали матери
  15. Фотографии для учебника истории. Как выглядит война, в которую из-за режима Александра Лукашенко оказалась втянута и наша страна
  16. Глава украинской разведки Буданов анонсировал новые удары по Крыму и назвал причину смерти Навального по версии ГУР


"Важные истории",

В конце ноября Минобороны РФ предложило изменить порядок медосвидетельствования при наборе в армию и «с учетом опыта военной операции» исключить из критериев заболевания, «не оказывающие существенного влияния на способность исполнять обязанности военной службы». Но как именно будут меняться критерии отбора — неизвестно. Военное министерство не посчитало нужным опубликовать сам текст проекта. При этом уже сейчас в армии наметилась тенденция, при которой годными признают даже явно покалеченных войной солдат — из них создают «инвалидные» полки. Так, российских мобилизованных, направленных после ранений и заболеваний в так называемые полки выздоравливающих, возвращают на фронт в штурмовые подразделения без прохождения военно-врачебной комиссии и квалифицированной медпомощи, рассказали «Важным историям» родственники бойцов.

Военнослужащие в госпитале Екатеринбурга. Фото: сайт полпреда президента РФ в УРФО
Военнослужащие в госпитале Екатеринбурга. Фото: сайт полпреда президента РФ в УРФО

«Штурм на костылях»

Муж Ирины, 49-летний житель Подмосковья Михаил (здесь и далее имена героев изменены по соображениям безопасности), попал на войну в Украине в октябре прошлого года. Он служил срочником в подводном флоте в 1992 году, и с началом мобилизации получил повестку «на военные сборы». Михаил был уверен, что не попадет на войну, так как не подходил по возрасту, а в части, по словам Ирины, обещали только на два месяца отправить его освежить навыки.

— Как он туда [на войну] попал, он не понял. Его привезли в Белгород, посадили на КамАЗ и увезли. А бежать уже некуда — за спиной кордоны своих же вэпэшников [военная полиция] стоят. В итоге уже 7 октября он был «за ленточкой». Как и все, он находился там без еды, без одежды, в чем бог пошлет, питался орехами. В апреле 2023-го его ранило: они вчетвером несли друга на носилках, и дрон сбросил на них ВОГ [гранатометный заряд]. Сквозное осколочное ранение, дырка через кость. Повреждены связки, мениски, повреждена кость. Дырка в ноге с каждым месяцем растет, идет воспалительный процесс, — рассказывает жена Михаила. В распоряжении «Важных историй» есть результаты независимых медицинских исследований, подтверждающие характер ранений бойца.

Дыра в кости мобилизованного Михаила после ранения. 2023 год. Фото предоставлены "Важным историям" родственником раненого
Дыра в кости мобилизованного Михаила после ранения. 2023 год. Фото предоставлены «Важным историям» родственником раненого

После ранения Михаил оказался в расположении Ямпольского полка 4-й гвардейской танковой Кантемировской дивизии в подмосковном Наро-Фоминске, а затем был определен в так называемый полк выздоравливающих (в/ч 11 134, 371-й полк той же дивизии). Такие подразделения для раненых военнослужащих в период этой войны, прямо как во время Великой Отечественной, создаются на базе различных подразделений всех военных округов России.

После ранения должной медицинской помощи Михаилу так и не оказали, несмотря на дыру в ноге. «Перед прохождением ВВК (военно-врачебной комиссии) его отправили к врачам в Подольск. Там в прошлый понедельник врач-травматолог Владимир Оксём, не ознакомившись со снимками, поставил ему категорию годности „Б“ с формулировкой „с ограничениями на СВО ехать может“, так как уже прошло полгода после ранения», — рассказывает Ирина. Врач военного госпиталя Оксём не ответил на звонки и сообщения корреспондента «Важных историй».

По словам жены Михаила, медицинские работники в части пришли в недоумение от того, что бойцу поставили такую категорию годности после осколочного ранения, и снова направили его в военный госпиталь в Подольске.

— Там тот же самый врач уже в четверг ставит ему категорию годности «А». Теперь мы на чемоданах ждем его отправки на фронт, — говорит родственница мобилизованного.

Из-за травм Михаил передвигается только с тростью, и сейчас его должны направить в штурмовую бригаду. Идет речь о штрафном подразделении для заключенных «Шторм Z» или ином подразделении — пока не известно.

— Они в полку ржут уже сквозь слезы — какой штурм с палками и на костылях? — продолжает жена Михаила. Конкретную дату отправки на фронт бойцам «инвалидного полка» при этом не называют, а просто ежедневно ходят по казармам со списком и называют имена: «Ты, ты, ты и ты» — пацаны каждый раз слушают с замиранием сердца, какую фамилию сегодня назовут.

На фронте Михаил также лишился всех зубов, но этот вопрос, по словам его жены, волнует врачей и командование меньше всего.

— У него вместо зубов осталось пять пеньков, а блендер с собой туда не возьмешь. На вопрос, как ему есть там [на фронте], в части ответили: «Ничего, там тушенка мягкая», — рассказывает Ирина. — За 14 месяцев мой симпатичный, крепкий мужчина превратился в старого больного деда. Сморщился, почернел и остался без зубов. Они просто погубили человека, как и меня, его жену.

Сама Ирина имеет инвалидность — она лишилась ноги еще в подростковом возрасте. Но и это не стало аргументом для возвращения мужа домой:

— Он моя опора, он мой единственный близкий, который ухаживает за мной. Я осталась в говне. Мне власти указывают, что у меня есть сын. Но сын взрослый, женат, он же не будет с мамой сидеть, у него своя семья. У меня третья группа инвалидности, без ноги я считаюсь здоровой и рабочей. Ну, это Россия — надо стать инвалидом первой группы, то есть овощем, чтобы мне мужа вернули.

По словам Ирины, всего в полку выздоравливающих Кантемировской дивизии вероятной отправки на фронт ждут несколько сотен бойцов: «Оттуда ежедневно обратно на СВО отправляют „каличей“ [так на армейском жаргоне называют раненых и больных] — хромых, косых, беззубых. Лечить их там некому. Просто одна цель у них — добить недобитых».

В феврале 2023 года Минобороны РФ поясняло, что право на отпуск из полка выздоравливающих будут иметь только раненые и больные с категорией «Г», а после отпуска им вновь предстоит пройти комиссию и, возможно, вернуться на фронт. В июне по этим правилам на фронт из госпиталя Минобороны вернули мобилизованного офицера с осколком в груди возле сердца, рассказывало издание 29.ru. В ноябре омбудсмен Ханты-Мансийского автономного округа Наталья Стребкова даже хвасталась тем, что помогла бойцу из полка выздоравливающих долечиться перед возвращением на фронт. Пользователи сообществ мобилизованных во «ВКонтакте» также не надеются получить лечение в том же 371-м полку Кантемировской дивизии. «Оттуда уже вряд ли отпустят домой. Быстро ВВК сделают и назад отправят», «Если попали в „Кантемировку“, пиши пропало», — констатируют они.

«Оторвало три пальца. Сказали переучиться стрелять с другой руки»

В похожую ситуацию попал и муж Александры, 44-летний танкист Олег. Он оказался на фронте по мобилизации, не ожидая, что его вообще возьмут в армию из-за возраста, категории годности «В» и язвы.

— В военкомате его не стали слушать, поставили годность и отправили служить старшим механиком-водителем танка. Нам сказали, что язвы у него нет, так как в системе ЕМИАС заболевание не отмечено, — говорит женщина в беседе с «Важными историями».

Мобилизация в России. Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters
Мобилизация в России. Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

Александра договорилась с мужем, что попытается вытащить его с войны, и, когда летом Олегу дали отпуск, она повела его по гражданским врачам — те подтвердили язвы и выявили эрозии. После этого командование приняло у Олега рапорт на прохождение ВВК. Мобилизованный попал все в тот же полк выздоравливающих Кантемировской дивизии.

— Три месяца его никто не лечил, в итоге написали, что у него легкая форма гастрита и чудесным образом рассосались рубцы от язв. Ему поставили категорию «Б» и стали готовить к отправке [на фронт], — говорит Александра.

Перед отправкой Олега прикрепили к воинской части 58 198 в подмосковном Калининце (1-й гвардейский танковый полк). В конце ноября, когда мобилизованный сам должен был отправиться на войну с Павелецкого вокзала, ему позвонил сослуживец, рассказывает жена бойца:

— Он [сослуживец] съездил в дивизию и выяснил, что по факту никакого перевода не было, а командировочные удостоверения от воинской части 58 198, где они даже не числятся, получается, поддельные. После этого мы с мужем позвонили в штаб и попросили выписку из приказа о переводе в другую воинскую часть. Командир сказал: «Кто ты такой, чтоб задавать мне такие вопросы?»

«Просто выписали и отправили на фронт в штурмовое подразделение вместе с зэками»

Уже в зоне боевых действий выяснилось, что мобилизованного после полка выздоравливающих определили в штурмовое подразделение, где служат заключенные. По словам Александры, их доставили в самопровозглашенную ЛНР, а на днях повели мыться, выдали ржавое оружие и старое обмундирование, и пообещали отправить в штурм в ближайшее время. Куда — неизвестно.

— Помимо него там масса мобилизованных, выписанных из 371-го полка части 11 134, у которых были назначены операции, замены суставов и ВВК. Их просто выписали и отправили на фронт в штурмовое подразделение вместе с зэками по подложным документам, — говорит Александра. По ее оценке, полк выздоравливающих в Наро-Фоминске насчитывает от 700 до 1000 человек, в основном это москвичи, жители области, а также бойцы из Тулы, Ярославля и других близких к столице регионов. Их так же, без должного прохождения комиссии, могут вернуть на фронт.

— Там [в Наро-Фоминске] лежал молодой человек, которому оторвало три пальца на правой руке — большой, указательный и средний. Его тоже вернули на фронт с категорией «Б» и сказали переучиться [стрелять с другой руки], — говорит наша собеседница.

«У нас приказ. А то, что там кишки наружу…»

В Петербурге, по словам родственников военнослужащих, врачи прямо признают, что им приказано возвращать искалеченных бойцов на фронт. Контрактник из Архангельской области, 36-летний Андрей, попал на лечение в Военно-медицинскую академию (ВМА) Питера после того, как в сентябре получил ранение под Бахмутом, рассказала «Важным историям» мать военнослужащего Наталья. Пуля насквозь прошила мочевой пузырь, внутренние органы живота и тазовая область оказались повреждены осколками.

Андрей провел в ВМА больше трех месяцев и пережил 10 операций. Три из них — на мочевом пузыре, стенки которого постоянно рвались. По словам матери, во время восстановления врачи предупреждали, что сыну скорее всего присвоят инвалидность, и рекомендовали мужчине нагрузку не более двух килограмм.

Резервисты, призванные во время мобилизации, на церемонии отправки на военные базы в Севастополе, Крым, 27 сентября 2022 года. Фото: Reuters
Резервисты, призванные во время мобилизации, на церемонии отправки на военные базы в Севастополе, Крым, 27 сентября 2022 года. Фото: Reuters

В середине ноябре Андрей начал готовиться к ВВК и заполнять в госпитале обходную тетрадь, собирая от врачей предварительные заключения о состоянии здоровья.

— Месяца не прошло [с момента последней операций], как вдруг уролог ставит ему категорию «А», — рассказывает женщина. — Говорит: у нас приказ. А то, что там все кишки, считай, наружу, это не считается? Там стоит застудить только, да и все… Он вышел от врача, звонил мне и чуть не плакал: мама, бляха-муха, как так-то?! Я, говорит, тут попробовал за автобусом побежать, пять шагов сделал и загнулся. А там же окапываться надо…

По словам матери, единственный анализ, который мужчине назначили в клинике перед проведением ВВК, — взятие крови из пальца. После того как военнослужащий сам добился проведения КТ, снимок показал наличие у него осколков в тазовой области и в ноге.

— Хирург тогда поставил категорию «В» (ограничено годен) но сказал: тебя все равно отправят, но, может быть, в тыл, — рассказывает мать.

Сейчас военный ходит в бандаже и постоянно принимает обезболивающие препараты. Через полгода ему назначена еще одна операция по удалению послеоперационной грыжи и установки сетки. Врачебная комиссия должна принять окончательное решение о его состоянии здоровья на следующей неделе.

***

Потенциальные бойцы «инвалидных» бригад были отправлены на фронт разными путями — по своей воле или доверившись государству, которое их обмануло. После ранений и попытки сослать их в штурмовые отряды ни они, ни их родственники, кажется, не питают иллюзий по поводу целей войны в Украине и намерениях российских властей.

— Если бы он там не возникал и я бы не возникала, он бы уже давно на «передке» был. Судя по тому, как врачи к нему относятся, я думаю, их там не оставят в покое и всех отправят обратно на фронт. Я сыну сказала, что из вас сделали батальон смертников: ранили, подлечили и опять отправили, пока руки-ноги не оторвет, и только тогда оставят в покое, — говорит Наталья, мать контрактника из Архангельской области.

Оставшись одна, Ирина, жена мобилизованного с перебитой ногой, не может найти понимания ни от властей, ни от общества:

— Зачем это все? Чтобы на нас не напали? Чтобы мы крепко спали? Это все вилами по воде. Депутаты нас называют ЦИПСОшниками [Центр информационно-психологических операций Сил специальных операций Украины] и предателями родины из-за того, что мы хотим вернуть пацанов домой. Типа мы не хотим победы. Нас везде зажимают. И как жить в этом обществе? Люди ходят и хихикают над нами: «А чего вы ноете, вам же деньги платят большие!» Нас гнобят. Я выхожу из подъезда, оглядываюсь, чтобы никого не встретить, бегу до машины, в магазин и назад в свою норку.

Александра, жена танкиста, которого вот-вот могут отправить на штурм, наоборот, нашла единомышленниц в попытках вернуть мужа:

— Я начала за него бороться и поняла, что нас таких очень много. Очень-очень много.

— Нам бы дожить до… даже не победы, до его 50-летия, — сетует жена 49-летнего бойца Михаила Ирина. — Какая там победа, все уже понимают, чем такие игрища заканчиваются. Все пацаны в один голос твердят, что государство их предало.