Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом
  2. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  3. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей
  4. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика
  5. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  6. В мае беларусов ожидают «лишние» выходные. О каких нюансах важно знать нанимателям и работникам
  7. В центре Днепра российская ракета попала в пятиэтажку. Есть жертвы, под завалами могут оставаться люди
  8. «В гробу видали это Союзное государство». Большое интервью с соратником Навального Леонидом Волковым, месяц назад его избили молотком
  9. Будет ли Украина наносить удары по беларусским НПЗ и что думают в Киеве насчет предложений Лукашенко о мире? Спросили Михаила Подоляка
  10. Появились слухи о закрытии еще одного пункта пропуска на литовско-беларусской границе. Вот что «Зеркалу» ответили в правительстве Литвы
  11. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко
  12. В ВСУ взяли на себя ответственность за падение российского ракетоносца Ту-22М3: «Он наносил удары по Украине»
  13. «Довольно скоординированные и масштабные»: эксперты оценили удары, нанесенные ВСУ по целям в оккупированном Крыму и Мордовии
  14. С 1 июня повысят тарифы на отопление и подогрев воды. Рост — почти на четверть


Ким Чхоль Ок — одна из нескольких сотен северокорейцев, недавно депортированных на родину из Китая. В КНДР ей грозят пытки. Ее сестры боятся, что больше никогда не увидят Ким Чхоль Ок. Всего же с августа по октябрь 2023 года из Китая было депортировано более 500 северокорейцев, пишет Deutsche Welle.

Ким Чен Ын машет рукой, садясь в поезд на железнодорожной станции в городе Артем под Владивостоком, Россия, 17 сентября 2023 года. Фото: Reuters
Северокорейский лидер Ким Чен Ын машет рукой, садясь в поезд на железнодорожной станции в городе Артем под Владивостоком, Россия, 17 сентября 2023 года. Фото: Reuters

Глаза Ким Кю Ли на мгновение загораются, когда к ней бросается, подпрыгивая, ее маленький пес Куки. Когда женщина гладит мягкую пушистую шерсть Куки в своей лондонской квартире, ее заботы ненадолго отступают на второй план. Последние несколько месяцев были особенно тяжелыми для 46-летней северокореянки. От ее младшей сестры Ким Чхоль Ок нет никаких сведений с 9 октября 2023 года.

В тот день сестру депортировали из Китая в Северную Корею. «Я уверена, что ее подвергают побоям», — говорит Ким Кю Ли в интервью DW. Такая участь, по ее словам, уже постигла других членов семьи. С заключенными в КНДР, добавляет женщина, не только плохо обращаются, но и дают им очень мало еды: «Они вынуждены есть мышей и тараканов и от этого болеют». Ким Кю Ли боится, что ее сестра не выдержит испытаний.

Побег из страны считается в диктаторской Северной Корее серьезным преступлением и сурово карается. Любой, кто покидает КНДР без разрешения, считается там предателем и подвергается заключению. По данным ООН, пытки и жестокое обращение — обычное дело в северокорейских тюрьмах и исправительных лагерях.

Массовая депортация после открытия границы с Китаем

Сестра Ким Кю Ли была не единственной, кого выслали в Северную Корею 9 октября 2023 года. Судя по всему, в тот день имела место массовая депортация: около 500 северокорейцев, проживавших в Китае, были насильно возвращены на родину, утверждает Итан Хи Сок Шин из Transitional Justice Working Group (TJWG) — сеульской НПО, занимающаяся защитой прав человека. По ее данным, депортированные из китайских тюрем на автобусах и грузовиках под усиленной охраной были доставлены в Северную Корею.

Заключенных обычно передают северокорейской стороне на мостах через пограничные реки Туманган или Ялуцзян. Подробностей известно немного, но Ю Суён из правозащитной организации Korea Future, которая уже много лет проводит интервью с беглецами из Северной Кореи, описывает одну деталь: «На середине моста китайские наручники снимают, а вместо них надевают северокорейские». По сравнению с китайскими они «ржавые и старые».

У ИТ-специалистов был «приоритет» при высылке в КНДР

Во время пандемии COVID-19 Пхеньян первым в мире закрыл свои границы и держал их на замке в течение трех с половиной лет. После начала летом 2023 года постепенного снятия ограничений Северная Корея и Китай, как утверждается, договорились о возвращении домой большого количества северокорейцев, находившихся на момент вспышки пандемии в КНР.

Наибольший «приоритет» при этом, как единодушно сообщили DW эксперты, был отдан тем, кто ранее тесно сотрудничал с режимом Ким Чен Ына. Например, северокорейским дипломатам, которые хотели скрыться, или хакерам, участвовавшим по заданию властей КНДР в кибероперациях с территории Китая. Эксперты заверяют, что получают сведения от надежных информаторов, чьи имена должны оставаться в тайне по соображениям безопасности.

Предположительно, Пхеньян был особенно заинтересован в этих IT-специалистах и других лицах, имевших доступ к секретной информации. Говорят, что они были в первой группе из 80 человек, которых выслали из КНР в Северную Корею в конце августа. У правозащитников существуют большие опасения, что эти люди могут исчезнуть до конца своих дней в лагерях для политзаключенных и никто никогда больше ничего не узнает об их судьбе.

Телефонный звонок перед депортацией в КНДР

9 октября Ким Чхоль Ок лишь смогла в спешке сделать телефонный звонок, чтобы сообщить родным о своей скорой депортации в Северную Корею. На короткое время ей разрешили воспользоваться мобильным телефоном китайского охранника.

Высылка стала шоком для нее и ее семьи. 40-летняя Чхоль Ок прожила в Китае 25 лет. Ее сестра в Лондоне описывает ее как спокойную женщину, но с сильным характером и полную энергии. Чхоль Ок бежала из Северной Кореи еще в 1998 году, через год после своей старшей сестры Кю Ли. В то время в стране царил небывалый голод. Когда Чхоль Ок — ей было в то время всего 14 лет — прибыла в Китай, контрабандист, ввозивший в страну нелегальных мигрантов, выдал ее замуж за мужчину, который был старше кореянки на 30 лет. Сейчас у них есть общая дочь, являющаяся гражданкой КНР.

Жизнь в Китае без документов

Однако сама Чхоль Ок так и не получила вида на жительство и вела уединенную жизнь в сельской местности в провинции Цзилинь на северо-востоке Китая. Работала в поле, затем в ресторанах. Муж относился к Чхоль Ок хорошо, рассказывает ее сестра Кю Ли.

В апреле женщина была арестована китайской полицией, предположительно при попытке покинуть страну. «Она ничего не сделала, единственным ее преступлением было то, что она родилась в Северной Корее», — уверена Кю Ли. После 25 лет жизни в Китае ее сестра почти не разговаривает по-корейски, и у нее больше нет родственников в КНДР.

Брат умер в заключении в КНДР

Депортация Чхоль Ок обнажила старые семейные раны, которые так и не зажили: помимо Кю Ли, из Северной Кореи удалось сбежать и Ким Ю Бин — второй сестре Чхоль Ок, самой старшей. Она тоже перед этим подвергалась насилию в северокорейской тюрьме. Воспоминания об этом и по сей день преследуют также проживающую сейчас в Лондоне Ю Бин: «С тех пор как Чхоль Ок арестовали в Китае, меня по ночам мучают кошмары».

Еще Ю Бин рассказывает DW о брате, который, по словам его товарищей по заключению, умер в северокорейской тюрьме: «Его забили до смерти, засунули в мешок с рисом и выбросили. Это разбило мне сердце».

Документальное подтверждение нарушений прав человека

Многие северокорейцы, которым удалось бежать в Южную Корею или другую безопасную страну, жалуются на жестокое обращение на родине. Korea Future, которая документирует нарушения прав человека в пенитенциарной системе КНДР, говорит, что опирается на более чем 1000 таких свидетельств очевидцев.

По данным правозащитной организации, сначала депортированных из Китая подвергают допросам, чтобы выяснить мотивы их побега: бежали ли они по экономическим причинам, чтобы спастись от нищеты и голода? Или намеревались отправиться в Южную Корею, которую Северная Корея считает своим заклятым врагом? Последнее является политически мотивированным преступлением, поскольку рассматривается как нарушение абсолютной верности стране и руководству КНДР, а ее власти требуют от всех северокорейцев.

Неважно, каким будет итоговое наказание — все заключенные подвергаются жестокому обращению, объясняет Ю Суён из Korea Future. «Независимо от того, относятся ли они к категории экономических беженцев или политических „преступников“, все подвергаются пыткам — они вынуждены сидеть скрестив ноги более 12 часов в день. Любое движение или шум могут привести к индивидуальному или коллективному наказанию», — добавляет Ю Суён. К таким наказаниям, по ее словам, относятся пинки, побои, лишение еды и сна.

«Обращались хуже, чем с животными»

DW удалось поговорить с другими северокорейцами, которые ранее были депортированы на родину из Китая, а позднее смогли сбежать в Южную Корею. Они также рассказали о жестоком обращении в КНДР. «В заключении с нами обращались хуже, чем с животными», — заявила 50-летняя Ли Ён Чжу в видеоинтервью DW из Сеула.

По словам женщины, ее избивали во время допросов: «Если я хоть на секунду замешкалась с ответом на вопросы, у них уже была наготове дубинка, чтобы подвергать меня пыткам. Меня били по всему телу, включая голову и лицо».

Китай: Доказательств применения пыток в КНДР нет

Еще до возобновления высылок из Китая в августе 2023 года Верховный комиссар ООН по правам человека обратился к Пекину с призывом не проводить депортации северокорейцев. «Мы опасаемся, что возможны серьезные нарушения прав человека, такие как произвольные задержания, пытки, насильственные исчезновения и внесудебные казни», — указывалось в письме от 18 июля.

13 сентября китайские власти направили свой ответ в ООН. В нем было сказано, что в настоящее время «нет никаких доказательств применения пыток или так называемых „массовых нарушений прав человека“ в Северной Корее». Более того, северокорейцы являются нелегальными экономическими мигрантами, а не беженцами, поэтому они не находятся под защитой Женевской конвенции о беженцах, отмечалось в ответе.

Южнокорейский юрист-международник Этан Хи Сок Шин из TJWG находит этот аргумент неубедительным. По его мнению, Китай «обязан не отправлять людей обратно в страны, где им грозят пытки или преследования». Ведь этот «принцип невыдворения» закреплен в международном праве в Женевской конвенции о беженцах и в Конвенции против пыток. КНР ратифицировала обе конвенции.

В начале ноября комитет Генассамблеи ООН по гуманитарным вопросам обнародовал проект резолюции, в котором выражается глубокая озабоченность «серьезной ситуацией с правами человека в Северной Корее» и наказаниями, которым подвергаются те лица, кого отправляют обратно в КНДР из Китая. В документе подчеркивается, что страны-члены ООН должны следовать принципу невысылки, гарантирующему, что никто не будет возвращен в страну, где ему угрожают пытки, жестокое обращение или другая серьезная угроза.

А 30 ноября уже парламент Южной Кореи принял резолюцию, призывающую Пекин прекратить репатриацию северокорейцев, признать их беженцами и разрешить им перебраться в Южную Корею или другие страны.

Давление со стороны международной общественности

DW неоднократно обращалась к властям Китая и Северной Кореи с просьбой прокомментировать ситуацию. От Пекина ответа не поступило. А в кратком письменном ответе посольства Северной Кореи в Берлине озвученные правозащитниками обвинения были названы «вводящей в заблуждение пропагандой» со стороны «враждебных сил», например, США.

Семьи тех, кто находится в заключении в Северной Корее, обычно хранят молчание, чтобы не подвергать своих близких дополнительной опасности. Однако Ким Кю Ли решила сделать достоянием гласности борьбу за свою исчезнувшую сестру. Она даже отправилась в Нью-Йорк, чтобы привлечь внимание к судьбе Чхоль Ок во время конференции Международного уголовного суда (МУС).

«Чхоль Ок, держись и не сдавайся», — призывает она сестру, общаясь с DW, хотя и знает, что та ее не слышит. Маловероятно, что ее выпустят из тюрьмы, полагает Этан Хи Сок Шин из TJWG, поддерживающей семью Ким Чхоль Ок. «Но, по крайней мере, они надеются, как и мы, что такое международное внимание помешает жестокому обращению и пыткам Чхоль Ок со стороны северокорейских властей».