Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Минск снова огрызнулся «недружественным» странам. Крайним, похоже, снова будет население нашей страны
  2. Эксперты рассказали, зачем Путин убирает сторонников Шойгу из Министерства обороны, а Медведев завел тему о нелегитимности Зеленского
  3. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  4. «Однозначно — нет». Минобразования окончательно определилось с выпускными в кафе и ресторанах
  5. СК завел уголовное дело на всех участников выборов в Координационный совет — им угрожают отъемом жилья
  6. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  7. «Вся эта вакханалия…» МИД прокомментировал ввод дополнительных ограничений на поставки товаров из ЕС
  8. Лукашенко назначил нового начальника Генштаба
  9. 28 лет назад Владимир Карват спас жителей двух деревень — и посмертно стал первым Героем Беларуси. Вспоминаем его трагическую судьбу
  10. Налоговики предупредили предпринимателей о важных изменениях. Некоторым грозят штрафами и конфискацией дохода
  11. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  12. Стали известны секретные планы военного командования РФ по наступлению на Харьковщине — своего не добились, но выгоду получили
  13. «Нам не штрафы нужны и наказания». Лукашенко собрал совещание по работе контролирующих органов
  14. Банки будут сливать налоговикам новые данные о доходах населения. Стали известны подробности
  15. Новый скандал вокруг Фонда спортивной солидарности. Левченко, Герасименя и другие известные атлеты выразили вотум недоверия Опейкину
  16. Взломан популярный беларусский портал Realt.by — в сеть утекли данные 900 тысяч пользователей
  17. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  18. Силовики могут быстро получить доступ к вашему аккаунту в Telegram. Рассказываем о еще одной уязвимости


Верховная рада Украины рассматривает новый законопроект о мобилизации. В нем предлагается снизить призывной возраст с 27 до 25 лет и ввести ряд ограничений для уклонистов (в том числе для тех, кто выехал за границу). Об отношении украинцев к законопроекту и мобилизации в целом «Зеркало» поговорило с Антоном Грушецким, исполнительным директором Киевского международного института социологии.

Фото: facebook/GeneralStaff.ua
Украинские военнослужащие. Фото: facebook/GeneralStaff.ua

Социолог подчеркивает, что пока опросы об отношении украинцев непосредственно к новому законопроекту не проводились. В документе есть разные пункты — и к ним люди могут относиться по-разному.

— Если вы спросите, как украинцы относятся к идее повышения прозрачности деятельности ТЦК (территориальные центры комплектования, украинский аналог военкоматов. — Прим. ред.) и вообще процесса мобилизации, то большинство людей, конечно, положительно оценят такие инициативы, — говорит он. — Но если спрашивать о «санкционных» пунктах (например, про блокировку банковских счетов уклонистов), то отношение будет скорее отрицательным.

Вопрос о мобилизации, по мнению Антона Грушецкого, тревожит украинцев — но значительная часть граждан готова защищать страну от агрессии:

— Мы регулярно проводим фокус-группы (их результаты не публикуются в открытом доступе. — Прим. ред.) и задаем вопросы о социально-политической ситуации в стране. Новые законы о мобилизации тревожат многих: кого-то самого могут забрать в армию, у кого-то есть такие друзья и родственники. Процент мужчин, готовых воевать, остается достаточно высоким: около трети наших респондентов, которые [после потенциального принятия закона] станут подходить под новые критерии призыва, готовы присоединиться к силам обороны. Большая часть украинцев понимает, что идет экзистенциальная война на выживание. По нашим опросам, у 80% жителей кто-то из близких людей погиб или был ранен после вторжения России. Это эмоциональный фактор, который не позволяет обществу забывать о войне.

Социолог говорит, что на готовность украинцев воевать влияет то, насколько западные страны способны и хотят помогать стране:

— Согласно нашим опросам, почти 90% украинцев уверены в успешном окончании войны при условии, что Запад будет оказывать надлежащую помощь. Сейчас западные страны сокращают поддержку, США и Европа не могут утвердить пакеты помощи Украине. Это деморализует многих. Если бы украинцы видели, что Запад продолжает поддерживать и не бросает нашу страну, это подталкивало бы людей присоединяться к силам обороны.

Последние месяцы в украинских соцсетях появилось много видео с критическими комментариями о том, как сотрудники ТЦК насильно забирают мужчин в армию.

— Большинство украинцев не доверяют ТЦК, хотя 95% доверяют вооруженным силам, — поясняет социолог. — На это влияет и задержание людей, и коррупционные скандалы в центрах комплектования. Сейчас организация воспринимается как коррупционная дыра, которая, с одной стороны, не принимает участия в военных действиях, а с другой — обогащается за счет обычных украинцев. Законопроект должен повысить прозрачность и улучшить ее работу. Но надо отметить и то, что «средний» украинец значительно более спокоен в своих взглядах в реальной жизни, чем в соцсетях и мессенджерах. В соцсетях есть поляризация и ненависть, в реальности же люди более открыты к диалогу.

Закон о мобилизации, если он будет принят, коснется и многих украинцев, которые после начала войны уехали из страны. Как они относятся к законопроекту и будет ли возможно призвать их в армию?

— Около 20% процентов (а по некоторым данным, даже и больше) [уехавших] украинцев не собираются возвращаться в страну, — говорит Антон Грушецкий. — Будем честны: некоторые из них и без войны хотели уехать за границу и обустраивать там свою жизнь. Я очень сомневаюсь, что за границей будет возможность мобилизовать много мужчин. Лично мое мнение: этой теме было уделено некоторое внимание в последние недели для успокоения общественности внутри Украины. Надо было показать, что процесс справедлив: якобы мы говорим о том, что усиливаем мобилизацию не только внутри страны, но и вводим санкции по отношению к тем, кто выехал. Но реалистичных механизмов по призыву уехавших в армию я не вижу.