Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Россия заявила о захвате Ивано-Дарьевки в Донецкой области, эксперты говорят о значительных успехах армии РФ и в Нью-Йорке
  2. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  3. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  4. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  5. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  6. Банкротится уникальное госпредприятие. Его больше пяти лет пытались спасти, но не получилось
  7. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину
  8. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа
  9. Помните силовика, который шутил про прослушку его телефона? Теперь он работает в неожиданном месте
  10. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу
  11. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  12. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься


"Медиазона. Центральная Азия", Айзирек Иманалиева , Владислав Сорвёнков,

После теракта в подмосковном «Крокус Сити Холле» 22 марта в России началась волна гонений на трудовых мигрантов. В Московской и других областях страны прошли массовые задержания иностранцев, а также выдворения их за пределы страны. Кроме того, сообщалось об ухудшении отношения местного населения к выходцам из Центральной Азии. «Медиазона» рассказывает о том, как в России изменилось положение мигрантов после самого крупного теракта десятилетия в стране.

Иллюстрация: Mila Grabowski / «Медиазона»
Иллюстрация: Mila Grabowski / «Медиазона»

22 марта текущего года в России произошел самый масштабный за последние 20 лет теракт, который унес жизни 144 человек. Тогда несколько человек с автоматами в подмосковном концертном зале «Крокус Сити Холл» открыли стрельбу по посетителям и подожгли здание.

Вскоре силовики задержали четверых из 11 подозреваемых в атаке на развлекательный центр, все они оказались гражданами Таджикистана. С тех в России усилилась волна мигрантофобии. Власти этой страны ужесточили контроль за выходцами из Центральной Азии, а в отдельных городах местные жители отказывались от услуг иностранцев и даже нападали на них.

Рейды, задержания и выдворения

Сразу после теракта в «Крокусе» иностранцы на границе с Россией испытали трудности со въездом в страну. 24 марта стало известно, что трудовые мигранты более суток провели в московском аэропорту «Шереметьево» в ожидании пропуска в страну. Как рассказал «Азаттыку» один из кыргызстанцев, причины задержания им никто не озвучил, хотя документы у всех были в порядке.

Российская полиция отреагировала на теракт рейдами в местах проживания и работы мигрантов. Сообщалось, что силовики создали специальные группы из участковых и сотрудников уголовного розыска для проверок иностранных постояльцев хостелов и на дорогах.

Юристка по защите прав трудовых мигрантов Валентина Чупик рассказала «Медиазоне», что с момента теракта в «Крокус Сити Холле» ей поступили более 8,5 тысячи обращений от иностранцев в России, из которых около шести тысяч связаны с незаконными задержаниями.

По словам активистки, российские власти создали «организованный нацизм», при котором силовики «много» раз применяли к задержанным «немотивированное насилие», вымогали деньги и содержали в пыточных условиях.

«Мы написали 614 заявлений по незаконным выдворениям в апелляционные суды, — сказала Чупик. — Человека привозят в суд [первой инстанции] и без рассмотрения и слушания дела депортируют. В постановлении дела пишут, что у него есть патенты и имеются чеки, а в резолютивной части пишут, что его выдворяют за то, что у него нет документов».

С 23 по 27 марта облавы прошли в Москве, Московской области, Волгограде, Туле, аннексированном Севастополе, Саратове, Калининграде, Екатеринбурге, Нижневартовске и Нефтеюганске. В основном полицейские составляли на задержанных протоколы о нарушении миграционного законодательства.

В суды Москвы с 23 по 29 марта поступило 1493 дела о нарушении правил въезда в Россию (ст. 18.8 КоАП РФ), пишут «Важные истории» со ссылкой на картотеку Мосгорсуда. Среди привлекаемых были люди как с центральноазиатскими фамилиями, так и с вьетнамскими и, предположительно, китайскими.

Массовые рейды против мигрантов также проходили в Санкт-Петербурге. Там с 25 по 29 марта силовики составили 584 протокола на иностранцев по статье о нарушении миграционного законодательства. За это время судьи рассмотрели 515 из них, приняли решения о выдворении 466 человек: 418 иностранцам назначили «принудительное выдворение» с помещением под стражу, а 48 людям — «контролируемый самостоятельный выезд» из страны.

27 марта полиция Петербурга отчиталась о задержании 30 человек и обысках в центре, в котором проверяют уровень владения русским языком и знание истории у иностранцев. По версии силовиков, мигранты давали взятки за успешную сдачу экзамена.

Спустя два дня, 29 марта, петербургская полиция провела «масштабный профилактический рейд» на въездах в город. Полицейские проверили документы у почти 1,5 тысячи иностранцев, составили около 300 протоколов по статьям о нарушении ПДД и миграционного законодательства, а также открыли около десятка уголовных дел в основном по фактам краж и подделки документов.

Правозащитница Валентина Чупик считает, что действия российских властей можно рассчитывать как «расизм», так как силовики не нацелены лишь на мигрантов таджикской национальности или гражданства, какими являются большинство фигурантов по делу «Крокуса». Полицейские задерживали людей по признаку цвета кожи и разреза глаз, из-за чего в изоляторы вместе с кыргызами и таджиками помещали якутов с калмыками, пояснила Чупик.

«Это обыкновенный расизм. В суды доставляли граждан России вовсю на депортацию. До суда никто не считал нужным разбираться, что они россияне. В том числе привозили корейцев, бурятов, калмыков, аварцев — урожденных россиян», — добавила юристка.

Сообщалось также, что в ходе рейдов пропадали иностранцы, с которыми родные не могли связаться. Один житель Восейского района Таджикистана сообщил «Озоди», что днем 23 марта полицейские в Москве задержали двух его братьев и сына. Спустя двое суток не было никакой информации об их местоположении.

«Они занимались ремонтом квартир, мой сын — единственный кормилец семьи. Мы лишь знаем, что их задержали вместе с несколькими другими таджиками. Не знаем, куда их увезли и что с ними», — рассказал таджикистанец.

Новые законы против мигрантов

Также МВД России разработал законопроект, по которому срок временного пребывания для иностранцев могут сократить до 90 дней в году, когда сейчас он в два раза больше. Помимо этого власти хотят создать единую базу, в которой будут храниться цифровые профили мигрантов — их фотография и биометрические данные.

Лидер парламентской фракции «Справедливая Россия — За Правду» Сергей Миронов предложил правительству отменить безвиз ради «порядка» и борьбы с экстремизмом.

«Открытыми границами пользуются наши враги, которые используют сопредельные государства как плацдарм для подготовки подрывной деятельности против нашей страны. Разумеется, это угрожает и нашим соседям, на территории которых скапливаются террористы и разного рода экстремистские элементы», — добавил депутат.

Введение визового режима маловероятно. После начала полномасштабной войны с Украиной эта инициатива кажется менее воплощаемой, так как республики бывшего Советского союза помогают российским властям избегать санкций. При этом, по мнению юристки, в скором времени антимигрантская волна спадет, так как России нужны рабочие силы, а трудовым мигрантам — деньги, уверена Чупик.

«Сколько лет вы это слышите? Это нацистская жвачка. Не введут они визовый режим. Если они введут визовый режим, то, во-первых, у них работать будет вообще некому. Во-вторых, можно будет забыть об избегании санкций. В-третьих, ввести визовый режим — значит охранять границу. Кто ее будет охранять? Граница с Казахстаном практически пустая. Пограничники есть только на КПП».

Ухудшение отношения русских к иностранцам

В городе Благовещенске Амурской области неизвестные 23 марта подожгли торговую палатку с овощами и фруктами, которым управляли таджикистанцы. Как написал мэр города Олег Имамеев, это произошло «очевидно, на национальной почве» после теракта.

В этом же городе 43-летний мигрант Рахмон рассказал «Новой Газете», что двое молодых парней избили его у подъезда дома, где он проживает с семьей, хотя раньше «никаких проблем» с местным населением он не испытывал. «Я даже в полицию не пошел, потому что мне страшно. Тут меня избили, больно и унижает меня это, но в полиции и посадить могут», — поделился благовещенец.

Сообщалось, что в разных регионах России местные жители также отказывались пользоваться услугами мигрантов. Водители такси жаловались на то, что клиенты просили отменить заказ, если за рулем сидел водитель таджикской национальности.

В городе Тейково Ивановской области жители угрожали «приехать толпой» и сжечь местный барбершоп «Площадка», в котором несколько месяцев трудился 19-летний таджикистанец, который был задержан после теракта в «Крокусе» как, предположительно, один из исполнителей.

Арендодатели также требовали от представителей этой нации освободить квартиры и говорили, что «больше не сдают» жилье выходцам из республики.

Призывы властей центральноазиатских республик не ездить в Россию

После теракта в «Крокусе», который привел к притеснению трудовых мигрантов в России, власти Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана призвали своих граждан воздержаться от поездок в Россию, а также соблюдать меры безопасности.

Таджикистанское Министерство труда отчиталось также об оттоке мигрантов из России. «Это, скорее всего, не столько жалобы на притеснения, сколько боязнь наших граждан, паника, многие хотят уехать. Мы сейчас отслеживаем ситуацию, у нас приезжает [в Таджикистан. — Прим. МЗ] больше, чем уезжает», — пояснила ТАСС представительница ведомства.

«Озоди» пишет, что сократилось и количество желающих уехать из Таджикистана в Россию по воздуху и на наземном транспорте. Один из перевозчиков поделился, что обычно к ним обращалось до семи человек в день, но после теракта клиентов стало в три раза меньше.

Сотрудник одной из авиакасс рассказал, что спрос на перелеты по направлению Душанбе — Москва упал, а таджикистанцы возвращают уже купленные на этот рейс билеты.

«Это связано с последними событиями. Люди массово сдают билеты. Спрос на авиабилеты в Россию также снизился, из-за чего цены на билет по направлению Душанбе — Москва снизились до двух тысяч сомони (183 доллара). Людей можно понять», — цитирует продавца авиабилетов «Озоди».

Туркменистанские силовики и вовсе 27 марта на фоне теракта сняли с авиарейса Ашхабад — Москва многих граждан, несмотря на наличие у пассажиров разрешительных документов на поездку в Россию. Отмечалось, что после этого инцидента туркменистанцы стали срочно сдавать билеты.