Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Огромное озеро у парка Челюскинцев, у ТРЦ Palazzo — море. На Минск обрушился сильный ливень
  2. Что российские «Шахеды» делают в небе над Беларусью? Разбираем основные версии и рассказываем, насколько они опасны
  3. МИД Германии подтвердил информацию о смертном приговоре гражданину ФРГ в Беларуси
  4. «Я же у Гриши просто вырвал Марго из рук». Большое интервью с супругом Маргариты Левчук после новости об их свадьбе
  5. В правительстве пожаловались, что санкции ЕС затронули чувствительный для Минска товар. Что именно попало под запрет
  6. Зеленский назвал условия прекращения «горячей фазы» войны уже до конца года
  7. Медик, механик и охранник. Рассказываем, что удалось выяснить о гражданине Германии, которого в Беларуси приговорили к расстрелу
  8. «Как ни доказывал — поехал на разворот». Как сейчас проверяют вещи на беларусско-польской границе
  9. Лукашенко огласил еще одну претензию к беларусам. На этот раз не ко всем, а к жителям пострадавших от урагана регионов
  10. Провалилась попытка армии РФ прорваться через госграницу на Сумщину, на других направлениях все пока не очень удачно складывается для ВСУ
  11. Похоже, власти закрыли лазейку, с помощью которой беларусы могли быстрее проходить границу. Вот что узнало «Зеркало»
  12. ГПК: После вступления в силу ограничений Литва развернула в Беларусь шесть легковушек. Литовская сторона приводит цифру выше — более 26
  13. На рынке труда — «пожар»: число вакансий растет буквально на глазах


The Insider,

С начала полномасштабного вторжения в Украине полностью разрушены 1300 школ, еще 3798 повреждены. Сотни школьников переведены на смешанный формат обучения из-за постоянной угрозы ракетных ударов. В прифронтовых городах живой контакт с преподавателем почти невозможен. Харьковские власти нашли выход из ситуации: с осени там действуют школьные классы на станциях метро, а теперь и первая в Украине подземная школа. The Insider поговорил с родителями учеников и учителями харьковской «подземки» о том, как детей, отвыкших от социализации за время пандемии и войны, учат не только украинскому и математике, но и распознаванию взрывоопасных предметов, технике снятия стресса и тому, что рано или поздно они вернутся к нормальной жизни.

Анна Неелова с детьми. Фото: Анна Неелова, The Insider
Анна Неелова с детьми. Фото: Анна Неелова, The Insider

Уроки онлайн, в укрытиях и в метро

Из-за непрекращающихся ракетных ударов по гражданской инфраструктуре Украины привычное обучение в школах стало невозможным. Часть школьников перешли в онлайн, часть перестроились на смешанную форму, а остальные привыкли к очным занятиям в соседстве с бомбоубежищами, куда они вынуждены спускаться в случае воздушной тревоги.

Чтобы свести к минимуму риск угрозы для жизни, украинские власти определяют оптимальную форму обучения для каждого региона в отдельности. Выбор подходящего варианта — онлайн, офлайн или смешанного — зависит от ситуации с безопасностью и от предпочтений родителей. В регионах, которые располагаются далеко от линии фронта, проводят уроки в школах: перед началом учебного года премьер-министр Украины Денис Шмыгаль заявил, что для этого оборудовали специальные укрытия в 68% образовательных учреждений страны. К примеру, очное обучение сохраняется в большинстве школ Киева. Или же очные занятия чередуют с уроками, проходящими онлайн, как в Днепре. В Херсонской, Запорожской, Харьковской и Донецкой областях, которые чаще других подвергаются обстрелам, обучение исключительно дистанционное.

Власти Харьковской области, осознавая важность социализации для школьников, в сентябре 2023 года запустили экспериментальный проект: школьные классы открылись на станциях метро. Учительница младших классов Анна Неелова, ставшая участницей эксперимента, рассказала The Insider, что, несмотря на первоначальный скепсис как со стороны преподавателей, так и родителей, начинание оказалось очень успешным:

«Меня многие отговаривали, но за два года, в течение которых мы живем в таком режиме, у меня появилось ощущение, как будто меня связали. А учитель должен быть оптимистичным, заряжать детей своей энергией. Я хотела быть рядом с учениками и давать им максимум — с созданием метро-школы детям вернули детство, которое у них отняли».

Родители боялись, что дорога до школы может быть опасной из-за обстрелов. Поэтому часть семей остались на онлайн-обучении. Ольга Кузева, мать одной из учениц Анны Нееловой, рассказывает, что сначала написала отказ от офлайн-занятий:

«Никто не понимал, как это будет реализовано. Все предполагали, что дети будут сидеть на платформе между поездами. Даже сейчас люди так думают. Когда я рассказываю знакомым из Киева, что ребенок учится в метро-школе, они удивленно восклицают: „Как! В метро! Прямо на станции?“ Я сначала так же это представляла: холодные полы, мрамор. Мы написали отказ. Но когда узнали, что Анна Сергеевна будет преподавать не онлайн, а в метро, то передумали — просто пошли за своим учителем».

Семьи, согласившиеся стать частью экспериментального проекта, отмечают, что, хотя подземные классы и отличаются от привычных, дети, оказавшись вместе со сверстниками, стали социально активнее и чаще улыбаются.

Лицей, в котором работает Неелова, начал заниматься в метро одним из первых. Следуя его примеру, в «подземку» перешли и другие образовательные учреждения Харькова, рассказывает преподаватель:

«Все узнали, каково это: увидели, что детям комфортно, что они довольны. Ведь дети, в отличие от взрослых, не умеют имитировать эмоции».

Учебные кабинеты обустроили на пяти станциях метро: «Победа», «Университет», «Метростроителей», «Тракторный завод» и «Академика Павлова».

Изначально сформировали 60 классов более чем из тысячи детей, постепенно число учащихся в харьковской «подземке» выросло до 2200 человек. «Родители, которые не решились, потом пожалели и ждали возможности, чтобы кто-то из учащихся ушел и они могли добавиться. Никто не верил, что будет так здорово», — говорит Ольга Кузева.

«Когда в классе тихо и дети пишут, можно услышать шум поезда»

Классы в метрополитене оборудовали в служебных помещениях — они расположены над платформами, где движутся поезда. Внутри комнат установили звукоизоляционные пакеты, а также системы рекуперации воздуха и подогрева. «Когда в классе тихо и дети пишут, можно услышать шум поезда, но это почти незаметно и никому не мешает», — объясняет Анна Неелова.

По словам Олеси Федирко, мамы второклассника, вопросы звукоизоляции беспокоили многих:

«Мы думали о том, как дети будут заниматься, но сын говорит, что шум составов еле-еле различим и он отлично слышит и учителя, и все, что происходит».

Дети в метро-классе Фото: Харківська міська рада, Telegram
Дети в метро-классе. Фото: Харківська міська рада, Telegram

Анна Неелова уверяет, что детям в метро-классах тепло — все снимают верхнюю одежду. Но, в отличие от обычной школы, никто не носит «сменку».

«В „классах“ мраморные полы и негде хранить обувь, поэтому зимой дети не переобуваются. Но никто не мерзнет. Многие пессимистично заявляли, что школьникам будет некомфортно: холодный пол, нет солнечного света, но теперь это уже никого не пугает», — добавляет Ольга Кузева.

Кабинеты в метро-школе максимально приближены к обычным: есть парты, интерактивная доска, а дети — с книгами и тетрадками. «Моему сыну очень нравится в метро-школе. Больше всего его привлекают разноцветные парты — такие же были в детском саду, пока он туда ходил», — рассказывает Олеся Федирко.

Об обстрелах дети и учителя узнают из сообщений родителей. «В таких случаях родители пишут мне, чтобы предупредить. Однажды мы так прождали час, но это же метро — детей всегда можно чем-то увлечь: поиграть с ними или посмотреть фильм», — рассказывает преподаватель.

После длительного периода дистанционного обучения школьникам было сложно вернуться к очному формату: многие дети воспринимали метро-классы как место, где они могут поиграть и пообщаться с ровесниками. Но учителям удалось наладить учебный процесс довольно быстро. Ольга Кузева рассказывает, что ее дочь с нетерпением ждет следующего дня, чтобы поскорее вернуться в школу, и не любит занятия онлайн:

«Дочери очень нравится учиться, она любит общение. Сначала был COVID-19, потом война. Наши дети росли без коллектива и нужного для них социума. Дочери настолько нравится быть в метро-школе, что я часто манипулирую этим, когда она не слушается. Говорю: „Не будешь есть, не пойдешь в школу“ или „Не сделаешь это — останешься дома“».

Несмотря на то что атмосфера метро-школы нравится школьникам, на день рождения они желают другу другу не счастья или подарков, а возможности вернуться в обычную школу и видеться каждый день, говорит Анна Неелова.

В метро-школе занимаются ученики младшей, средней и старшей школы. Чтобы попасть в «подземку», нужно прикрепиться к так называемой опорной школе, куда временно определяются дети из разных районов. Такие ученики составляют специальные классы под буквой «М». Но бо́льшая часть учащихся — это дети младшего возраста, поскольку они сильнее нуждаются в социализации. И у них больше офлайн-занятий — три дня в неделю, а не два, как у старших школьников.

Анна Неелова с учениками. Фото: Анна Неелова, The Insider
Анна Неелова с учениками. Фото: Анна Неелова, The Insider

Ольга Кузева рассказывает, что у ее дочери не возникало проблем с адаптацией, однако поначалу девочке было непривычно «высиживать» уроки, не отвлекаясь, и она уставала:

«Дочка могла встать посреди урока и сказать: „Все, мне надоело писать, я пойду полежу“. И она вставала, ходила, лежала. В классе есть уголок с мягкими пуфами, и она там устраивалась. Каждый ребенок по-своему начинает учебу. А сейчас стало лучше: все дети уже настоящие ученики — знают порядок, расписание, нормы поведения».

После второго урока школьникам предоставляют бесплатное питание — ланч-боксы с бутербродами, овощами, фруктами и соки. Кроме того, на каждой станции есть кулеры с водой, санузлы и медицинский кабинет.

В выходные метро-классы превращаются в метро-сад, где занимаются дошкольники, которые пойдут в школу в следующем учебном году. Эти занятия организуют для адаптации будущих первоклассников. По словам преподавателя, с детьми, которые не ходили в детский сад в течение двух лет, было сложнее найти контакт во время обучения, чем с теми, кто уже был социализирован.

Учебная программа военного времени

Преподают в метро-школе предметы, которые требуют большей практики и контакта с учителем. Младшие школьники занимаются украинским языком, чтением и математикой, а у старших набор предметов варьируется. Стандартно у всех школьников метро-школы по три урока в день, также могут быть дополнительные занятия онлайн. Обычно это дисциплины творческой направленности, к примеру музыка или искусство.

Особая роль на занятиях уделяется психологическому аспекту. Первые полгода уроки были направлены на то, чтобы снять стресс и тревожность у детей, рассказывает Анна Неелова:

«У каждого своя история: кто-то выезжал под обстрелами, кто-то давно жил в условиях стресса, как дети из Донецкой области, которые к нам пришли».

Чтобы снизить психологическую нагрузку, в метро-школу приезжали представители ЮНИСЕФ. Они проводили специальную сессию под названием «Купуємо страхи» — дети рисовали свой страх и потом рассказывали о нем. По словам Нееловой, это очень важная практика — чтобы школьники проговорили то, что их тревожит: поначалу было много детей, которые могли внезапно заплакать или спрятаться под парту.

На уроках дети часто рассказывали о своих отцах, которые воюют, или размышляли о том, почему «на нас напали». «Раньше я думала, что моя задача — оградить их от этих разговоров, но сейчас понимаю, что им это нужно. Детям становится легче, когда они озвучивают свои страхи вербально», — отмечает преподаватель.

Ольга Кузева рассказывает, что дочь уже «подсознательно реагирует на опасность»:

«Дети знают и про тревоги, и про ракеты, и почему мы в коридоре спим. Когда мы уезжали на две недели в Болгарию и я зашла ночью к дочери, чтобы ее укрыть, она сразу вскочила и полусонная говорит: „Тревога, да? Нужно в коридор?“ Я думала, что ребенок ничего не замечал все это время, — мы старались тихо переносить ее в безопасное место во время ночных прилетов, но она все давно понимает».

В школе обсуждаются и патриотические темы. На уроке, посвященном Дню Соборности Украины (22 января), со школьниками говорят о том, что значит быть украинцем и что такое «единство». На уроке в честь Дня Герба (19 февраля) дети показывали преподавателю свои рисунки в Zoom. Когда праздник совпадает с уроками в метро-школе, учащиеся слушают гимн, приложив руку к сердцу.

Большое внимание уделяется воспитательным часам, связанным с основами минной безопасности. Учителя рассказывают детям, какие бывают взрывоопасные предметы и как они выглядят, ведь на мину в Украине можно наткнуться где угодно.

Кроме того, в классах часто проводятся физкультминутки. «Одна из них называется „Скоро перемога“, она придумана, чтобы научить детей концентрироваться во время опасности. Чтобы все знали, что воздушной тревоги не нужно бояться, а необходимо, наоборот, собраться и спрятаться», — поясняет Неелова.

В ноябре 2023 года метро-школу посетил президент Украины Владимир Зеленский. По словам Анны Нееловой, дети этого не ожидали, а младшие школьники даже не сразу узнали главу государства:

«У нас проходил урок математики, и была физкультминутка. Я ее остановила и говорю: „Посмотрите, кто к нам пришел. Вы узнали?“ А они еще маленькие и не сразу поняли. Один из учеников говорит: „Мне кажется, я его видел. Это президент?“ — и в этот момент дети рассмеялись».

Президент Украины Владимир Зеленский с детьми при посещении метро-школы Фото: Анна Неелова, The Insider
Президент Украины Владимир Зеленский с детьми при посещении метро-школы. Фото: Анна Неелова, The Insider

2 апреля в Харькове закончили строительство еще одного проекта для школьников — подземной школы. Его разработка началась еще в октябре 2023 года. В подземные классы готовы принять около 900 учеников. Уже сформированы списки на следующий учебный год. По словам главы Харькова Игоря Терехова, в ближайшее время планируется построить еще несколько подобных школ.