Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Неутешительная статистика. Беларусь стремительно теряет бизнес. Сколько ИП и компаний закрылось с начала года
  2. О чем говорили Лукашенко и Путин во время встречи в Санкт-Петербурге? Рассказываем главное
  3. В Минтруда рассказали о дефиците работников и назвали самые проблемные по занятости регионы
  4. «В Беларуси я засыпал в пять утра, а потом полдня не мог прийти в себя». Большое интервью с Владимиром Пугачем из «J:Морс»
  5. Жара не отступает. В понедельник снова до +33°С и желтый уровень опасности
  6. С 2023 года введут новый налог. Сколько составит сбор, кто его будет платить
  7. Украинские военные заявили о ракетном ударе самолетами с территории Беларуси. Белорусские власти это не комментируют
  8. Окончательный захват Северодонецка и изменившиеся планы России. Главное из сводок штабов на 123-й день войны
  9. Удары по Киеву, взятие Северодонецка и Шойгу в Украине. Сто двадцать третий день войны


Афины и Рим являлись центром своего региона — современных Греции и Италии — еще в античности. Париж и Лондон получили такой статус во Франции и Англии во времена Средневековья. Даже Варшава стала польской столицей в конце ХVI века. Почему же Минск стал главным городом Беларуси лишь в XX веке? Рассказываем об основных событиях, которые к этому привели.

Четыре столицы до Минска

Полоцк. Софийский собор. Фото: TUT.BY
Полоцк. Софийский собор. Фото: TUT.BY

К началу ХХ века столицами белорусских земель были пять городов.

Полоцк и Туров — столицы княжеств, возникших в Х веке на севере и юге современной Беларуси.

Новогрудок — первая столица Великого княжества Литовского, возникшего в ХІІІ веке. Возможно, именно там прошла коронация Миндовга — единственного великого князя литовского, ставшего королем.

Разумеется, Вильно (современный Вильнюс), куда в ХІV веке князь Гедимин перенес столицу ВКЛ. Теперь права на этот город предъявляют белорусы, литовцы и поляки. Но для нас важно, что на протяжении последующих шести веков никто из предков современных белорусов не оспаривал его главенствующий статус. Недаром в начале ХХ века именно этот город стал центром национального возрождения. Именно там работали белорусские издательства, выпускалась газета «Наша ніва», где печатались все классики того времени (от Янки Купалы до Якуба Коласа).

Пятая столица, с некоторой натяжкой, — Гродно. В ХVI веке он стал резиденцией короля Речи Посполитой Стефана Батория и неофициальной столицей страны. В Гродно — наряду с Варшавой и Краковом — проходили сеймы Речи Посполитой. А еще этот город уже в ХХ веке некоторое время являлся столицей Белорусской народной республики.

Железная дорога — шанс на развитие

«Двуглавая (букв. „рассеченная“) ворона в Крыму». Карикатура в лондонском журнале «Панч», 29 сентября 1855. Французский и британский солдаты смотрят на убегающего двуглавого орла. Подпись под рисунком: «Двуглавая ворона в Крыму. Она получила жестокий удар
«Двуглавая (букв. „рассеченная“) ворона в Крыму». Карикатура в лондонском журнале «Панч», 29 сентября 1855. Французский и британский солдаты смотрят на убегающую двуглавую птицу. Подпись под рисунком: «Двуглавая ворона в Крыму. Она получила жестокий удар. Преследуй ее!»

А что же Минск? На первые роли современная столица Беларуси попыталась выйти только один раз: в начале ХІІ века, когда князь Глеб с переменным успехом боролся с «хозяином» Киева Владимиром Мономахом. А после поражения — Глеб попал в плен и умер в украинской столице — Минск ушел в тень.

До середины ХІХ века нынешняя столица Беларуси являлась довольно тихим, провинциальным городом (хотя была центром воеводства, а потом губернии). В 1860-м, за год до отмены крепостного права, в Минске проживали всего 27 тысяч человек. Для сравнения, в Вильнюсе — более 58 тысяч. Незадолго до этого Российская империя с треском проиграла Крымскую войну. Одной из причин была слабая развитость железных дорог, что создавало проблемы с переброской солдат, боеприпасов и провианта.

Экономический кризис оказался таким сильным, что лишь спустя 14 лет Россия смогла получить бездефицитный бюджет. Право иметь Черноморский флот она получила годом позже. Поражение России дало старт глубоким реформам, во время которых было отменено крепостное право, реформированы армия и суд, а также начали строиться железные дороги.

В 1868-м железнодорожная ветка потянулась из Москвы на запад в сторону Варшавы. Через три года она достигла Минска. А в 1873-м через будущую белорусскую столицу прошла Либаво-Роменская железная дорога, которая соединяла современные страны Балтии с Украиной (Либава — сейчас латвийский город Лиепая, Ромны — город в Украине).

Минск стал железнодорожным узлом и вытянул свой счастливый билет. Ведь именно тогда решались судьбы городов: станут они крупными центрами или превратятся в провинциальные местечки. Например, железная дорога прошла мимо Турова. В результате этот населенный пункт, где живут несколько тысяч человек, лишь в начале нулевых получил статус города. А вот Барановичи и Осиповичи, которые сейчас в десятки раз больше Турова, возникли лишь в ХIХ веке как железнодорожные станции.

Выход на второе место

Минский городской глава Карл Гутен-Чапский. Изображение: zviazda.by
Минский городской глава Карл Гутен-Чапский, при котором произошел расцвет города. Изображение: zviazda.by

Как только через Минск прошла железная дорога, начался его промышленный рост. Свою роль сыграли и жители города. В Российской империи существовала черта так называемой «еврейской оседлости» (территория, где могли селиться представители этой национальности). Территория Беларуси находилась в этой черте. Поэтому во второй половине ХІХ века евреи составляли половину населения города. Именно они привлекли деньги в строительство.

За 30 лет Минск изменился и прошел путь, на который отдельным западным городам понадобились столетия. В городе появились водопровод (1874), телефон (1890), конный трамвай (1892), электростанция (1894). По качеству домов, дизайну, общему уровню архитектуры центр Минска не очень отличался от Берлина, Санкт-Петербурга или Москвы. В 1897 году население города составляло более 90 тысяч человек: за сорок лет оно увеличилось в три раза! Минск прочно занял второе место среди белорусских городов (после Вильно).

Как Минск стал первым

Почтовая открытка с фото эрцгерцога Франца Фердинанда за несколько минут до покушения. Фото: wikipedia.org
Почтовая открытка с фото эрцгерцога Франца Фердинанда за несколько минут до покушения. Его убийство стало поводом для начала Первой мировой войны. Фото: wikipedia.org

Окончательно статус столицы Минск получил благодаря нескольким обстоятельствам, которые повлияли друг на друга.

Во-первых, это последствия восстания 1863−1864 годов. Вплоть до этих событий национальное движение в Беларуси развивалось в тесной связи с Польшей. Элиты мечтали возродить Речь Посполитую — федеративное государство, в которое входили собственно Польша и Великое княжество Литовское. После того, как восстание потерпело поражение, последовали репрессии со стороны власти и о борьбе за свободу пришлось забыть на несколько десятилетий.

Спустя годы на первые роли в национальном движении вышли не шляхтичи, а мещане и интеллигенция. В 1884-м группа «Гоман» требовала не восстановления давно забытой Речи Посполитой, а автономии Беларуси в составе России. Причем эта автономия могла возникнуть благодаря победе народной революции во всей империи.

Запомните это обстоятельство — к нему мы вернемся позже.

Во-вторых, важную роль сыграла Первая мировая война. Она началась в 1914-м, а год спустя немцы перешли в наступление и заняли запад Беларуси. Фронт стабилизировался на линии Двинск (теперь Даугавпилс) — Поставы — Барановичи — Пинск. Вильно оказался под немецкой оккупацией и был отрезан от остальной части Беларуси и от России в 1917—1918 годах, когда там разворачивались очень важные события.

В 1917-м в России произошла Февральская, а затем и Октябрьская революции. Белорусское национальное движение стало быстро развиваться. К тому же, большевики — пусть на словах — провозгласили право народов на свободное самоопределение.

Но многие белорусы тогда связывали свое будущее именно с Россией. Символично, что участники Первого Всебелорусского съезда (в декабре 1917-го) признали право белорусского народа на самоопределение и демократическую форму правления. Но разошлись в конкретике: одни выступали за широкую автономию и даже независимость, вторые придерживались курса на сохранение союза с Россией. Да и провозглашение независимости БНР в 1918-м проходило в жестких спорах: автономия в составе России или независимость.

В Вильно такого импульса со стороны российской революции не было. К тому же этот город считали своим не только белорусы, но и поляки, и литовцы. Белорусское национальное движение стало развиваться позже соседских и не было таким мощным. В условиях конкуренции — если бы независимость нашей страны провозгласили в Вильно — наши соотечественники могли бы проиграть.

А на Минск никто кроме белорусов не претендовал.

Столица БНР и БССР

Народный Секретариат (правительство) БНР. 1918 год. Фото: wikipedia.org
Народный Секретариат (правительство) БНР. 1918 год. Фото: wikipedia.org

После провозглашения независимости БНР продержалась недолго. Уже 1 января 1919 года в Смоленске была провозглашена БССР, руководители которой через день… переехали в Минск.

Почему? Что касается Смоленска, то тут все просто. После того, как немцы заняли Минск, туда переехали лидеры белорусских большевиков. Именно Смоленск являлся центром Западной области (территориальной единицы в составе России). Поэтому в этом городе состоялась партийная конференция, на которой было принято решение создать БССР.

Почему выбор пал на Минск? С одной стороны, большевики явно хотели перехватить инициативу у БНР. Раз те сделали этот город столицей, стоило последовать их примеру. С другой стороны, в годы Первой мировой Минск стал прифронтовым городом, где находилось много военных. Среди них — в отличие от обычных белорусов — большевики были очень популярны. А значит, им было проще удержать власть.

Как столицей едва не стал Могилев

Дом правительства в Могилеве. Фото: wikipedia.org
Дом правительства в Могилеве. Фото: wikipedia.org

Вполне возможно, что Минск не рассматривался в качестве столицы республики «на веки веков». В том же 1919 году БССР на короткое время объединилась с Литвой. Этот город стал столицей государства ЛитБел (сокращенно — Литва и Беларусь), которое, правда, просуществовало всего полгода.

А в 1921-м случился Рижский мир, по которому территория Западной Беларуси — вместе с Вильно — была присоединена к Польше. Большевики надеялись, что мировая революция исправит несправедливость. Но Беларусь объединилась лишь спустя 18 лет.

В это время советско-польская граница проходила всего лишь в 35 км на запад от Минска. Чтобы не искушать свою судьбу (в случае нападения противника никто не успел бы эвакуироваться), партийные работники предложили перенести столицу на восток — в Могилев. Казалось бы, повторялась ситуация второй половины ХІХ века: теперь город на Днепре находился в центре БССР и был связан железной дорогой с другими областными городами.

Решение о переносе приняли в 1937-м. В следующем году утвердили план реконструкции Могилева. Город планировали перестроить, а также перенести туда правительство, наркоматы (современные министерства), центральный комитет партии, университет, Академию наук. В Могилев пригласили знаменитого архитектора Иосифа Лангбарда. Автор Дома правительства (стоящего на современной площади Независимости), он создал в городе над Днепром уменьшенную копию этого здания.

Перенос столицы планировали осуществить в ноябре 1939 года. Некоторые чиновники уже собрали вещи и подготовились к переезду. Но в сентябре началась Вторая мировая война. Сначала Гитлер напал на Польшу, а затем Красная армия заняла территорию Западной Беларуси. Границу отодвинули далеко на запад, поэтому планы чиновников потеряли смысл. Бюро ЦК КПБ (б), которое собралось на своем заседание в октябре, приняло следующее решение «Просить ЦК ВКП (б) пересмотреть решение (…) о переводе столицы из г. Минска в Могилев, оставив столицей БССР г. Минск». Просьбу удовлетворили.

В том же году Вильнюс отдали Литве, но к тому времени Минск уже воспринимался полноценной белорусской столицей. А после войны у него уже не осталось никаких конкурентов.