Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. BYPOL обвинил Матвея Купрейчика в краже 191 000 долларов с донатов. В BELPOL все отрицают
  2. Угроза Лаврова активизировала сторонников России в Молдове. Главное из сводок штабов
  3. «Земля ему будет пухом — ни о чем». Поговорили с доулой смерти о профессии, похоронах и о том, что лучше (не) говорить людям в горе
  4. Беларусь — испытательный полигон? Вспоминаем «инновации» белорусских властей, повторенные через какое-то время Кремлем
  5. «Зеленский расплачивается за допущенные им ошибки». Мэр Киева раскритиковал украинского президента
  6. «Невозможно все время ходить и только радоваться». Поговорили с айтишником, песни которого вы точно слушали
  7. СМИ: Израиль сообщил, что собирается сделать с сектором Газа после войны
  8. Местами до минус 23. На следующей неделе в Беларусь придут морозы


Карьерный путь уроженки Барановичей интересен тем, что она выступала за разные сборные: в 2004-м на Олимпиаде представляла Беларусь, а на Играх через четыре года — уже Францию. В этой стране Анна Щерба живет и сейчас, где воспитывает четырех дочерей. Нам в интервью призерка чемпионатов Европы, подписантка письма за новые выборы рассказала, что думает о ситуации в Беларуси, покритиковала Макрона, вспомнила свои Олимпиады и то, как ее выживали из плавания.

Француженка Малия Метелла (слева) и ее партнер по команде Анна Щерба после победы в комплексном плавании 400 x 100 среди женщин на Открытом чемпионате Парижа по плаванию в Париже 21 июня 2009 года. Фото: Reuters
Француженка Малия Метелла (слева) и Анна Щерба на Открытом чемпионате Парижа, 21 июня 2009 года. Фото: Reuters

«У французов более глобальный взгляд на мир»

— Как у вас дела, Анна?

— Нормально, потихоньку. Отец умер от рака, поэтому нужно время. Приезжала в Беларусь побыть с ним последние дни. Жизнь так решила… Надо держаться.

— Во Франции чувствуете себя своей?

— Конечно. 20 лет назад впервые здесь оказалась. Уже успела привыкнуть и впитать местный менталитет, привычки. Наверное, сама стала такой, как местные.

— Какой?

— Люди более свободолюбивые, чем в Беларуси. Не боятся высказывать свою позицию. Они путешествуют, сравнивают какие-то вещи. У французов более глобальный взгляд на мир, чем у тех, кто только слушает белорусские новости и рассуждает о политике, других странах, хотя сами ничего не видели. Но я не виню наших людей. Им может банально не хватать денег, чтобы выезжать за границу. Обидно. Плюс политическая ситуация. Попробуй сейчас что-то пикни.

— По крайней мере, можно выключить телевизор.

— Это да. У нас в семье в основном идут мультики, детские фильмы, развивающие программы. Иногда включаем новости, понятно, но есть и другие способы получать информацию. К тому же, хочется ограждать себя от постоянного потока негатива. Природа и спорт — лучший досуг.

«Политика Макрона могла быть жестче»

— Что думаете о Макроне?

— Никогда не голосовала. Но он мне не очень нравится. Удивлена, как его выбрали на второй срок. Все эти звонки Путину, поездки… Макрон словно хочет быть спасителем мира. Смешно. При этом проблем в стране хватает. Цены с февраля выросли процентов на 15−20. Все списывается на войну, хотя в некоторых случаях это очевидно не так. Просто надувают людей. У нас тут что, нет своих яиц или сливочного масла? Но и они подорожали. Знаете, во Франции ведь тоже есть средний класс, люди с разным достатком. Так что вопросов много. Кроме богачей, рост цен всех волнует. Еще немного — и будет п****ц. Посмотрим. Может, начнутся забастовки.

— Какие еще проблемы?

— Мы живем в Сент-Этьене. Это город, где преобладает рабочий класс. Много иммигрантов, безработных. И они не отличаются примерным поведением, скажем так. Есть криминал. Да и банальное воспитание детей-мигрантов во втором, третьем поколении порой страдает. Я тоже в свое время приехала во Францию, но не сижу на пособии. Работаю, воспитываю четверых детей. Политика иммиграции могла быть жестче. Но Макрон, похоже, так не считает. Радует, что он не вечен. Больше двух сроков подряд во Франции нельзя быть президентом.

— Продолжаете тренировать пловцов в частном спортивном клубе, как и ваш муж?

— Нет. Учу детей плавать, но сейчас работаю на мэрию. Это позволяет иметь более гибкий график. Муж занят каждый вечер, а я во вторую половину дня — только дважды в неделю. Хочется и своим детям уделять побольше внимания, хотя без помощи няни все равно не обойтись.

— Каково быть многодетной мамой?

— Очень хорошо. Дети — большое счастье. У нас с мужем Яном четыре девочки. Все плавают. Это прямо обязательно в нашей семье! Старшая в своем возрасте отобралась на чемпионат Франции. В октябре Элайе будет 11. Нике и Настасье по 7 лет — они близняшки. А младшей, Тессе, 2,5 года.

Фото: из facebook - аккаунта Анны Щерба
Анна Щерба с мужем и детьми. Тогда Тесса еще не родилась. Фото из личного архива героини

«Меня пытались уличить в применении допинга»

— Что думаете о событиях в Беларуси после августа-2020?

— Была надежда на перемены. Но остановились на полпути. Хотя, возможно, получилось бы, как в Украине, если бы к власти в Беларуси пришел неугодный России кандидат. Тяжело пробиться, когда за спиной маячит Путин. А так обидно. Сейчас люди банально боятся высказываться. С другой стороны, кому-то, возможно, подходит нынешняя ситуация. Система выстроена надежно за почти 30 лет. Быстрых изменений не будет в любом случае.

— В вашем окружении есть те, кто поддерживает Россию в войне?

— Нет. Не думаю. Открыто у всех не спрашивала, конечно. Возможно, не хотела разочароваться, когда ситуация очевидна. Среди французов не встречала тех, кто мог бы найти оправдание действиям Путина и российских войск.

— Почему вы в свое время решили выступать за Францию?

— Меня просто выживали из плавания в Беларуси. По какой-то причине невзлюбил председатель федерации Сергей Матвеенко. Например, он и его жена Елена Домашевич, которая работала врачом сборной, пытались уличить меня в применении допинга, хотя это была полная ерунда. Короче, вместо поддержки постоянно ставили палки в колеса. Перед самой Олимпиадой-2004 Матвеенко говорил ужасные вещи, откровенно гнобил. Хотел, чтобы Щерба утонула, а не завоевала медаль. Такое вообще нормально? В итоге я уехала, Елена Попченко (титулованная белорусская пловчиха, также сменила спортивное гражданство. — Прим. ред.) тоже выступала за Францию, чтобы не бросить любимое дело, а те люди остались безнаказанными.

«Не вписываешься в рамки — не нужен»

— В Афинах вы выступали в эстафете с сестрой Марией. Каково было плавать вместе на Олимпиаде?

— Очень круто. Гордимся этим, вспоминаем. Немногие такого добились. Итоговый результат в эстафете (11-е место. — Прим. ред.), наверное, мог быть получше, но моральное состояние было тяжелым из-за отношения федерации. Маша вскоре после Игр закончила карьеру. Из-за меня досталось и сестре… Сейчас она в Канаде, тоже тренирует пловцов. В 2014-м приезжала в гости, когда я жила там, и получила приглашение работать.

— Наши фехтовальщики бросили якорь в США, пловцы разъехались по миру…

— Это грустный факт для Беларуси. Люди, у которых есть мнение, специалисты вынуждены уезжать. Им не дают развиваться, нет перспектив, условий. Мне в голову сразу приходит изображение квадратика. Не вписываешься в рамки — не нужен.

— Выступать за Францию на Олимпиаде было легче морально?

— Да, от тех Игр я получила больше удовольствия. Командный дух, взаимная поддержка. Выступила лишь в эстафете (сборная Франции заняла шестое место. — Прим. ред.), но все было на позитиве. Чувствовала, что принадлежу какой-то общей идее. В Беларуси никогда не переживала подобное.

Французская Селин Кудерк и Анна Щерба-Лоржериль после женской эстафеты 4X100 метров вольным стилем во время предварительной квалификации по плаванию на XXIX Олимпийских играх в Пекине, Китай, 9 августа 2008 года. Фото: Reuters
Анна Щерба (справа) с подругами по сборной Франции на Олимпиаде в Пекине. Фото: Reuters

«Почувствовала вкус другой жизни»

— Каково было в начале 2000-х уроженке Барановичей оказаться во Франции?

— Шока не было. Все-таки и раньше ездила за границу. Другое дело, что во Франции могла себе больше позволить в материальном плане. Я в тот момент тренировалась и выступала за клуб в пригороде Парижа. Вот когда первый раз оказалась за пределами Беларуси, то была удивлена. Думала, почему у нас нет такого. Может, это тоже повлияло на то, что уехала и осела за границей. Почувствовала вкус другой жизни.

— Вы говорили в 2002-м: «Плаваю в основном ради того, чтобы больше зарабатывать и иметь возможность хорошо развлекаться, видеть мир, накапливать впечатления». Получилось?

— Осадок остался. Не удалось полностью реализоваться. Несмотря на происходящее в Беларуси в последние два года, смотрю, сейчас в нашем плавании больше поддержки, все нацелены на результат, а не каждый сам по себе. Мою карьеру испортили. Не повезло немного (смеется).

— Удивлены, что после выборов именно Александра Герасименя возглавила Белорусский фонд спортивной солидарности?

— Нет. Я мало общалась с Сашкой, мы пересекались практически только на соревнованиях. Но, сужу со стороны, характер у Герасимени боевой. Показалось, что у нас общие взгляды на жизнь, поступки.