Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Узде от урагана опрокинулся аттракцион с детьми. МЧС и Минэнерго рассказали о разрушениях и пострадавших от бури по всей стране
  2. В лагере под Речицей семь детей пострадали из-за упавших деревьев. Один ребенок погиб
  3. Экс-главу республиканского туристического союза осудили за госизмену. Его якобы шантажом завербовали в Литве
  4. Латвия с завтрашнего дня запретит въезд в страну легковушкам с беларусскими номерами. Авто в пунктах пропуска будут разворачивать
  5. В ФБР назвали имя стрелка, который совершил покушение на Дональда Трампа
  6. Семья ехала с дачи. В СК рассказали о подробностях и жертвах страшного субботнего ДТП под Могилевом
  7. Такого дешевого доллара не было уже давно: какого курса ждать в ближайшие дни? Прогноз по валютам
  8. Большие неудачники. Англия снова проиграла в финале — эта сборная еще ни разу не побеждала на футбольном Евро
  9. ISW: Российское военное командование вынуждено бросать в бой не до конца укомплектованные и недостаточно вооруженные подразделения
  10. Под Могилевом дерево упало на пятилетнюю девочку, ее маму и тетю. Ребенка спасти не удалось


Уроженец Одессы встретил начало войны в качестве ассистента главного тренера московского «Динамо». Причем за два дня до вторжения России Андрей Воронин продлил контракт с клубом. Сейчас известный украинский футболист живет с семьей в Германии, где провел почти всю игровую карьеру. Мы поговорили о молчании россиян, родном городе Воронина, сложном положении белорусов, Александре Глебе и нашумевшем ролике «Динамо».

Андрей Воронин перед матчем квалификации ЧМ-2006 Греция - Украина. Фото: Reuters
Андрей Воронин перед матчем квалификации ЧМ-2006 Греция — Украина. Фото: Reuters

«Ракета прилетела недалеко от родительского дома»

— Я живу с семьей в Дюссельдорфе. После завершения карьеры обосновался в этом городе. Дети здесь пошли в школу. Сейчас стараюсь уделять им побольше внимания: вожу в школу, на тренировки. Обычные дни отца и мужа. Семья помогает отвлечься. Решил ограничивать себя в количестве новостей, хотя в самом начале следил за событиями в Украине чуть ли не круглосуточно. Поток информации был просто огромный. Но, естественно, я по-прежнему много смотрю и читаю. К тому же, отец в Украине. Он был у меня в Германии, но пришлось вернуться в Одессу. Конечно, это дополнительное переживание. Одна ракета раньше как раз прилетела недалеко от родительского дома.

— Когда были в Украине последний раз?

— В декабре прошлого года. В Одессе у нас есть дом, любил проводить там с семьей лето. Да и в иное время я старался регулярно приезжать — раз в месяц-два. В Одессе никогда не было проблем с языком. Хочешь говорить на русском, украинском, еще каком-то — пожалуйста. Многонациональный город. Сегодня душа болит не только за Одессу. В Украине много друзей, знакомых — с некоторыми сам играл. Мой друг Влад Ващук (экс-защитник киевского «Динамо» и сборной Украины. — Прим. ред.) сидел неделю в подвале. Не мог даже детей вывезти — под Киевом тогда шли сильные бои… Ужас, что творилось. Окажись там, когда все началось, не знаю, как бы себя повел.

— У вас нет чувства, что в Европе устали от войны?

— Конечно, в первую очередь, это наша беда. Страсти, может, и утихают, но безразличия не вижу. Все, с кем встречаюсь в Германии, в том числе немцы, постоянно спрашивают, как дела, выражают беспокойство. Они знают, что я одессит.

— В Дюссельдорфе много беженцев?

— Да. Местные стараются помочь. Особенно те, кто здесь давно живет и владеет русским языком. Собирали гуманитарку, что-то переводили, подсказывали нюансы по легализации. Хотя, судя по настроению украинцев, все хотят вернуться домой. Быстрее бы все закончилось нашей победой!

— Верите, что это случится скоро?

— Хочу верить. Уже почти четыре месяца, как продолжается этот ад, который устроила Россия… Европа солидарна с Украиной. Весь мир на нашей стороне. Что касается футбола, то уже было немало благотворительных матчей и мероприятий. Капитаны команд выходили на поле с желто-синей повязкой. Болельщики приносили на трибуны плакаты на разных языках с призывами остановить войну. Я сам посетил два таких матча в Германии, когда киевское «Динамо» и сборная Украины играли с немецкими клубами.

«Ко мне в „Динамо“ было уважительное отношение»

— Футбол может отвлечь от войны?

— Сложный вопрос. Читал, что чемпионат Украины собираются возобновить. Правда, пока не совсем ясен формат турнира, где будут проводить матчи. В стране везде неспокойно. Наверное, у людей есть дела поважнее. Но если полностью остановить чемпионат, то после войны футбол надо будет поднимать с нуля. В этом плане обидно за сборную — думаю, многие желали, чтобы она пробилась на чемпионат мира (в стыковом матче Украина проиграла Уэльсу. — Прим. ред.). Играли хорошо, создали много моментов — не забили. Пропустили довольно случайный гол, но это футбол. Вратарь Уэльса в тот вечер провел, возможно, лучший матч в карьере.

— Московское «Динамо» уговаривало вас остаться?

— Мне говорили подождать какое-то время. Мол, посмотрим, что будет дальше. Но даже если бы все закончилось через неделю, для себя я быстро принял решение. Было тяжело находиться в Москве, когда узнал, что произошло 24 февраля. Хотя из тех друзей из России, с кем общался последние годы, никто не сказал, что война — это правильно, а я — нацист.

— Кстати, вы видели клубное видео, в котором указано, что Андрей Воронин родился в российской Одессе?

— Нет, но кто-то мне говорил про него. История такая: тренерский штаб 22 февраля продлил контракты. Потом готовили презентацию, делали видео по этому поводу. 25-го или 26-го февраля оно должно было появиться на сайте «Динамо» и в соцсетях. Но я ушел из клуба. В конце сезона, когда главный тренер Сандро Шварц объявил, что тоже покинет Россию, «Динамо» решило это выпустить. Понятия не имею, куда и что там можно было вставить. Но не думаю, что хотели как-то оскорбить. Ко мне в клубе было уважительное отношение.

Андрей Воронин. Фото: скриншот с видеопрезентации
«Российская» Одесса Андрея Воронина. Фото: скриншот видеопрезентации

«Я сам помню эту священную фразу»

— Помните ваше утро 24-го февраля?

— Конечно. Проснулся в 7 утра. Телефон уже был красный. Стал звонить в Одессу, Киев — там были крики, слезы. Метался по комнате, не мог поверить в происходящее. Включил телевизор, интернет — все стало ясно. К обеду сказал жене, что надо собираться и уезжать. Потом связался с «Динамо» и объяснил ситуацию. Они все поняли.

— Вас удивляет, что очень мало спортсменов из России осудили войну?

— Вначале, да, было дело. Потом попридумывали законов, и люди еще больше стали бояться. За себя, семьи. Но каждый выбирает сам, как поступить. Смотрю много YouTube — есть музыканты, актеры, которые высказывают свою позицию, причем находясь в России. Они тоже понимают, что оказались заложниками ситуации из-за решений одного человека. Опять же верю, что ни один здравомыслящий человек не может поддерживать войну в любой точке мира, когда гибнут дети, женщины, старики. Такие мнения в России встречаются, что в Украине надо всех уничтожить, но это больные люди. Надеюсь, адекватных все-таки большинство.

— Вы оптимист, Андрей.

— Не укладывается в голове, как можно оправдать смерти. Я сам помню эту священную фразу: «Главное — чтобы не было войны». С 2014 года российская пропаганда вдалбливала в головы «нацисты, нацисты, нацисты» — похоже, так зомбированные в России и появились. Хотя 80%, думаю, ни разу не были в Украине и никогда там не будут. Но свято верят телевизору.

«Галкин просто осудил войну»

— Галкина стали больше уважать?

— Да, намного. Он ведь сам одессит (в детстве шоумен несколько лет жил в Одессе. — Прим. ред.) и не хочет жить в стране, в которой нельзя ничего сказать, что не понравилось бы власти. Мне и раньше нравилось творчество Галкина, но после его высказываний, когда по Одессе ударили на Пасху и погибли люди, появилось больше уважение. Хочется верить, что к голосу таких медийных людей прислушиваются.

— А есть те, кто разочаровал?

— Очень нравился Владимир Машков. «Ликвидация» для меня — шедевр. Лучший сериал после «Место встречи изменить нельзя». Когда узнал, что Машков несет, был разочарован. Это касается и тех, кто выступал на концертах в поддержку «спецоперации». Безруков… Дюжев вообще, похоже, накачался какими-то препаратами — просто фантастика, что он лепит.

— Задавались вопросом, откуда такая риторика, поведение?

— Галкин самодостаточен. Он ведь не сказал ничего в поддержку президента Украины или что она чем-то лучше, а Россия хуже. Максим просто осудил войну, как и любой нормальный человек. А остальные даже рот не открыли. Проститутки. Им дороже звания. Не знаю, чем еще можно оправдать.

Фото: eg.ru
Максим Галкин. Фото: eg.ru

«Белорусы оказались между двух огней»

— Как относитесь сегодня к Беларуси?

— Белорусский народ аккуратно просил в 2020 году, чтобы провели честные выборы. Но у вас такой же диктатор, как и в России. Делает только то, что ему угодно. Тем, кто высказывался, пришлось уехать из страны. Мы прекрасно знаем, что и войска заходили с территории Беларуси, и самолеты взлетали, и ракеты запускали. Украине все это неприятно. И сейчас в новостях нагнетается, что у границы стоит много вашей техники. Но Беларуси, надеюсь, война не нужна. Люди и так оказались между двух огней и пострадали из-за санкций.

— С кем-то из белорусских игроков, тренеров знакомы?

— Хорошо и давно знаю Сашу Глеба. Последний раз виделись в прошлом году, когда в Москве проходил «Кубок легенд». Играли в одной команде. Но после 24 февраля не общались.

— От него тоже не было ничего в поддержку Украины.

— Я не хочу переходить на личности. Повторюсь, каждый сам делает выбор и отвечает за поступки. Если Глеб так посчитал, то, возможно, у него были на то веские причины. Знаете, я всегда был вне политики. Не хотел глупо выглядеть, говоря о том, в чем не разбираюсь. Но на некоторые вещи нельзя закрывать глаза. Как, например, в 2014-м, когда при пожаре в Одессе в доме профсоюзов погибли десятки людей. Когда на Донбассе люди умирали с обеих сторон. Я всегда призывал к миру — политики должны уметь договариваться. Сейчас идет полномасштабная война. Как можно не замечать такое?