Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  2. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  3. «Любое прекращение огня пойдет на пользу России». Главное из сводок
  4. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  5. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  6. MAYDAY: В Бресте в 44 года умер начальник милицейского управления по борьбе с киберпреступностью
  7. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  8. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ
  9. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  10. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  11. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
  12. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?


Уроженец Одессы встретил начало войны в качестве ассистента главного тренера московского «Динамо». Причем за два дня до вторжения России Андрей Воронин продлил контракт с клубом. Сейчас известный украинский футболист живет с семьей в Германии, где провел почти всю игровую карьеру. Мы поговорили о молчании россиян, родном городе Воронина, сложном положении белорусов, Александре Глебе и нашумевшем ролике «Динамо».

Андрей Воронин перед матчем квалификации ЧМ-2006 Греция - Украина. Фото: Reuters
Андрей Воронин перед матчем квалификации ЧМ-2006 Греция — Украина. Фото: Reuters

«Ракета прилетела недалеко от родительского дома»

— Я живу с семьей в Дюссельдорфе. После завершения карьеры обосновался в этом городе. Дети здесь пошли в школу. Сейчас стараюсь уделять им побольше внимания: вожу в школу, на тренировки. Обычные дни отца и мужа. Семья помогает отвлечься. Решил ограничивать себя в количестве новостей, хотя в самом начале следил за событиями в Украине чуть ли не круглосуточно. Поток информации был просто огромный. Но, естественно, я по-прежнему много смотрю и читаю. К тому же, отец в Украине. Он был у меня в Германии, но пришлось вернуться в Одессу. Конечно, это дополнительное переживание. Одна ракета раньше как раз прилетела недалеко от родительского дома.

— Когда были в Украине последний раз?

— В декабре прошлого года. В Одессе у нас есть дом, любил проводить там с семьей лето. Да и в иное время я старался регулярно приезжать — раз в месяц-два. В Одессе никогда не было проблем с языком. Хочешь говорить на русском, украинском, еще каком-то — пожалуйста. Многонациональный город. Сегодня душа болит не только за Одессу. В Украине много друзей, знакомых — с некоторыми сам играл. Мой друг Влад Ващук (экс-защитник киевского «Динамо» и сборной Украины. — Прим. ред.) сидел неделю в подвале. Не мог даже детей вывезти — под Киевом тогда шли сильные бои… Ужас, что творилось. Окажись там, когда все началось, не знаю, как бы себя повел.

— У вас нет чувства, что в Европе устали от войны?

— Конечно, в первую очередь, это наша беда. Страсти, может, и утихают, но безразличия не вижу. Все, с кем встречаюсь в Германии, в том числе немцы, постоянно спрашивают, как дела, выражают беспокойство. Они знают, что я одессит.

— В Дюссельдорфе много беженцев?

— Да. Местные стараются помочь. Особенно те, кто здесь давно живет и владеет русским языком. Собирали гуманитарку, что-то переводили, подсказывали нюансы по легализации. Хотя, судя по настроению украинцев, все хотят вернуться домой. Быстрее бы все закончилось нашей победой!

— Верите, что это случится скоро?

— Хочу верить. Уже почти четыре месяца, как продолжается этот ад, который устроила Россия… Европа солидарна с Украиной. Весь мир на нашей стороне. Что касается футбола, то уже было немало благотворительных матчей и мероприятий. Капитаны команд выходили на поле с желто-синей повязкой. Болельщики приносили на трибуны плакаты на разных языках с призывами остановить войну. Я сам посетил два таких матча в Германии, когда киевское «Динамо» и сборная Украины играли с немецкими клубами.

«Ко мне в „Динамо“ было уважительное отношение»

— Футбол может отвлечь от войны?

— Сложный вопрос. Читал, что чемпионат Украины собираются возобновить. Правда, пока не совсем ясен формат турнира, где будут проводить матчи. В стране везде неспокойно. Наверное, у людей есть дела поважнее. Но если полностью остановить чемпионат, то после войны футбол надо будет поднимать с нуля. В этом плане обидно за сборную — думаю, многие желали, чтобы она пробилась на чемпионат мира (в стыковом матче Украина проиграла Уэльсу. — Прим. ред.). Играли хорошо, создали много моментов — не забили. Пропустили довольно случайный гол, но это футбол. Вратарь Уэльса в тот вечер провел, возможно, лучший матч в карьере.

— Московское «Динамо» уговаривало вас остаться?

— Мне говорили подождать какое-то время. Мол, посмотрим, что будет дальше. Но даже если бы все закончилось через неделю, для себя я быстро принял решение. Было тяжело находиться в Москве, когда узнал, что произошло 24 февраля. Хотя из тех друзей из России, с кем общался последние годы, никто не сказал, что война — это правильно, а я — нацист.

— Кстати, вы видели клубное видео, в котором указано, что Андрей Воронин родился в российской Одессе?

— Нет, но кто-то мне говорил про него. История такая: тренерский штаб 22 февраля продлил контракты. Потом готовили презентацию, делали видео по этому поводу. 25-го или 26-го февраля оно должно было появиться на сайте «Динамо» и в соцсетях. Но я ушел из клуба. В конце сезона, когда главный тренер Сандро Шварц объявил, что тоже покинет Россию, «Динамо» решило это выпустить. Понятия не имею, куда и что там можно было вставить. Но не думаю, что хотели как-то оскорбить. Ко мне в клубе было уважительное отношение.

Андрей Воронин. Фото: скриншот с видеопрезентации
«Российская» Одесса Андрея Воронина. Фото: скриншот видеопрезентации

«Я сам помню эту священную фразу»

— Помните ваше утро 24-го февраля?

— Конечно. Проснулся в 7 утра. Телефон уже был красный. Стал звонить в Одессу, Киев — там были крики, слезы. Метался по комнате, не мог поверить в происходящее. Включил телевизор, интернет — все стало ясно. К обеду сказал жене, что надо собираться и уезжать. Потом связался с «Динамо» и объяснил ситуацию. Они все поняли.

— Вас удивляет, что очень мало спортсменов из России осудили войну?

— Вначале, да, было дело. Потом попридумывали законов, и люди еще больше стали бояться. За себя, семьи. Но каждый выбирает сам, как поступить. Смотрю много YouTube — есть музыканты, актеры, которые высказывают свою позицию, причем находясь в России. Они тоже понимают, что оказались заложниками ситуации из-за решений одного человека. Опять же верю, что ни один здравомыслящий человек не может поддерживать войну в любой точке мира, когда гибнут дети, женщины, старики. Такие мнения в России встречаются, что в Украине надо всех уничтожить, но это больные люди. Надеюсь, адекватных все-таки большинство.

— Вы оптимист, Андрей.

— Не укладывается в голове, как можно оправдать смерти. Я сам помню эту священную фразу: «Главное — чтобы не было войны». С 2014 года российская пропаганда вдалбливала в головы «нацисты, нацисты, нацисты» — похоже, так зомбированные в России и появились. Хотя 80%, думаю, ни разу не были в Украине и никогда там не будут. Но свято верят телевизору.

«Галкин просто осудил войну»

— Галкина стали больше уважать?

— Да, намного. Он ведь сам одессит (в детстве шоумен несколько лет жил в Одессе. — Прим. ред.) и не хочет жить в стране, в которой нельзя ничего сказать, что не понравилось бы власти. Мне и раньше нравилось творчество Галкина, но после его высказываний, когда по Одессе ударили на Пасху и погибли люди, появилось больше уважение. Хочется верить, что к голосу таких медийных людей прислушиваются.

— А есть те, кто разочаровал?

— Очень нравился Владимир Машков. «Ликвидация» для меня — шедевр. Лучший сериал после «Место встречи изменить нельзя». Когда узнал, что Машков несет, был разочарован. Это касается и тех, кто выступал на концертах в поддержку «спецоперации». Безруков… Дюжев вообще, похоже, накачался какими-то препаратами — просто фантастика, что он лепит.

— Задавались вопросом, откуда такая риторика, поведение?

— Галкин самодостаточен. Он ведь не сказал ничего в поддержку президента Украины или что она чем-то лучше, а Россия хуже. Максим просто осудил войну, как и любой нормальный человек. А остальные даже рот не открыли. Проститутки. Им дороже звания. Не знаю, чем еще можно оправдать.

Фото: eg.ru
Максим Галкин. Фото: eg.ru

«Белорусы оказались между двух огней»

— Как относитесь сегодня к Беларуси?

— Белорусский народ аккуратно просил в 2020 году, чтобы провели честные выборы. Но у вас такой же диктатор, как и в России. Делает только то, что ему угодно. Тем, кто высказывался, пришлось уехать из страны. Мы прекрасно знаем, что и войска заходили с территории Беларуси, и самолеты взлетали, и ракеты запускали. Украине все это неприятно. И сейчас в новостях нагнетается, что у границы стоит много вашей техники. Но Беларуси, надеюсь, война не нужна. Люди и так оказались между двух огней и пострадали из-за санкций.

— С кем-то из белорусских игроков, тренеров знакомы?

— Хорошо и давно знаю Сашу Глеба. Последний раз виделись в прошлом году, когда в Москве проходил «Кубок легенд». Играли в одной команде. Но после 24 февраля не общались.

— От него тоже не было ничего в поддержку Украины.

— Я не хочу переходить на личности. Повторюсь, каждый сам делает выбор и отвечает за поступки. Если Глеб так посчитал, то, возможно, у него были на то веские причины. Знаете, я всегда был вне политики. Не хотел глупо выглядеть, говоря о том, в чем не разбираюсь. Но на некоторые вещи нельзя закрывать глаза. Как, например, в 2014-м, когда при пожаре в Одессе в доме профсоюзов погибли десятки людей. Когда на Донбассе люди умирали с обеих сторон. Я всегда призывал к миру — политики должны уметь договариваться. Сейчас идет полномасштабная война. Как можно не замечать такое?