Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Беларуси заведения закрывают после доносов пропагандистов. Рассказываем, как сложились судьбы доносчиков и их жертв в СССР
  2. Белорусские грибы-убийцы. Рассказываем о пяти самых опасных, которые стоит обходить стороной
  3. Лукашенко предложили поднять цены на молочку, он запретил
  4. Почему Россия потеряла так много самолетов на крымском аэродроме в Саках? Разбираемся (спойлер: дело не только в украинском оружии)
  5. На суде по делу о «захвате власти» дал показания Роман Протасевич
  6. «Авария — «это только вопрос времени». Совбез ООН провел экстренное заседание в связи с обстрелами Запорожской АЭС
  7. Воздушные массы «черноморского происхождения» придержат жару на пару дней. Все о погоде в Беларуси в выходные
  8. Произошло возгорание. В Минобороны Беларуси прокомментировали «хлопки» на аэродроме «Зябровка»
  9. Головченко: Вся собственность недружественных государств в Беларуси известна, она подсчитана
  10. Сто семидесятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  11. «Они хотят крови». В Минобороны эмоционально прокомментировали неофициальные версии инцидента на аэродроме «Зябровка»
  12. Попытки скрыть военные преступления в Буче и «огромные потери» ВСУ. Главное из сводок штабов на 170-й день войны
  13. «Кабинет делает ставку на силовое противостояние». Артем Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  14. Сгоревший двигатель, учения, карма. Как объясняют взрывы на зябровском аэродроме в Беларуси и Украине (и что там могло произойти)
  15. Сто шестьдесят девятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  16. В каких белорусских водоемах не стоит купаться? Публикуем список таких мест — их уже 35
  17. В Беларуси с 9 августа 2020 года возбудили 11 тысяч «протестных» уголовных дел
  18. Лукашенко поручил наказать литовцев за «отжим» доли в порту Клайпеды
  19. Проблемы РФ с экспортом оружия и добровольческий батальон в Орловской области. Главное из сводок штабов на 169-й день войны
  20. Зеленский предлагает высылать всех россиян на родину. Похожее уже происходило во время Второй мировой — в лагеря попадали даже евреи
  21. Залечь на дно в Мексике, штурмовать границу и попасть в «обезьянник» в США. Невероятная история бегства отчаянной белоруски
  22. «Обращение к Мартиросяну — это как говорить со стеной с буквой Z». Экс-резидент Comedy Club Таир Мамедов о войне, Беларуси и США
  23. От бывших соратников до новых политиков. Собрали список (очень длинный) людей, которых Зенон Позняк считает агентами спецслужб
  24. В Минске ГУБОПиК задержал маму певицы Риты Дакоты


Олимпийский чемпион 2008 года Андрей Арямнов на полтора месяца отправился в Бразилию. Белорусский тяжелоатлет, которого, по его словам, весной этого года заставили уволиться из сборной, проводит тренировки и обучающие семинары по всей стране. Первой остановкой для Арямнова был Сан-Паулу. Во время одной из непродолжительных пауз Андрей в интервью «Зеркалу» рассказал подробности поездки. Если резюмировать, то в Бразилии белорусу почти всё по душе.

Фото: из Instagram-аккаунта liftlikearussian
Андрей Арямнов (слева на штанге) на семинаре в Сан-Паулу. Фото: Instagram-аккаунт liftlikearussian

О тренировках в «российских» майках: «Спорт вне политики»

— Как стал возможным этот тур?

— Я очень известный спортсмен во всем мире. И талантливый коуч. Уже давно провожу уроки тяжелой атлетики, в том числе онлайн, развиваю свой YouTube-канал. Многие называют это семинарами, но мне больше нравится слово «уроки». Люди, которые ищут информацию о технике, каких-то секретах подъема штанги, занимаются с Арямновым и рекомендуют другим. То есть работает сарафанное радио. У бразильца, который меня пригласил, есть компания «Поднимай, как русский» (Lift like a Russian). Его зовут Алешандре Силва. Он затягивает в Бразилию талантливых тяжелоатлетов. Алешандре — известный в стране организатор, в прошлом спортсмен и кроссфитер. Продвигает штангу. Первые наши контакты были в начале этого года. Тогда еще был в сборной, готовился к чемпионату Европы. Потом, как известно, уволился из национальной команды. Снова созвонились с Алешандре, согласовали график — так я и оказался здесь. 22 июля начался первый семинар.

— Работаете один?

— Мне помогает Алешандре: и в коммуникации с атлетами, и в бытовых вопросах. Мы оба немного говорим по-английски. К тому же, везде хороший интернет, гугл-переводчик отлично работает — не составляет проблем общаться. Да и слэнг, лексика в тяжелой атлетике одна и та же. Поэтому мы очень хорошо понимаем друг друга, особенно в спортивном зале.

— Видел вас в майках, на которых написано: «Lift like a Russian», «Soviet System». Но вы ведь все-таки белорус.

— Я родился в 1988-м — еще был СССР. Да, я гражданин Беларуси, потому что Союз перестал существовать. Но не считаю, что между русскими, белорусами и украинцами есть отличия. Так что меня ничего не смущает.

— Судя по фото, бразильцев тоже, хотя сегодня любая ассоциация с Россией, мягко говоря, вызывает вопросы.

— Спорт вне политики. Я приехал в Бразилию заниматься тяжелой атлетикой. Тут не говорят о событиях в Украине. Думаю, 80% населения мира не знает об этих проблемах.

На главной странице сайта проекта «Lift like a Russian» есть сообщение: «Мы осуждаем военную инициативу России и поддерживаем Украину в защите ее суверенного государства!». Есть и возможность сделать пожертвование в помощь Украине.

О своих уроках: «Стараюсь дарить людям знания»

— Как плотно вы заняты?

— От 5 до 10 часов в день. Начинаем занятия с утра, потом днем небольшая передышка и снова работаем вечером. Полностью выходных дней, если учесть переезды, нет. Первый кэмп был в Сан-Паулу, потом направились в Санту-Андре и Сорокабе. Это пригороды мегаполиса. Из больших городов еще ждут Куритиба, Бразилиа, Салвадор, Рио-де-Жанейро.

— На кого рассчитаны кэмпы?

— В основном, это тренеры, которые преподают кроссфит. Они учатся у тяжелоатлетов поднимать штангу, чтобы использовать это потом в своих тренировках. Есть и бразильские атлеты неплохого уровня. Они любители — профессионалам все-таки нужна индивидуальная работа. На занятиях присутствует не больше 15−20 человек. Я стараюсь делиться знаниями с каждым, подсказываю, как исправить ошибки. Все зависит от того, какую информацию хочет получить спортсмен или тренер. Моя задача — предложить собственное видение, а человек уже сам должен сделать вывод, подходит ли ему новая информация.

— Получается?

— Неудобно особо хвалиться, но если меня пригласили на полтора месяца на край света, то это уже показатель. Никто бы не связывался с Арямновым в случае косяков на уроках. Часто спортсмены не понимают, как добились результата. Вроде сами хорошо поднимают штангу, но преподают неправильно. Не могут объяснить. А я знаю причинно-следственную связь, поэтому и востребован. Хотя раньше сам был «зеленым». Когда в 20 лет выиграл Олимпиаду, то не представлял, как это сделал. Но потом стал все больше учиться, проникать в суть биомеханики, анатомии. Мне очень помог наш классный травматолог Валерий Белан, который умер в 2020 году. Он много рассказывал о теле, структуре мышц, суставов. Так я и расшифровал свой олимпийский успех. Теперь дарю знания людям, чтобы они получали удовольствие от занятий спортом.

— Сами успеваете тренироваться в Бразилии?

— Да, я в хорошей форме. Выпусти меня сегодня на помост — выиграл бы чемпионат Европы с запасом 20 кг, судя по весам, которые беру.

О бразильской еде: «Все вкусно и калорийно»

— Вам в радость это турне?

— Да. Я первый раз в Южной Америке. К тому же, давно никуда не выезжал. Мне нравится преподавать. Чем больше это делаю, тем больше получаю опыта. Развиваюсь, становлюсь профессиональнее как коуч. Это ведь не так, что говорю и показываю одно и то же — новые вопросы всегда возникают. Не ожидал, что бразильцы похожи на нас — русских, славян — ментально. Гордая нация. Люди дорожат своим происхождением. Иногда, чтобы настроить спортсмена, говорю ему: «Давай за Бразилию». И все, у человека становится сил на 20 процентов больше. Это как красная тряпка для быка — все равно, что сказать русскому: «Давай, за всю Россию!»

— Есть ли вопросы в быту?

— Все отлично. Переживал, что будут проблемы с едой, как в Азии, — все-таки другой континент. Ничего подобного — ем почти все подряд. Все вкусно и калорийно — блюда похожи на европейские. Плюс изобилие фруктов. В этом плане отдыхаю душой и телом. Погода тоже комфортная. В Бразилии ведь наоборот — летом зима. Жары нет — температура сейчас, как в Беларуси.

— Неужели никаких нареканий?

— Не ожидал, что будет столько тренировок. 5 часов в день выдерживаю без проблем, а вот 8−10 — уже с трудом. С такой нагрузкой раньше не сталкивался.

— Видели какие-то достопримечательности?

— Пока нет. Погружен в работу. Но когда доберемся до пляжей, океана, известных туристических мест, то, надеюсь, буду выбираться на прогулки.

О невостребованности в Беларуси: «Боятся моего компетентного мнения»

— Довольны финансовыми условиями?

— Последние годы хорошо понимал: в белорусском спорте практически невозможно заработать. В Бразилии за 10 дней получил больше, чем в Беларуси за две серебряные медали чемпионатов Европы и мира в 2019 году. Выводы делайте сами. Я очень хочу заниматься спортом, прославлять тяжелую атлетику в нашей стране, нести белорусский флаг. Но меня заставили уйти из сборной. Постоянно учат жизни, ищут какой-то компромат — надоело. Знаете, денег хватало, когда занимался спортом. Но у меня двое детей, жена. Хочется ведь и откладывать. Решил оставить свой патриотизм — и уволился.

— Переживаете до сих пор?

— Вначале был сильно зол, но потом отпустило. Меня ценит весь мир кроме Беларуси. Не востребован — значит, в нашем спорте нет людей с IQ, как у Арямнова. Это уже не моя проблема. Причем некоторые не понимают одной вещи: я говорю, как есть, не ради пиара. Всей шумихи хватило после олимпийского золота и приключений за рулем (на Арямнова не раз заводили уголовные дела за вождение в нетрезвом виде. — Прим. ред.) на три жизни вперед. Просто боятся моего компетентного мнения — насквозь вижу непрофессионалов. И таких в белорусском спорте большинство. Они дорожат своей властью, поэтому им сложно работать с такими, как я.

— Турне по Бразилии для вас — это признание заслуг?

— Для меня это обыденность. Я знаю себе цену. Не воспринимаю поездку, как какой-то прорыв в космос. Меня невозможно забыть.