Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Лукашенко пообещал обнародовать факты, «как Запад после мятежа в Беларуси в 2020 году хотел начать войну против РФ с Донбасса»
  2. С нового года не смогут работать экскурсоводами осужденные по «протестной» или «политической» статье. Такие приговоры уже есть
  3. Нацбанк исключает евро из корзины иностранных валют
  4. Отца Александры Герасимени не будут судить за призывы к санкциям. Суд ошибся в расписании
  5. Песков: о присоединении новых территорий к России речи не идет, а война может закончиться хоть завтра
  6. КГБ начал спецпроизводство в отношении ресторатора Вадима Прокопьева и еще двоих человек
  7. Зэки-дезертиры, гибель иностранных добровольцев и что сдерживает Лукашенко от вступления в войну. Главное из сводок
  8. Россия хочет полностью оккупировать четыре украинских региона, потери армии РФ и ВСУ. Главное из сводок штабов
  9. Теперь официально. С 1 января повысят минимальную зарплату
  10. СМИ: «Остров чистоты и вкуса» после проверок погасил все финансовые претензии. Директор сети на свободе
  11. Экс-министр лесного хозяйства Дрожжа получил взятку 30 тысяч долларов от представителя иностранной фирмы. Деньги передавали через сестру
  12. Жену Лосика обвинили в «позиционировании себя супругой политзаключенного». Объясняем, какие страшные параллели проводит этим государство
  13. Самая крупная выявленная взятка в Беларуси в 2022 году составила 1 млн долларов
  14. «Я ночью во сне вижу 8 млн 200 тысяч тонн. Действительно во сне». Рассказываем, как Лукашенко видит вещие сны и творит другие чудеса
  15. Можно ли прочитать удаленное сообщение? Рассказываем о безопасности в телеграме и публикуем список чатов, в которых есть силовики
  16. Магия Месси против воли Вегорста. Аргентина обыграла Нидерланды в четвертьфинале чемпионата мира — тоже по пенальти
  17. СК начал спецпроизводство в отношении «руководителей террористической организации NEXTA»
  18. «Транслитерацию нельзя отменить, потому что это требование закона». Глава Госкомимущества пояснил, что от латинки не отказываются


После провала блицкрига и безуспешной попытки быстро взять чужую столицу удача отвернулась от диктатора. Противник перешел в контрнаступление и подошел к границам его страны. Население недовольно, ресурсы на исходе. Весь мир объединился против него. Но надежда умирает последней, а настоящий диктатор никогда не сдается. Ведь можно мобилизовать больных и стариков, а также попробовать применить ядерное оружие. Рассказываем, как Адольф Гитлер пытался спастись, когда война уже фактически была проиграна.

На фронт идут старики и дети

Фольксштурм, Берлин, март 1945 года. Фото: Бундесархив
Фольксштурм, Берлин, март 1945 года. Фото: Бундесархив

К октябрю 1944 года ситуация для Гитлера была критической. Советские войска вступили в Норвегию, освобождали Словакию и Болгарию, западные союзники продолжали выбивать нацистов из Франции. Война подошла непосредственно к территории Третьего рейха. Сил вермахта не хватало, потому фюрер решился на крайние меры.

По предложению начальника Генштаба сухопутных войск Гейнца Гудериана 18 октября появился приказ о полной мобилизации всего мужского населения в возрасте от 16 до 60 лет. Дата была подобрана символично. В этот же день в 1813 году Наполеон в битве под Лейпцигом потерпел одно из своих тяжелейших поражений — это стало прологом к освобождению Германии от его власти.

Новое объединение мобилизованных получило название Фольксштурм. В него не попадали евреи и ромы, люди, уже служащие в армии или находящееся заключении, а также представители некоторых национальных меньшинств (французского, польского и словенского). Все остальные были обязаны служить: за уклонение наказывали по законам военного времени — заключением в концлагеря или расстрелом. Впрочем, нацисты сумели минимизировать сопротивление людей: в стране прошла активная пропагандистская кампания. Ополченцев убеждали, что они будут защищать свое Отечество.

Все мобилизованные сохраняли прежнее место работы, должность и обязанности. Но служба в Фольксштурме считалась приоритетом. Новобранцев планировали разделить на четыре категории. К первой отнесли людей, не занятых на производстве. Это был принципиальный критерий: фюрер не хотел снижать эффективность немецкой военной экономики. Во вторую попали люди, занятые на производстве. Они могли служить только у себя «на местах» и ночевали в своих квартирах (первая категория — в казармах). В третью — парни в возрасте 16−20 лет. В четвертую — люди с ограниченными физическими возможностями и добровольцы старше 60 лет. Но на практике возникло два типа фольксштурмовских отрядов: вооруженные и невооруженные.

Позже в ополчение стали призывать и женщин старше 18 лет и даже подростков 10−14 лет.

Всего же в Фольксштурм попали около 6 млн человек. Но их итоговая эффективность оказалась низкой. У ополченцев не было физической подготовки, хорошего оружия (некоторые бойцы получали даже винтовки второй половины ХIХ века, но преобладало трофейное оружие). Время подготовки было ограничено: 48-часовая военная подготовка после работы или учебы, по 2 часа в будний день и 6 часов в выходной. Но случалось, что в бой бросали и без нее.

Часть Фольксштурма использовалась для строительства и охраны тыловых укреплений. Это решение оказалось по-своему эффективным: оно давало возможность отправить резерв на фронт. А вот непосредственное участие в боевых действиях оказалось неэффективным. Ополченцы не могли противостоять регулярным армиям противников Третьего рейха. Многие из новобранцев разбегались или становились пушечным мясом, которое использовали, чтобы закрыть очередной прорыв на фронте.

Разумеется, были и исключения. Наиболее известным эпизодом стала оборона крепости Бреслау (современный Вроцлав), продолжавшаяся до 6 мая 1945 года — к тому времени даже основные части вермахта уже прекратили боевые действия. Фольксштурмовцы активно защищали Берлин и Кенигсберг (современный Калининград) — в борьбе за последний ополченец Эрнст Тибужи поджег за один бой сразу пять советских танков. Но эти исключения лишь подтверждали правило: победа союзников была предопределена. Фанатичное сопротивление со стороны Фольскштурма лишь привело к большим потерям с обеих сторон.

«Чудо-оружие» от нацистов

Messerschmitt Me-262 Swallow. Фото: Noop1958, Wikipedia Commons
Messerschmitt Me.262. Фото: Noop1958, Wikimedia Commons

Но полагаться исключительно на стариков и подростков было опасно. Поэтому еще ранее, в 1943-м, нацистская верхушка запустила в массы термин «вундерваффе», буквально означающий «чудо-оружие». «Затяжная война будет выиграна посредством чудо-оружия», — заявил министр вооружений Альберт Шпеер. В эту категорию включали ракеты (о них мы расскажем ниже), реактивную авиацию, торпеды наземного и воздушного базирования, сверхтяжелые танки, дизель-электрические подводные лодки и некоторые другие виды вооружений.

Чтобы рассказать обо всех идеях, нужен отдельный текст, поэтому обратим внимание на некоторые из них.

Одной из надежд нацистов стали первые в мире реактивные самолеты Heinkel He 162 и Messerschmitt Me.262, которые, однако, не получили широкого распространения. Почему? В начале Второй мировой высокопоставленные нацисты считали, что не стоит пускать в массовое производство никаких новинок, поскольку война не продлится свыше года. Эта позиция мешала внедрять реактивные истребители в производство. Появись такие самолеты в больших количествах в начале войны, авиация союзников наверняка понесла бы тяжелейшие потери.

Как отмечал американский военный эксперт Роберт Фарли, отсутствие четкой роли этого истребителя в системе люфтваффе и настойчивые попытки сделать из него истребитель-бомбардировщик не позволили Me.262 сыграть важную роль в воздушных сражениях.

Пилоты люфтваффе быстро поняли, что технические возможности машины позволяют либо развивать впечатляющую скорость, либо хорошо прицеливаться. Достичь точности на высокой скорости было невозможно. А слишком высокое потребление топлива привело к тому, что Me.262 чаще оказывался беззащитной целью на земле, чем «хищником» в небе.

Panzerkampfwagen VIII Maus в бронетанковом музее в Кубинке. Фото: Superewer, Wikipedia Commons
Panzerkampfwagen VIII Maus в бронетанковом музее в Кубинке (Россия). Фото: Superewer, Wikimedia Commons

Отличительной чертой немецкого танкостроения в последние годы Второй мировой была гигантомания. Фюрер лично курировал некоторые проекты, такие как создание 188-тонного танка Panzerkampfwagen VIII Maus — самой крупной такой машины в мире. Он имел мощное круговое бронирование и вооружение, состоящее сразу из двух орудий, смонтированных в башне. В качестве основной использовалась 128-мм пушка KwK-44 L/55, до конца войны не имевшая аналогов по дальности стрельбы и бронепробиваемости. Даже спустя три года после окончания войны в мире не было танка, способного выдержать попадание нее снаряда весом в 28 кг.

Было построено всего два экземпляра Maus. Но в боевых действиях он участия не принимал — запустить его в производство сперва не захотели (приоритет отдали другим, более важным вооружениям), а потом не успели. В апреле 1945-го немцы решили взорвать обе машины, но пострадала лишь одна. Позднее советские специалисты собрали из них общий Maus, который теперь находится на территории России.

Еще одним примером «чудо-оружия» была самоходная артиллерийская установка 38 cm RW61 (более распространенное название — «Штурмтигр»), вооруженная 380-мм корабельным реактивным бомбометом. Ее создали на шасси тяжелого танка «Тигр». При правильном использовании она могла натворить немало бед: в боях с американцами этой САУ одним выстрелом удалось уничтожить сразу три танка «Шерман».

Но лишь прототип первой такой САУ использовался по прямому назначению — участвовал в штурме города (речь об участии в подавлении Варшавского восстания в 1944-м). Поэтому «Штурмтигры» не оказали заметного влияние на ход боевых действий. Одной из причин было их малое количество: до конца войны было построено всего 18 штук.

Поражение в атомной гонке

Демонтаж немецкого экспериментального ядерного реактора. Апрель 1945 года. Фото: wikipedia.org
Демонтаж немецкого экспериментального ядерного реактора, апрель 1945 года. Фото: wikipedia.org

Создание ядерного оружия стало возможным в результате разработок 1930-х годов. В этом десятилетии было сделано много новых открытий о природе атома, в том числе о существовании ядерного деления. Но среди ученых и политиков возник страх, что ядерное оружие первым получит Гитлер — Альберт Эйнштейн даже писал по этому поводу президенту США Франклину Рузвельту. Когда расчеты показали, что создание ядерного оружия теоретически возможно, правительства Великобритании и Соединенных Штатов поддержали все усилия по его созданию. В результате США уже в 1945-м испытали свою атомную бомбу. Спустя четыре года в ядерный клуб вступил и СССР.

До сих пор существует миф, что Гитлер вот-вот мог получить такое оружие. В реальности до этого было далеко. Но все же производство тяжелой воды (в ней вместо обычных атомов водорода присутствуют атомы его редкого изотопа — дейтерия), которым занимались нацисты на гидроэлектростанции Веморк в Норвегии (эта страна была оккупирована Германией), могло сыграть решающую роль для «атомной гонки».

Союзники поставили перед собой цель взорвать норвежскую станцию. Первая попытка не удалась: часть диверсантов при высадке разбилась о скалы (погодные условия были очень сложными), других захватило в плен гестапо. Вторую группу возглавил 23-летний Йоахим Реннеберг. Операция получила название «Ганнерсайд». Девять диверсантов взорвали станцию. В результате нацисты не смогли наработать должного количества тяжелой воды для своей ядерной программы.

Немецкие ученые, работавшие над проектом, называли взрыв станции одной из причин своей неудачи, но все же далеко не единственной. В книге Лесли Гровса «Теперь об этом можно рассказывать» приводится их заявление, сделанное в 1945-м в английском плену. По словам ученых, деление атомного ядра урана было открыто в Германии в декабре 1938 года. «Это результат чисто научных исследований, не имевших ничего общего с прикладными целями. Лишь после опубликования сообщений о том, что подобное открытие почти одновременно сделано в разных странах, появилась мысль о возможности цепной ядерной реакции и ее практического использования для атомных энергетических установок», — отмечали ученые.

В начале войны появилась группа, которой поручили исследовать практическое применение этого открытия. В конце 1941-го предварительные исследования показали, что атомную энергию можно использовать для получения пара и, следовательно, для приведения в движение различных машин.

Но учитывая технические возможности, доступные в Германии, в тот момент нельзя было создать атомную бомбу. Поэтому, по словам ученых, они сосредоточились на создании атомного двигателя, для чего, кроме урана, появилась необходимость в тяжелой воде.

Для получения больших количеств этого соединения был переоборудован завод в Норвегии, но взрыв, о котором шла речь выше, вывел его из строя. Производство заработало лишь к концу 1943-го, что привело к потери времени. Также немцы проводили эксперименты, которые позволили бы не использовать тяжелую воду.

«К моменту окончания войны [опыты] продвинулись настолько, что установка по получению энергии могла бы быть построена за короткое время», — утверждали немецкие специалисты. Но этого оказалось слишком мало, чтобы создать ядерное оружие. Даже по состоянию на март 1945 года для созданного реактора не хватало ни урана, ни тяжелой воды, так что Гитлер остался ни с чем. Впрочем, сделанные в Третьем рейхе наработки впоследствии использовали как СССР, так и США.

«Фау-1» и «Фау-2»

Старт ракеты «Фау-2» с полигона Маас, Голландия. Фото: wikipedia.org
Старт ракеты «Фау-2» с полигона Маас, Голландия. Фото: wikipedia.org

Ядерная программа провалилась, но нацисты все же смогли открыть ракетную эру: 8 сентября 1944 года в лондонском районе Чизвик упала первая баллистическая ракета «Фау-2».

Строго говоря «Фау» было две. «Фау-1» являлась самолетом-снарядом или предтечей крылатых ракет. Она была дешевле и проще в эксплуатации, но могла быть сбита и зенитной артиллерией, и истребителями, и даже просто крылом самолета. Баллистическую же ракету «Фау-2» не мог перехватить никто, но ее еще требовалось дорабатывать.

Нацисты решили использовать два типа вооружения. В начале июня 1944 года по Лондону начали пускать первые «Фау-1». Из восьми тысяч самолетов-снарядов цели достигли около 2500, разрушив 25 тысяч домов, убив и ранив 24 тысячи человек. Но их стали быстро перехватывать, поэтому ставку сделали на «Фау-2».

В сентябре 1944 года, когда союзники освободили часть Франции, первые ракетные батареи были развернуты в Нидерландах. 6 сентября первый пуск произвели по недавно освобожденному Парижу, 8 сентября — по Лондону. В следующие дни ракеты начали падать на британскую столицу по несколько раз в день — воздушное наступление на Лондон прекратилось только в конце марта 1945 года.

«Фау-2» была первой в мире баллистической ракетой дальнего действия. Она состояла из нескольких частей. Носовая часть была боевой — под стальной скорлупой скрывалось около тонны аммотола — эта взрывчатка не слишком чувствительна к перепадам температур и ударам. Во втором отсеке находились приборы для управления и запас сжатого азота, которым при необходимости повышали давления в баке с топливом. Третья часть — как раз бак с горючим, которое составляло порядка 75% веса ракеты. 

Казалось бы, надежды нацистов оправдались: союзники так и не научились перехватывать «Фау-2» до конца войны. Но эффективность оказалась слабой: за семь месяцев по Лондону выпустили всего 1300 ракет, в город попало не больше 518. Потери от них составили 2511 убитыми и 5869 ранеными. Получается, одна безумно дорогая «Фау-2» (для создания и запуска требовалось огромное количество дефицитных материалов) выводила из строя чуть более 10 человек (чаще всего гражданских). Более того, на производстве «Фау-2» трудились заключенные концлагерей, из-за чего процесс сборки ракет, как считается, унес больше жизней, чем их применение. 

Позже это признали и сами нацисты. «Нелепая затея. В 1944 году в течение нескольких месяцев армады вражеских бомбардировщиков сбрасывали в среднем по 300 тонн бомб в день, а Гитлер мог бы обрушить на Англию три десятка ракет общей мощностью 24 тонны в сутки, что является эквивалентом бомбовой нагрузки всего лишь дюжины „Летающих крепостей“ (основных американских бомбардировщиков того времени — Boeing B-17 Flying Fortress. — Прим. ред.). Я не только согласился с этим решением Гитлера, но и поддержал его, совершив одну из серьезнейших своих ошибок. Гораздо продуктивнее было бы сосредоточить наши усилия на производстве оборонительных ракет „земля-воздух“», — признавался один из приближенных Гитлера, министр вооружений Альберт Шпеер.

Поэтому чудо-ракета Гитлера отвлекла на себя огромное количество ресурсов и невольно послужила делу антигитлеровской коалиции.