Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Беларуси не удается решить хроническую проблему на рынке труда. О ней говорят и власти, и эксперты
  2. «Увидим формирование военно-силового блока с политическими амбициями». Эксперты — о шансах Позняка стать серьезной политической силой
  3. Чемпион Беларуси по футболу сыграл договорной матч? СК возбудил уголовное дело в отношении представителя «Шахтера»
  4. С 1 февраля повысили некоторые пенсии. Рассказываем, кто получит прибавку, а кто — нет
  5. ВДВ РФ могли потерять в Украине до 50% личного состава, наступление под Бахмутом продолжается. Главное из сводок штабов
  6. «Не отбыла даже хотя бы половину срока». Замглавы администрации Лукашенко рассказала, почему отказано в помиловании россиянке Сапеге
  7. Школьникам хотят показывать по субботам советское кино и фильмы про войну. Даже те, где есть ограничения по возрасту из-за недетских сцен
  8. «Белорусы — это же не россияне». Спросили у жителей украинского приграничья о вероятности вступления Беларуси в войну
  9. Россия очень не хотела, чтобы Украина вступила в НАТО, — но, кажется, это уже случилось де-факто. Объясняем, что произошло
  10. Партия Гайдукевича потребовала от Международного уголовного суда привлечь к ответственности президента и премьера Польши. Что ответили в МУС
  11. Житель Логойского района сжег автомобиль начальника местной ГАИ
  12. Захват «штурмовыми отрядами добровольцев» Благодатного, госпитали в роддомах, где ждать «неизбежного» наступления РФ. Главное из сводок
  13. Похоже, санкции действуют. Россия отправила на войну «новейший танк» — рассказываем, что с ним не так и при чем здесь Беларусь
  14. По прозвищу Крокодил. Рассказываем, что за политик принимает Лукашенко в Зимбабве и почему эта страна очень похожа на Беларусь
  15. Нехватка денег, еды и одежды. Эксперты ООН изучили ситуацию с украинскими беженцами в Беларуси и узнали, хотят ли они домой
  16. «Расстреляли на глазах у всех и закопали прямо в траншеях». Бывший вагнеровец рассказал о войне, Пригожине и своем побеге


Конфликт мирового масштаба чаще всего становится предлогом к распаду крупных империй, о чем свидетельствует опыт ХХ века. Рассказываем, как такие государства исчезали с карты, как вели себя титульные нации (заодно вспомним, что такое постимперский синдром) и причем здесь Россия и ее агрессия в отношении Украины.

Российскай империя. 1898 год. Изображение: wikimedia.org
Российская империя. 1898 год. Изображение: Wikimedia.org

Что такое империя? «Большая российская энциклопедия» дает шесть значений этого термина. В нашем случае больше всего подходит первое из них: это «об­шир­ное, могущественное го­су­дар­ст­во, вклю­чив­шее в свой со­став (не­ред­ко пу­тем за­вое­ва­ний) территории других стран и на­ро­дов». Впрочем, другие определения ему не противоречат. Например, одно из них обращает внимание, что «с на­ча­лом эпохи Ве­ли­ких географических открытий тер­мин „империя“ при­ме­ня­ет­ся по от­но­ше­нию к государствам, приобретшим круп­ные колониальные вла­де­ния». А в политическом оби­хо­де империей час­то называют «ве­ду­щие го­су­дар­ст­ва (независимо от их политического устройства, наличия зависимых тер­ри­то­рий, по­ли­эт­нич­но­сти), спо­соб­ные осу­ще­ст­в­лять во­енную, политическую и эко­но­мическую ге­ге­мо­нию в кон­ти­нен­таль­ном или ми­ро­вом масштабе».

Среди признаков империи исследователи называют наличие сильной армии и полиции; большое внешнеполитическое влияние; мощную национальную идею (религию или идеологию); жесткую, как правило, единоличную, власть; высокую лояльность населения; активную внешнюю политику, направленную на экспансию, стремление к региональному или мировому господству.

В этом тексте мы поговорим про империи ХХ века, бывшие колониальными. В начале прошлого столетия практически весь мир был разделен между ними. К примеру, в Африке было всего два независимых государства: небольшая Либерия, созданная при поддержке США (да и то лишившаяся части своих территорий в пользу империй), и Эфиопия, отстоявшая свою независимость от Италии. Также в 1910-м автономию в составе Британского Содружества наций получила ЮАР. Все остальные территории подчинялись Европе. Но случились две мировые войны — и от этих империй не осталось практически ничего.

Наследие Первой мировой: распад четырех империй и появление новой

Османская империя в 1914 году. Фото: Wikimedia.org
Османская империя в 1914 году. Фото: Wikimedia.org

Первая мировая война стала серьезным ударом по колониальным государствам. Одним из ее главных итогов стал распад Германской, Российской, Австро-Венгерской и Османской империй. Каждое из новых государственных образований, возникших на их месте, первоначально создавалось как республика. Хотя позднее из-за слабости демократических институтов в некоторых из них возникли авторитарные режимы. Но в целом каждая из четырех метрополий (метрополия — это страна по отношению к своим колониям, эксплуатируемым территориям. — Прим. ред.), а также их колонии пошли по собственному пути развития.

Главным критерием было отношение к бывшим владениям.

Наиболее перспективный путь выбрала Турция, полностью отказавшаяся от своих бывших земель. Вообще Османскую империю первоначально разделили страны-победительницы. Ряд территорий оккупировали интервенты, а в стране был установлен марионеточный режим султана Мехмеда VI. Империя утрачивала контроль над всеми своими владениями, за исключением Малой Азии и небольшой европейской территории в районе Стамбула.

В этих условиях быстро начала расти роль османского генерала Мустафы Кемаля, объединившего вокруг себя сторонников сохранения целостности государства. Они победили на парламентских выборах и в 1920-м объявили о независимости Турецкой Республики. Кемаль смог вернуть часть оккупированных противниками территорий, победив греков и армян, но сознательно отказался от колоний. Затем он ликвидировал султанат, победил на выборах и стал первым президентом страны. В итоге по новому мирному договору Турция лишилась множества бывших территорий империи, однако сохранила контроль за большинством этнически турецких и спорных земель, став светским государством. Благодаря Кемалю это произошло относительно безболезненно.

За другие государства решение об отказе от колоний приняли покоренные ими народы и/или страны-победители.

Карта распада Австро-Венгрии в 1919—1920 годах. Изображение: Wikimedia.org
Карта распада Австро-Венгрии в 1919—1920 годах. Изображение: Wikimedia.org

На месте Австро-Венгерской империи возникли независимые Австрия, Венгрия и Чехословакия. Отдельные территории вошли в состав Польши, Румынии, Италии, а также Королевства сербов, хорватов и словенцев (позднее на его месте появится Югославия). Некоторые народы ждали независимости долгие годы (например, поляки — со времен третьего раздела Речи Посполитой в 1795-м). Все эти решения были закреплены серией послевоенных мирных договоров.

В России в 1917-м произошла революция, была свергнута монархия. Прошла амнистия, были введены гражданские свободы. Но нерешенность основных вопросов (Временное правительство настаивало на продолжении войны, отказываясь обсуждать до победы ключевые вопросы) привела к социальному взрыву и похоронила демократию. Затем последовали Октябрьская революция и гражданская война. Попытки большинства новых государств сохранить свою независимость оказались неудачными (исключением стали Польша, Финляндия и страны Балтии). В итоге последовали победа большевиков и эмиграция их противников, создание Советского Союза.

Германская колониальная империя до Первой мировой войны. Изображение: wikimedia.org
Германская колониальная империя до Первой мировой войны. Изображение: Wikimedia.org

Германия по итогам Первой мировой потеряла 10% населения и 13% территории, вошедших в состав Польши, Франции, Бельгии и Чехословакии. Желание вернуть их стало одним из поводов к началу следующего мирового конфликта. Но главным отличием Германии от трех других империй было наличие заморских колоний: территорий в других частях света (у турок, австрийцев и русских завоеванные земли находились рядом с коренной территорией их государств). По итогам Первой мировой немецкие колонии перешли под контроль Великобритании и Франции. Позднее у Адольфа Гитлера, занятого европейскими делами, до их возвращения откровенно не дошли руки. Поэтому в состав Германии они уже никогда не вернулись.

На жизнь двух других бывших империй также серьезно повлияла постимперская тоска по былому величию.

Австрийцы и венгры были титульными народами в своей империи. Желание вернуть утраченное толкнуло их во второй половине 1930-х в объятия нацистов. Австрия практически не сопротивлялась аншлюсу. Венгрия стала верным союзником фюрера.

В России и вовсе произошло уникальное событие. После распада империи — сословной абсолютистской монархии, идея которой зашла в тупик — произошел ее фактический перезапуск на новой основе. Большевикам вернули утраченные земли и начали строить новую империю на коммунистической идеологии.

Среди итогов того периода выделим следующие:

  • никакого принципиального отказа от идеи колониальных империй не произошло — случилось лишь перераспределение территорий в пользу более агрессивных «хищников»;
  • перекройка границ бывших колоний привела к новым войнам (например, многим государствам передали территории со значительными национальными меньшинствами — в состав Чехословакии вошел регион Судеты, в котором компактно проживали немцы; позднее это дало повод Гитлеру для вмешательства в дела этой страны. В состав Польши включили белорусские и украинские земли, не получившие там даже автономии — это также позднее использовал СССР);
  • освободиться от колониального наследия оказалось весьма непросто. Например, венгры до сих пор не могут вылечить травму Трианона (Трианонский договор закрепил границы страны после Первой мировой, по нему страна теряла около 2/3 своей территории). Германии и Австрии пришлось пройти через Вторую мировую и оккупацию стран. О России речь еще впереди.

Наследие Второй мировой: стратегии Великобритании и Франции

Территории, когда-либо бывшие частью Британской империи. Названия Британских заморских территорий подчеркнуты красным. Изображение: wikipedia.org
Территории, когда-либо бывшие частью Британской империи. Названия британских заморских территорий подчеркнуты красным. Изображение: wikipedia.org

Вторая мировая война стала ударом для еще нескольких крупных империй. Прежде всего, Британской и Французской. Оба государства были победителями во Второй мировой, они получили свои зоны оккупации в Германии, но их экономика была чрезвычайно истощена. Тем временем в колониях усилилось стремление к независимости.

В этих условиях обе страны решили действовать диаметрально противоположно. Британия решила отпустить свои колонии с миром. Косвенно на это повлиял и приход к власти партии лейбористов, победивших на первых послевоенных парламентских выборах. Но позже аналогичной политики придерживались и консервативные правительства. Продолжительные вооруженные попытки Лондона сохранить свое влияние имели место лишь в британской Малайе (территория современной Малайзии) в конце 1940-х — 1950-х годах.

В конце 1940-х независимость от Британии получили Индия и Палестина. В 1960-е — большинство африканских колоний, в следующем десятилетии — территории, расположенные в Тихом океане. На данный момент под суверенитетом Британии находится 14 небольших, но стратегически важных территорий (самые известные среди них — Фолклендские острова, остров Святой Елены и Гибралтар).

Франция же попыталась сохранить империю. В 1946-м все жители ее заморских территорий получили французское гражданство и равные права с жителями метрополии. Но местные жители хотели независимости. В итоге Париж ввязался в кровопролитные конфликты в Индокитае (1946−1954) и Алжире (1954−1962). Но на финише результат оказался тем же: независимость практически всех колоний.

Французская колониальная империя. Зеленым цветом отмечены завоевания в период первой империи (1804—1815); синим — в эпоху второй империи (1852—1870). Изображение: wikipedia.org
Французская колониальная империя. Зеленым цветом отмечены завоевания в период первой империи (1804−1815; к ХХ веку они уже были потеряны); синим — в эпоху второй империи (1852−1870). Изображение: wikipedia.org

В наши дни Франция сохраняет контроль над различными заморскими территориями (департаментами, сообществами — среди них французская Гвиана, Гваделупа, Мартиника и другие).

Среди итогов того периода выделим следующие:

  • распад империй неизбежен независимо от того, какое будущее для них выбирает метрополия;
  • силовые попытки подавить выступления приводят к большим жертвам, попытки военных операций бьют по репутации. Классический пример — Суэцкий кризис 1956-го, когда Британия попыталась вспомнить о своих амбициях и решила восстановить контроль над Суэцким каналом, который национализировали власти Египта. Дело завершилось полным поражением Лондона;
  • колониальное наследие продолжает влиять на жизнь колоний — как в момент провозглашения независимости, так и годы спустя. Пример первого — реализация в Индии, самой крупной британской колонии, «плана Маунтбеттена» (так звали последнего лондонского наместника). По нему предусматривалось самоопределение каждого региона: его население должно было решать, в состав какой из стран войдет. Так возникли Индия, мусульманские Пакистан и Бангладеш (в прошлом Восточный Пакистан). Но значительные группы мусульман и индусов все равно оказались в меньшинстве в новых странах — это вызвало многомиллионную миграцию, а также гибель тысяч людей в результате насилия. Новые страны так и не смогли поделить Кашмир, остающийся их камнем преткновения. Британцы, наученные горьким опытом, ушли из Палестины без всяких условий. Они передали рассмотрение вопроса о ее будущем ООН. Там приняли решение о создании еврейского и арабского государств, что не устроило противоборствующие стороны — это стало началом конфликта, продолжающегося до сих пор;
  • в целом же метрополии продолжают влиять на жизнь бывших владений в культурном и экономическом плане (от английского и французского языка, сохранившегося в этих странах, до потока мигрантов из бывших колоний, штурмующих бывшие метрополии).

Советский Союз — колониальная империя или нет?

Фото: Reuters
Вывод советских войск из Афганистана, 1988 год. Фото: Reuters

После распада британской и французской колониальных империй на карте мира осталось лишь одно государство, претендующее на такой статус. Речь о Советском Союзе.

Была ли эта страна колониальной империей? Как отмечал в своей лекции доктор исторических наук Сергей Абашин, «в период существования СССР официальная идеология страны была антиколониальной. Признавалась колониальная сущность Российской империи, но возникший после ее падения Советский Союз, как провозглашалось, не носил никаких черт колониальной империи. Зарубежные советологи напротив пытались всячески доказать, что СССР был колониальной державой и продолжал политику империи в отношении своих окраин».

По мнению ученого, существует множество критериев для выделения колониальной империи. Но большинство исследователей выделяют несколько общих.

Первый среди них — существование различных частей государства, находящихся в неравных отношениях. Действительно, СССР был абсолютно централизованным государством. Все решения принимались в Москве. В качестве контраргумента Абашин приводит следующий: «практика отношения центра с республиками не всегда заключалась в жестком управлении. Центр обычно учитывал интересы местных элит, заключая определенные альянсы с ними». Но речь лишь об узкой партийной прослойке, принимающей правила игры. Их политика могла быть самостоятельной исключительно в заданных рамках.

Второй критерий — определенные территории подвергаются экономической эксплуатации и имеют меньшие политические права. Это спорный параметр. Коллективизацию, прошедшую в Беларуси, вполне можно считать примером экономической эксплуатации. Но она проводилась на территории всего Союза. Что касается политических прав, то их в принципе не имели все жители СССР. Какого-то неравенства в этом плане не было. Другое дело, что в элите Союза все же преобладали русские, а не белорусы или жители стран Балтии.

Третий критерий — обычно территории, претендующие на статус колонии, захвачены военным путем и их основное население принадлежит к другой национальности. Действительно, большевики не имели широкой поддержки в Беларуси. Они силой захватили власть, разогнав Всебелорусский съезд, а затем не дали сформироваться Белорусской народной республике. Аналогичная ситуация имела место и в других союзных республиках.

Четвертый критерий — культурное неравенство, также имевшее место. Центральная власть проводила массовую русификацию, уничтожала памятники белорусской архитектуры, расстреливала и репрессировала представителей национальной интеллигенции. С другой стороны, белорусы имели возможность получить образование наравне с другими жителями Советского Союза — правда, чаще всего на русском языке и в коммунистическом духе.

«Важным фактором для колониальной ситуации признается также идентичность. Ощущают ли жители региона себя сами как представители угнетенного, колонизованного, неполноправного народа? Как воспринимали их жители метрополии?» — задает вопрос Абашин. В Беларуси не проводились исследования на этот счет. Скорее, большинство населения не воспринимало себя угнетенным, но неравенство однозначно присутствовало, что нашло отражение в официальной формуле «старший брат и младшие братья». Под первым понималась Россия, под второй — национальные республики. «Было немало стереотипов о „неразвитости“, „феодальных пережитках“, „отсутствии настоящей культуры“», — отмечает Абашин. Эти характеристики можно отнести и к белорусской культуре в общесоюзной трактовке.

По мнению ученого, истина находится посередине: «Многие формы отношений [в СССР] действительно носили колониальный характер, но советское время не сводилось к колониальным отношениям, а содержало в себе другие элементы».

Современная Россия: вся власть в Кремле, изучение национальных языков — необязательно

Фото: Reuters
Красная площадь в Москве. Фото: Reuters

Итак, у СССР имелись элементы колониальной империи. Можно ли говорить об этом в отношении современной России — правопреемницы Союза?

Что касается определения империи, то соответствия есть. Вспомним характеристику, данную вначале этого текста. Россия вклю­чила в свой со­став территории других стран и на­ро­дов. Многие из них (от чеченцев и дагестанцев до чукчей) были подчинены насильно. Москва претендует на статус мировой сверхдержавы, обладает большой армией и полицией. Идеи «русского мира» играют роль национальной идеи. В руках у Владимира Путина жесткая, единоличная власть. Население демонстрирует высокую лояльность, а страна ведет активную внешнюю политику, направленную на экспансию. Все признаки империи налицо. Добавим, что все названные черты характерны и для СССР.

Можно ли назвать современную Россию не просто империей, а империей колониальной? Используем критерии Абашина.

Неравенство в отношении разных частей государства сохранилось. Федерализм остался лишь на бумаге. На практике Россия является унитарной страной. Все решения принимаются в Москве. Характерен пример Татарстана. В начале нулевых из Конституции этой республики убрали упоминание о ее суверенитете, о ее исключительном праве распоряжаться землей и ресурсами, о верховенстве законов республики на территории Татарстана.

Сохраняется культурное неравенство, проводится русификация, национальные языки исчезают из обращения. Например, в том же Татарстане изучение татарского языка с 2017 года не является обязательным.

Национальные образования РФ имеют меньшие политические права, чем центр. Совет Федерации (верхняя палата российского парламента, в которой широко представлены регионы), имевший реальное влияние в девяностые годы, давно стал формальностью — он единогласно поддерживает все инициативы Москвы.

Территории национальных республик захвачены военным путем и их основное население принадлежит к другой национальности — об этом мы говорили еще в отношении СССР.

Пожалуй, можно говорить и о том, что жители ряда регионов воспринимают себя представителями угнетенного, колонизованного, неполноправного народа. Свидетельства этому — борьба чеченцев за независимость и недавние протесты в Дагестане.

Добавим, что современное российское общество сейчас испытывает классический постимперский синдром — типичную реакцию на распад старой империи. Разница с другими странами в том, что Британия и Франция, столкнувшиеся с аналогичными проблемами, были демократическими государствами. Россия — авторитарная страна, к тому же продолжающая оставаться империей. Поэтому ее агрессия в отношении Украины абсолютно логична.

Другое дело, что любые конфликты глобального масштаба ускоряют ход развития исторических процессов и дают старт процессам распада колониальных империй. Исходя из логики прошлого, у современной России есть шансы последовать примеру таких государств.