Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  2. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  3. MAYDAY: В Бресте в 44 года умер начальник милицейского управления по борьбе с киберпреступностью
  4. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  5. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  6. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
  7. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  8. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  9. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ
  10. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  11. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?
  12. «Любое прекращение огня пойдет на пользу России». Главное из сводок


Если вы думаете, что у белорусской и российской пропаганды есть только одно любимое слово (нет сомнений, что это «англосаксы»), то глубоко ошибаетесь. В последнее время Владимир Путин и Александр Лукашенко стали не менее активно использовать выражение «коллективный Запад». Существует ли он в реальности? О ком вообще идет речь? Когда и почему появился термин? Разобрались в этом вопросе.

Запад гниет? Надо убедиться в этом на практике, переехав туда жить

Памятник Ленину в Минске. Фото: TUT.BY
Памятник Владимиру Ленину в Минске. Фото: TUT.BY

У термина «коллективный Запад» — длинная предыстория. В первой половине ХIX века в Российской империи сложились два идеологических течения: западники и славянофилы. Если обобщенно (и несколько упрощенно) сформулировать их взгляды, то первые выступали за развитие России по западноевропейскому образцу. А вот вторые говорили о самобытности страны и выступали за ее особый путь, отличный от стран Западной Европы.

Именно один из славянофилов, Степан Шевырев — кстати, одно время декан философского факультета Московского университета — запустил выражение о «гнилом Западе». Это случилось в 1841-м в его статье «Взгляд русского на образование Европы». В правдивости своих взглядов публицист решил убедиться на практике: последние годы жизни он прожил в Париже, где и умер.

Придуманное им выражение продолжало использоваться в дискуссиях на протяжении ХIХ века.

«Ну, и конечно, тут же, кстати, достанется и гнилому Западу. Экая притча, подумаешь! Бьет он нас на всех пунктах, этот Запад, — а гнил! И хоть бы мы действительно его презирали… а то ведь это все фраза и ложь. Ругать-то мы его ругаем, а только его мнением и дорожим», — писал Иван Тургенев в романе «Дым».

Характеристикой Запада как «гнилого» дело не ограничилось. В 1916-м Владимир Ленин написал работу «Империализм как высшая стадия капитализма». «Монополии, олигархия, стремления к господству вместо стремлений к свободе, эксплуатация все большего числа маленьких или слабых наций небольшой горсткой богатейших или сильнейших наций — все это породило те отличительные черты империализма, которые заставляют характеризовать его как паразитический или загнивающий капитализм», — утверждал будущий вождь мирового пролетариата.

После революции и появления СССР пропаганда взяла термин «загнивающий капитализм» (а вместе с ним и «загнивающий Запад») на вооружение. Его использованию также помогли реалии холодной войны — глобального противостояния западного мира против СССР и его союзников.

«Новые явления в развитии империализма подтверждают правильность ленинских выводов об основных закономерностях капитализма на его последней стадии, об усилении его загнивания. В то же время это загнивание не означает полного застоя, закупорки производительных сил и не исключает роста капиталистической экономики в отдельные периоды в отдельных странах», — отмечалось в программе КПСС в 1961-м.

«Гордый и эгоистичный великан вот-вот падет, рассыплется на куски»

Фото: kremlin.ru
Владимир Путин. Фото: kremlin.ru

Но прошло 30 лет, и оказалось, что прогнил не Запад, а Советский Союз, который рухнул в одно мгновение. После этого о «загнивании» резко забыли. А вот понимание Запада как единого механизма в постсоветском обществе сохранилось. О «коллективном Западе» как о синониме западного мира в условиях холодной войны писал исследователь Дмитрий Тренин в 2006-м. Также он говорил о существовании «коллективных западных интересов и ценностей» (речь идет о демократии, рынке, правах человека и других приоритетах общества, характерных для этого региона).

В 2010-е годы термин стал все более активно появляться в российской повестке. Пробные шары запустили на заседаниях Валдайского клуба, приближенного к российской власти (с его участниками традиционно встречается Владимир Путин). «В решении проблем безопасности Россия и коллективный Запад — по разные стороны баррикад, хотя многие вызовы для них являются общими и отвечать на них можно только совместно», — заявлял в 2016-м программный директор клуба Иван Тимофеев.

В 2018-м о коллективном Западе уже говорили как о «Европе без России». А в 2021-м упомянутый Тимофеев отметил, что «тезис об угасании коллективного Запада давно стал консенсусом в среде российских международников. Его можно считать одной из исходных посылок российской внешнеполитической доктрины». Таким образом, из стадии «гниения» Запад перешел к «загниванию», а потом резко перевернул страницу и стал «угасать». Почему так произошло, никто не уточнял.

Правда, российские ученые-пропагандисты признавали, что «гниение Запада» — это долгий процесс.

«Гордый и эгоистичный великан вот-вот падет, рассыплется на куски. А на месте созданного им миропорядка возникнет пока непонятный, но совершенно иной мир. Переход будет болезненным и турбулентным», — с надеждой писал о будущем Тимофеев, но все же признавался, что «„угасание“ само по себе может растянуться на десятилетия, если не столетия». Он констатировал, что «несмотря на очевидные проблемы в структуре западных альянсов, никто другой не смог создать аналогичных структур. Ни ШОС, ни БРИКС (межгосударственное объединение пяти стран: Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР. — Прим. ред.), ни какая-либо другая структура пока не могут соперничать по уровню консолидации с западными политическими и экономическими блоками» и что «на ближайшую перспективу коллективный Запад будет оставаться серьезным военно-политическим и нормативным вызовом для России».

Консенсус в среде российских международников во многом объяснялся тем, что термин стал использовать Путин. В апреле 2021-го в послании Федеральному собранию он обвинил «коллективный Запад» в том, что тот не осудил якобы имевшую место попытку покушения на Александра Лукашенко. Вспомнил этот термин в июне и в сентябре того же года. В последний раз — совсем недавно, 30 сентября 2022-го. Российский президент сообщил о том, что «сегодня в условиях глобального кризиса <…> уходит в прошлое гегемония коллективного Запада и формируется новый, более справедливый многополярный мир».

Любопытно, что Александр Лукашенко мгновенно перехватил эстафету у своего коллеги. «Это был бы такой подарок для американцев и коллективного Запада, если бы Россия ставила своей целью включить Беларусь в состав России. Это был бы конец», — заявил он в мае 2021-го. Это первое упоминание термина на его сайте — Путин упомянул «коллективный Запад» всего месяцем раньше. Тут оратор, очевидно, понимал под «коллективным Западом» Евросоюз. В июле 2021-го на Форуме регионов России и Беларуси Лукашенко поправился: в присутствии коллеги обвинил «коллективный Запад» — Вашингтон и Брюссель (то есть уже США и ЕС разом) — в том, что они «не всегда хотят слышать конструктивные предложения» и «намеренно разрушают архитектуру безопасности, созданную после Второй мировой войны». В том же июле он снова рассказал Путину о своих отношения с «коллективным Западом».

Всего же, если верить его сайту, белорусский политик упомянул о «коллективном Западе» 44 раза. У Путина таких высказываний не наберется и десятка.

Беларусь — часть «коллективного Запада»?

Фото: Reuters
Совместные белорусско-российские учения «Запад-2021». Фото: Reuters

Возможно, «коллективный Запад» действительно существовал в прошлом и десятилетиями, если не веками, вел разрушительную политику в отношении Беларуси и России? Может, западные страны действительно сговорились и хотят уничтожить «братские народы»? На этот вопрос относительно каждой из двух стран надо отвечать отдельно.

Начнем с Беларуси. Если бы «коллективный Запад» реально существовал, то до конца ХVIII века (тогда территория нашей страны в результате разделов Речи Посполитой была присоединена к России) мы были его составной частью. Монархов, правивших на наших землях, признавали в Европе, они были в родстве с европейскими династиями. Заграничные титулы вроде князей Священной Римской империи получала знать — например, представители рода Радзивиллов.

Еще более важно, что на территории современной Беларуси проходили общеевропейские процессы (например, Реформация и Контрреформация), развивалось европейское образование (например, иезуитские коллегиумы, существовавшие в других странах Европы), закреплялись европейские художественные направления и архитектурные стили: романский, готика, ренессанс. В России всего этого не было. С европейским влиянием в сфере культуры она полноценно столкнулась лишь в ХVIII веке.

Может, «коллективный Запад» боролся против нас на полях битв? Действительно, против предков современных белорусов воевали Тевтонский орден и Швеция. Но в этой борьбе нас поддерживали другие западные страны.

Сложнее и неоднозначнее ситуация с Россией. Долгое время эта страна не воспринималась как европейская и существовала как самодостаточная цивилизация. Нападений на нее со стороны западных стран не было (несколько попыток крестоносцев, отбитых Александром Невским, не в счет). Скорее, наоборот — именно русским принадлежала инициатива в вооруженных конфликтах с нашими предками, они куда чаще, чем жители Беларуси, были нападавшей стороной.

В войну с западноевропейской державой — Швецией — Россия вступила в начале ХVII века при Петре I. Но ее союзниками тогда были Дания, Саксония (часть нынешней Германии) и Речь Посполитая.

В середине того же века Российская империя вступает в Семилетнюю войну, становясь постоянным участником европейских военных конфликтов. Вместе с Австрией и Францией она противостоит Англии и Пруссии — никаким «коллективным Западом» тут не пахнет.

В 1812-м следует первое полноценное нападение западной страны на саму Россию: туда вторгается армия Наполеона. В ее составе также были союзники — австрийцы и прусаки, а также покоренные Францией народы. Но Россию финансово поддерживала Англия. Скандинавские страны и жители Балканского полуострова в войне не участвовали. Формально Наполеону подчинялась и Испания, но там шла народная война — до России ей не было никакого дела.

В середине века начинается Крымская война. Против России объединились Англия, Франция, Сардинское королевство (теперь часть Италии) и Османская империя — последнюю точно не отнесешь к «коллективному Западу». Австрия и Пруссия сохраняли нейтралитет, хотя скорее были склонны поддержать союзников. Другие страны в войне не участвовали.

Не подходят под модель «коллективный Запад против России» и мировые войны. В обоих случаях союзником Петербурга или Москвы был Лондон, противником — Берлин.

Может, все дело в холодной войне? Но и там западные государства далеко не всегда выступали единым курсом. Например, Франция в 1966-м вышла из военного блока НАТО — его штаб-квартиру даже пришлось переносить в Брюссель, а также выводить из страны американские военные базы. В 2009-м Париж вернулся во все структуры Альянса. Греция тоже позволяла себе выходить из НАТО, а затем возвращаться.

Таким образом, в мировой истории не известно ни одного случая, когда все западные страны объединились против России. Беларусь и вовсе продолжительное время являлась частью западного мира.

Так что с точки зрения истории «коллективного Запада» никогда не существовало. Может, он внезапно возник в наши дни? Белорусская и российская пропаганда использует его для описания противостоящего им западного мира, но на самом деле Запад далеко не един и не однороден.

«Существует Евросоюз (куда не входит, например, Швейцария), существует НАТО (куда не входит англоязычная Австралия, зато входит такая „западная“ страна, как Турция), существует G7 (куда входит Япония — не то „западная“, не то „страна восходящего солнца“). „Коллективный Запад“ — это нечто, чего не существует, это означающее без означаемого», — отмечает проект по мониторингу белорусских СМИ Media IQ. Как подчеркивают его эксперты, «пропаганда сначала приписывает Западу ложное единство, будто это единый субъект, а затем критикует свой же выдуманный конструкт за якобы внутренние противоречия». Так что и здесь ответ отрицательный: «коллективного Запада» не существовало в прошлом, нет его и в настоящем.