Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Продажи почти всех брендов автомобилей в Беларуси стремятся к нулю. Лишь у одного производителя — резкий рост
  2. «Нет никакой политики». Министр образования объяснил, что нужно сделать частным школам, чтобы продолжить работу в Беларуси
  3. Для предпринимателей хотят заметно поднять один из основных налогов и ввести другие новшества
  4. Практически не спала в ШИЗО, теряла сознание. В штабе Бабарико рассказали, что предшествовало госпитализации Колесниковой
  5. Гитлер или Сталин — кто погубил больше жителей Беларуси? Разбираемся в ужасающих цифрах
  6. «Будем создавать политический субъект». «Киберпартизаны» и полк Калиновского объявили о совместной политической деятельности
  7. В Минобороны РФ прокомментировали удары по российским аэродромам и рассказали о массированной атаке по Украине
  8. Мария Колесникова рассказала, что в больницу ее привезли с перитонитом
  9. Помните мальчика-героя Рому, который вынес из огня брата? У его семьи снова сгорел дом
  10. Вместо политзаключенного Алеся Беляцкого на вручении Нобелевской премии выступит его жена. Туда пригласили и Тихановскую
  11. «Многодетные и люди в погонах — это наши первоочередники, даже сверхпервоочередники». Лукашенко собрал совещание по жилью для военных
  12. К захвату объектов в Украине планировали привлечь и белорусов? Британские аналитики рассказали, как Кремль хотел выиграть войну
  13. В Беларуси проверяют систему реагирования на акты терроризма
  14. Шойгу назвал цифру потерь украинской армии в ноябре и заявил о захвате шести населенных пунктов на Донбассе
  15. «Когда началась война, никто из белорусских чиновников не написал». Интервью с главой Ровенской области
  16. Рост недовольства среди белорусских военных, вторая волна мобилизации и авторитет Кремля. Главное из сводок на 287-й день войны
  17. Дроны бьют по важнейшим авиабазам России вдалеке от границы. Рассказываем, как такое возможно
  18. «Я думал — это же земляки, белорусы, как они могут быть такими?» Монологи бывших политзаключенных о том, как людей «лечат» за решеткой
  19. «Похудела, у нее пока что мало сил». Марию Колесникову перевели в колонию и разрешили увидеться с отцом
  20. А дышать можно? В УК хотят внести новые дополнения
  21. Удары по тыловым российским аэродромам и более 60 сбитых ракет из 70 выпущенных по Украине. Главное из сводок штабов
  22. «Зачем всех вызывают в военкомат?» Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  23. Испания проиграла Марокко, не реализовав ни одного пенальти. Главное о матчах 1/8 финала футбольного чемпионата мира
Чытаць па-беларуску


Экс-тренеру вратарей минского «Динамо» и молодежной сборной Беларуси по футболу Денису Паречину пришлось уехать из страны чуть больше года назад. Из-за своей позиции (мужчина подписал письмо за честные выборы) он проработал всего лишь день в солигорском «Шахтере». Сейчас Паречин — тренер в клубе «Сталь» четвертого по рангу дивизиона чемпионата Польши. В интервью «Зеркалу» он поделился мнением, в чем белорусский футбол уступает польскому, рассказал об особенностях характера вратарей, объяснил, чего боится в Беларуси после ухода Лукашенко, и вспомнил свою работу в Новинках.

За последние два года вы наверняка слышали высказывания чиновников и о том, что «спорт вне политики». Но жизнь показывает, что это не так: после 9 августа 2020-го сотни атлетов подписали письмо против жестокости силовиков и за новые выборы. После многие из них подверглись давлению: были вынуждены уехать из страны, оказывались на "сутках", получили сроки по уголовным делам. В проекте «Спорт в политике» мы беседуем с атлетами, которые не побоялись говорить о том, что важно для очень многих белорусов.

Фото: из instagram - аккаунта Дениса Паречина
Денис Паречин. Фото: из архива героя

Плей-офф, массовость, Европа

— В Польше ждут грядущий чемпионат мира по футболу в Катаре?

— Да, очень. Большой ажиотаж. Здесь есть интерес к каждой лиге. Я живу в небольшом городе Сталёва-Воля, и нам тоже достается немало внимания. Что уж говорить о национальной сборной… Когда команда играет, жизнь останавливается. Каждый день эксперты делают прогнозы, разбирают состав. Поляки ждут, что их сборная выйдет в плей-офф чемпионата мира. Группа очень тяжелая (Аргентина, Мексика, Саудовская Аравия), но люди настроены оптимистично.

— Белорусские футболисты когда-нибудь попадут на чемпионат мира?

— Сомневаюсь, что это случится при моей жизни. Для начала надо все поменять в Беларуси — потом о чем-то помечтаем.

— В чем наш футбол уступает польскому?

— Прежде всего, в массовости. В Польше много детских школ: и частных, и тех, которые входят в структуру клубов. Например, в «Стали» не меньше 200 занимающихся. Дети играют и во дворах — специально порой хожу по городу и смотрю, какая тут ситуация. Повсеместно оборудованы площадки для футбола, волейбола и баскетбола. И все это дает результат. Хотя поляки тоже ворчат, мол, «в наше время играли больше». Но не сравнить с Беларусью.

Дальше — инфраструктура. У «Стали», чтобы вы понимали, есть свой стадион на 3700 зрителей, несколько натуральных полей, манеж с искусственным полем и синтетический газон под открытым небом. И это команда четвертого дивизиона из города с населением 60 тысяч человек. В футболе нет мелочей — все взаимосвязано. Должны быть и хорошие условия для тренировок, и кадры. К тому же управление спортом нужно доверить профессионалам, а не генералам или милиционерам. Разве что в тренерском ресурсе мы не проигрываем. В Беларуси достаточно грамотных специалистов.

— В какой момент началось падение нашего футбола?

— Были неплохие молодежные сборные. Команды попадали в финальную часть чемпионатов Европы, в 2012-м — на Олимпиаду. Но молодежь растворяется при переходе в национальную сборную. Сейчас значительно просел и внутренний чемпионат. Ухудшилось финансовое положение клубов. Выход — пробиваться за границу. Тогда и сборная будет успешнее. Не зарабатывать деньги в условных «Химках», «Оренбурге», а проявлять себя в хороших европейских клубах.

— Что мешает сейчас?

— Дело в ментальности. Достигая какого-то уровня, наши футболисты не стремятся к большему. Неудивительно, что белорусы неликвидны в Европе. Ребята уступают технически, физически. Не умеют конкурировать. А в той же Польше молодой футболист никогда не будет доволен своим положением. Даже если регулярно выходит на поле. Он хочет развиваться, мечтает о более сильном чемпионате. Чуть-чуть дал слабину — сразу на его место придет другой очень мотивированный игрок.

Хозяин, курица, Жевнов

— Вы работали семь лет в структуре минского «Динамо». Почему команда в этом году не смогла попасть даже в тройку призеров?

— Со стороны кажется, что не хватило стабильности. Теряли очки на ровном месте. Для более детальных оценок все же надо находиться внутри команды.

— Вы были в «Динамо», когда им руководил и Юрий Чиж. Что-то изменилось после ухода бизнесмена?

— Многие критиковали Чижа за сложный характер, частные тренерские отставки. Но клуб потерял хозяина — и этим все сказано. Теперь у «Динамо» нет руководителя. Сегодня это как курица с отрубленной головой, которая бегает по кругу. И результат ничуть не стал лучше. Скорее, наоборот.

— Когда последний раз гордились белорусским футболом?

— Когда БАТЭ и «Динамо» играли на групповой стадии еврокубков.

— Кто вам дал больше всего, как вратарю, в профессиональном плане?

— Ближе к концу карьеры поработал с Эдуардом Тучинским. Потом в жодинском «Торпедо» тренировался с Андреем Дроздом, Александром Мартешкиным. Все они мне немало дали. А перед этим профильных специалистов по вратарям в белорусских клубах, где играл, не было.

— Лучший голкипер в истории нашего футбола?

— Если брать годы независимости Беларуси, то это Юрий Жевнов, на мой взгляд. Он долго держал марку в сборной и российских клубах.

— А в мировом футболе кто импонирует?

— Очень нравятся два словенца: Ханданович из «Интера» и Облак из «Атлетико». В Польше тоже богатый выбор вратарей. Все ведущие представители этого амплуа играют в чемпионате Италии. Богатая школа.

Фото: из instagram - аккаунта Дениса Паречина
Денис Паречин (второй справа) в тренерском штабе минского «Динамо». Фото: из архива героя

Форма, шторы, Тумилович

— Какие качества нужны современному вратарю?

— В луцкой «Волыни» долго работал тренер Виталий Кварцяный. Дословно не вспомню цитату, но он как-то сказал примерно следующее: «Вратарь — это человек, в котором живут все виды спорта. Он по бабам первым, в бане первый, за столом первый — везде». Из таких людей и получаются голкиперы. Шутки шутками, но что-то в этом есть. В Польше, как я вижу, все крутится в раздевалке вокруг вратарей. Если первый номер в «Стали» еще с холодной головой, то второй постоянно попадает в какие-то забавные истории.

— В хоккее часто говорят, что вратари — особенные люди.

— Так во всех игровых видах спорта. Вратарям просто завидуют (смеется). У них самая красивая форма. Высокие, мощные ребята — девушкам часто нравятся.

— У вас были суеверия?

— Что-то особенного не припомню. Но когда играл в Новополоцке, то был у нас вратарь, который, когда шел дождь, постоянно завешивал шторы. Не любил такую погоду и начинал мандражировать. До матча мог раз 20 подойти к окну и проверить, закончился ли дождь.

— А вам как игралось в плохую погоду?

— Нормально. Дождь, снег — неважно. Главное, чтобы ветра не было.

— Вы, Хомутовский, Тумилович, Войтехович — немало вратарей выступили против насилия в Беларуси, хотя в целом мало футболистов высказывались о переменах. С чем это связываете?

— Сложно сказать. Не думаю, что позиция на футбольном поле характеризует человека. Но интересный нюанс, да. Может, что-то в этом есть. Например, тот же Гена Тумилович был и остается неординарной личностью во всем. Хомутовского тоже хорошо знаю. Мы познакомились еще в «Атаке», когда ту тренировал покойный Яков Шапиро.

Коронавирус, Глеб, «бандеровцы»

— Вы иронично говорили в мае этого года о белорусском футболе: «Я спокоен [за него], пока там есть такие люди, как министр спорта и туризма [Сергей Ковальчук] — футбольный менеджер всея Беларуси. Я ведь работал в молодежной сборной и помню отношение к команде. А при этом они еще требуют результат». Сталкивались с Ковальчуком?

— Да, он устраивал минутки идеологии в молодежке. Как в старые комсомольские времена: «Играйте за родину, за флаг». То Ковальчук, то руководитель футбольной федерации Базанов проводили беседы. Но были моменты, когда сборная могла добираться на матч по восемь часов — это и показывает реальное отношение. Помню, в середине октября 2020-го из-за коронавируса отменили наш матч в Норвегии. Сидели два или три дня в отеле — норвежцы не хотели выпускать. Только чартером. Вначале было категорическое «нет» из Беларуси. Еле-еле уладили вопрос. В похожей ситуации оказались перед этим и в Португалии. Некоторые игроки спустя несколько дней ожидания смогли-таки улететь в Беларусь, а другие, у кого был положительный тест на COVID-19, добирались на микроавтобусах через всю Европу.

— К Александру Глебу, который никак не реагирует на происходящее в Беларуси и Украине, поменяли отношение за последние два года?

— Просто сделал для себя выводы, что у некоторых людей нет стержня. Хотя, возможно, мы не знаем всех обстоятельств. Это выбор Глеба и тех спортсменов, кто закрывает глаза на происходящее. Молчаливое согласие. В Беларуси люди становятся ручными и живут под постоянным прессингом. От безысходности — боятся потерять работу. И так не только в спорте.

— Почему человеку не дают право выбора?

— Свободной личностью тяжелее управлять. Мы очень давно живем в системе. Если многие страны пошли своим путем после развала СССР, то Беларусь словно застряла в прошлом и постоянно оглядывается назад. Выросло поколение, которое всю жизнь живет при Лукашенко. Страшнее не он, а именно построенная система. После ухода Лукашенко будет тяжело ее искоренить. Не осознавая, многие стали частью режима. Ведь гораздо проще, когда за тебя думают, а не сам несешь ответственность за свои решения. Люди потеряли свободу мышления.

— Что вас подтолкнуло к отъезду из Беларуси?

— Пребывание в «Шахтере», когда я всего день поработал с командой. Определенные люди дали понять, что лучше уехать из страны. Быстренько собрался — и в Польшу.

— Привыкли?

— Да, все хорошо. Со мной 12-летняя дочь. Занят любимым делом: тренирую вратарей в главной команде «Стали» и работаю с ребятами клубной академии. Еще отвечаю за разбор действий соперников при подготовке к матчам. Подтягиваю язык. Город спокойный и комфортный. Поляки тут к белорусам хорошо относятся.

— А украинцы?

— Был случай, когда оформлял вид на жительство. Мой паспорт увидела сидящая в очереди семья. Они так посмотрели и через паузу: «Из Беларуси? А что здесь делаешь?» Поговорили, я рассказал свою историю… Все это больно, конечно. Например, моя тетя и две двоюродные сестры встретили войну в Харькове. После 2014 года они думали, что, может, с Россией им будет лучше, чем с «западенцами» и «бандеровцами» — телевидение на востоке Украины хорошо промывало людям мозги. А сейчас только плюются на вопрос об «освободителях».

В Сталёвой-Воле, кстати, недавно играл львовский «Рух» с «Галатасараем» в юношеской лиге. Так, украинскому тренеру помогали покупать электрогенератор. Страшно, что люди без света и тепла прячутся по убежищам.

Фото: из instagram - аккаунта Дениса Паречина
Победная раздевалка «Стали» после матча чемпионата Польши. Денис Паречин (крайний справа в нижнем ряду). Фото: из архива героя

Война, Пикуль, Окрестина

— Поляки опасаются, что война их коснется?

— Да. Думаю, это одна из причин, почему они так активно стали помогать украинцам. Знают, что следующие могут быть они. Поляки не боятся, что у них не хватит газа, угля, дров или гречки. Как и для всех нормальных людей, главный страх — война.

— Пресс-атташе жодинского «Торпедо» Сергей Пузанкевич приводил в пример Паречина и других вратарей, что с вами было наиболее интересно беседовать на разные темы. Любите читать?

— Сейчас мало времени на художественную литературу. Изучаю в основном спортивную. На польском прочитал биографию Алекса Фергюсона. Собираюсь браться за Гвардиолу. Это полезно во всех отношениях. А так люблю больше книги на исторические темы. Например, в юности прочел всего Пикуля. Много интересовался историей ВКЛ, Речи Посполитой.

— Футболисты немало читают?

— В мое время достаточно. Выделю Колю Януша. Женя Лошанков вообще брал на неделю по пять книг — за день какое-то произведение успевал проглатывать!

— До отъезда в Польшу вы работали пять месяцев санитаром в РНПЦ психического здоровья в Новинках. Что дало то время?

— Общение с врачами-психиатрами на многое открывает глаза. Они большие профессионалы. С коллективом мне повезло. Увидел, что существует другая реальность. Это было необычно. Быстро понимаешь, что жизнь может сделать с человеком.

— Самый необычный пациент, если можно так выразиться?

— Все женщины. Они могли раздеться, полезть в драку, броситься на врачей — надо было готовиться ко всему. Работа повышенного риска. Встречал немало тех, кто оказался в Новинках после августа-2020. Люди прошли через Окрестина, тюрьмы, а потом их доставляли в психдиспансер. Помню, один парень перед Новинками провел полгода в СИЗО Жодино… Мне даже сложно представить, как много вещей всплывет наружу, когда все закончится.