Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Наша Ніва»: Телеграм-канал силовиков, где публикуют «покаянные» видео задержанных, случайно выдал своих админов
  2. Фронтовые потери, бои под Бахмутом и планы по эвакуации коллаборантов из Луганской области. Главное из сводок
  3. В Латвии скандал из-за ограждения на границе с Беларусью. Несколько чиновников пойдут под суд — в чем их обвиняют
  4. «Это вынужденный шаг». Власти Минска рассказали, куда будут переселять жильцов попавших под снос домов
  5. В кинотеатрах сняли с показа новую часть российской комедии «О чем говорят мужчины». Рассказываем, с чем это может быть связано
  6. Социологи спросили переехавших в Польшу и Литву белорусов, собираются ли они возвращаться на родину. Вот что они ответили
  7. В Беларуси пересмотрели «завышенные» требования к годности призывников. Теперь десантником можно стать при весе до 100 кг
  8. Житель Лиды во время уборки нашел уникальную 50-долларовую купюру. «Коллекционную редкость» он отнес в обменник и очень пожалел
  9. Крупный белорусский производитель яиц прекращает поставки в Россию из-за «нехватки продукции»
  10. Чешский был на грани исчезновения, иврит — фактически мертв. Рассказываем, как погибали языки разных народов и как их спасали
  11. Первое сообщение об уничтожении NASAMS, как идет наступление под Донецком, Путин снова переоценил свою армию. Главное из сводок
  12. Глубокская сгущенка скоро станет уже не та, что прежде. Что происходит и при чем тут Россия
  13. Россия показала машины, которые должны стать «убийцами „Абрамсов“ и „Леопардов“». Рассказываем, что это за техника
  14. Выпускник БГУИР выиграл более 3 млн долларов на престижном турнире по покеру


От постоянных переживаний за маму и мыслей об очередных прилетах в родной Киев и другие украинские города ее спасает баскетбол. 28-летняя Мириам Уро-Ниле играет за бельгийский «Касторс Брейн» и свою национальную сборную. А в сезоне-2015/16 она стала чемпионкой Беларуси и выиграла Кубок страны в составе «Горизонта». В эмоциональном интервью для «Зеркала» Мириам (или Маша, как ее часто зовут) рассказала, как она воспринимает войну и что думает о молчании белорусских спортсменов. Вспомнила о просмотре новостей с бабушкой, порассуждала об украинском менталитете и выразила отношение к русскому языку.

Фото: из instagram - аккаунта Мириам Уро-Ниле
Мириам Уро-Ниле. Фото: Instagram-аккаунт героини

Бельгия, беженка, ненависть

— В этом сезоне вы играете в Бельгии. Как в этой стране относятся к беженцам?

— Начну с того, что я сама оформлена как беженка. Так было легче получить разрешение на работу. Раньше делала визу в Украине, если ехала играть за границу. Но сегодня по понятным причинам это очень проблематично. Поэтому да, я беженка. Выплат, правда, не получаю — я ведь играю в баскетбол. Работаю. А вообще украинцам в Бельгии много помогают. И с жильем, и с пособием.

— Есть ощущение, что в Европе о войне стали меньше говорить?

— Возможно. Одноклубницы, болельщики постоянно интересуются, что нового в Украине. Я отвечаю: «Все по-прежнему». Война превратилась в своего рода повседневность. Конечно, в Европе цены выросли в том числе из-за событий в Украине. Страдают все, но не моя страна начинала войну. Люди это понимают. Не встречала европейцев, кто был бы на стороне России или занимал нейтральную позицию.

— Фраза «я беженка» звучит…

— Ужасно! Никогда не думала, что буду произносить такое. Да, баскетболист, который играет за границей, обычно проводит дома только лето. Но сегодня официально я беженка, а не обычный спортсмен, который выступает в Европе.

— Что чувствуете по отношению к России?

— Только ненависть. Наверное, неправильно так говорить, но других эмоций нет. Скоро будет год, как идет война. Но у всех украинцев болит так, словно бомбить страну начали сегодня. Боль не притупляется. 24 февраля (я тогда играла в Швейцарии) мама мне позвонила в пять утра: «У нас война!» Она дико плакала, а я начала кричать: «Еду домой!» Потом пошли новости, встретилась с тренерами клуба. Решила остаться, да и мама с покойной бабушкой отговорили. Мол, им спокойнее, если я буду в безопасности.

Коридор, звонки, бабушка

— Баскетбол помогает отвлечься?

— Да, во время тренировок, игр удается забыть обо всех ужасах. Плюс у нас уже есть оружие, система ПВО. Это может защитить гораздо больше, чем раньше. В начале войны просто сидели и молились, чтобы все были живы. Хотя сейчас тоже страшно. Мама звонит постоянно. Она прячется в коридоре. Боится. Пытаюсь хоть немного ее успокоить, ведь ничем не поможешь, кроме моральной поддержки. Мама понимает, что главное никуда не выходить. Надо находиться в укрытии. Но привыкнуть к обстрелам невозможно.

— Пытались ее убедить уехать из Украины?

— Да. Но мама директор школы. Занятия идут онлайн, а она следит за порядком, много работы с документами. В общем, есть, что делать, когда дают свет. В феврале будем играть со сборной в Риге — там должны увидеться.

— А бабушка?

— Она умерла в апреле. Сердце подвело — с местами в больнице и скорыми тогда было все сложно. Бабушке было 84 года… Она уже ничего не видела. Вокруг стреляют, взрывы, а она лишь слышит… Переживала все внутри! Хотя бабушка заверяла по телефону, что все в порядке. Она мне так говорила: «Маша, все хорошо. Пережили одну войну — справимся и сейчас».

— Когда вы были в Киеве последний раз?

— В августе прошлого года. Боялась, но очень тянуло домой. Скучала по маме, друзьям, хотела сходить на могилу к бабушке — не могла уже сидеть за границей. Кроме сирен, во время моего пребывания ничего, к счастью, не было.

Сборная, Латвия, работа

— В ноябре вы находились в сборной, когда Украина играла в Литве и во Франции. Каково это в нынешней ситуации? О чем велись разговоры в команде?

— Игроков разбросало по разным странам — давно не виделись. Приятно было встретить знакомых людей, подруг. Могли нормально поговорить, что-то вспомнить. Но, конечно, многое сводилось к войне: кто сколько был в Украине, у кого сейчас там семьи, что наболело… Очень грустно. Знаете, было обидно, что другие девчонки из клуба едут домой, действительно домой, увидят родных и близких перед матчами, а мы в Латвию, где нам дали потренироваться.

Фото: из instagram - аккаунта Мириам Уро-Ниле
Финляндия — Украина: Мириам Уро-Ниле в борьбе под кольцом, 6 февраля 2021 года. Фото: Instagram-аккаунт героини

— Спорт важен для украинцев?

— Болельщикам, кто раньше активно интересовался спортом, сейчас, наверное, не до этого. Хотя, например, баскетбольные трансляции есть. Но возможность заниматься любимым делом важна, прежде всего для самих атлетов. В Украине на данный момент очень тяжело с работой. Представьте: вы занимаетесь спортом всю жизнь, а потом бац — и всё. Не говорю уже о том, что мозг взрывается, если постоянно смотреть новости. А так хоть немного смеешься, отвлекаешься. Надеюсь, после войны мы вернемся на прежние позиции. Наши национальные чемпионаты по баскетболу до 24 февраля вышли на хороший уровень.

— Баскетбольные матчи прерывались из-за воздушных тревог?

— Да. Команды просто разъезжались. Не имело смысла ждать непонятно сколько, а потом заново проводить разминку и доигрывать.

Маршрутка, «Горизонт», Лукашенко

— Как вы оказались в «Горизонте»?

— Перед сезоном в Беларуси у меня была серьезная травма — порвала крестообразную связку колена и мениски. Почти год не играла. Еще тогда заканчивала магистратуру в университете. Говорила агенту, что далеко не могу уехать — надо будет дома сдавать экзамены. Диплом-то нужен. Мне предложили Беларусь. Вполне устраивало: из Минска до Киева маршрутка шла восемь часов.

— Какие впечатления остались от команды?

— Главным тренером «Горизонта» была Наталья Трофимова. С ней не всегда находила общий язык. А со всеми девчонками сложились дружеские отношения. Никаких конфликтов. Мне было комфортно. В «Горизонте» играла и представительница Нидерландов Френсис Дондерс — с ней до сих пор хорошо общаемся. Осталась довольна тем сезоном: все-таки выиграли чемпионат и Кубок Беларуси.

— От белорусок была поддержка после начала войны?

— Да. Игроки, персонал той команды писали: «Маша, извини, мы не хотели, чтобы так случилось! Мы против войны! Ты же знаешь, что мы не выбирали Лукашенко, не голосовали за него». Они говорили, что украинцы для белорусов как родные. Конечно, я верила в их искренность.

— Писала и Трофимова, которая ходила на мероприятия с участием Лукашенко?

— Нет. С другой стороны, приятна поддержка Украине от Кати Снытиной, Лены Левченко. Они не боятся высказываться, хотя из-за своей позиции не могут вернуться домой.

Двуличие, протесты, убеждения

— Вы понимаете белорусских спортсменов, которые молчат во время войны?

— Нет. Мне говорят, мол, мы боимся, нас могут посадить. Но какова альтернатива? Молчать? От этого никому не хорошо. Никому! Думать, что можно отсидеться, а потом выбрать победителя — хуже всего. Еще не понимаю тех, кто ездит сегодня на соревнования в Россию. Хватает и белорусских баскетболистов, которые играют за российские клубы. Наверное, хорошо там зарабатывают — американцы и европейцы ведь многие уехали. Если ты против войны, но при этом получаешь деньги от страны-агрессора, это просто двуличие. И ужасно по-человечески! Презираю таких людей.

 — Наши функционеры и атлеты любят повторять: спортсмены ни в чем не виноваты, спорт должен быть свободен от политики.

— Я не согласна. Сегодня политика во всех сферах. В каждой стране есть свобода слова. По крайней мере, должна быть. Пусть в Беларуси нельзя что-то делать так же открыто, как в Украине, но можно написать в своих соцсетях, выразить позицию. Хотя бы один пост — все начинается с маленьких деталей. Каждый человек любит спорт. Он прочитает слова своего кумира, на которого подписан, призадумается, изучит информацию. Соцсети — огромная сила! А рассуждать, мол, я выскажусь, но это ни на что не повлияет… попробуй для начала! Кто-то подумает, что мне легче призывать к действиям, ведь Украину бомбят. Однако я никому не пожелаю пережить подобную ситуацию. Даже врагам, которых у меня нет.

— Следили за белорусскими протестами после августа-2020?

— Конечно. Знаю, что люди массово выходили против режима. Их начали сажать в тюрьмы, и все затихло. Слышала, что у Лукашенко вся власть в Беларуси. Мол, не надо сравнивать с Украиной. Но у нас, если людям что-то не нравится, они будут высказываться, действовать до того момента, пока не произойдут перемены. В Украине были Оранжевая революция, Евромайдан. Через боль, слезы и смерти люди отстаивали свои убеждения. Возможно, не все изменения были в лучшую сторону. Но власть стала считаться с народом.

Фото: из instagram - аккаунта Мириам Уро-Ниле
Мириам Уро-Ниле. Фото: Instagram-аккаунт героини

— Почему, по-вашему, белорусы не пошли по тому же пути?

— У нас разный менталитет. Вроде мы живем рядом, можем говорить на одном языке. Но белорусы запуганы тем, что может быть. Боятся непонятно чего. А украинцы будут вначале делать, а потом разбираться с последствиями.

Новости, загадка, Украина

— Когда вы стали следить за политикой?

— С детства. Мы с бабушкой садились и постоянно смотрели вечером новости. Она говорила: «Ты должна знать, что происходит в твоей стране». И неважно, что я была еще маленькой. Обычно это был телеканал 1+1. Новости в 19.30! Иногда что-то смотрели и на русском языке, но, скорее, развлекательные передачи.

— Чувствовали на себе влияние телевидения?

— Нет. Всегда критически относилась к информации, не доверяла одному мнению, не говоря о «зомбировании». Слушайте, люди же не дураки: если картинка в телевизоре не совпадает с реальностью, то это ложь. И для меня величайшая загадка, как в России могут верить во всю чушь, которая им льется в уши.

— На каком языке вы говорите в семье?

— На русском. Бабушка иногда переключалась на украинский. Для меня тоже не проблема переходить с одного языка на другой.

— Разделяете сегодня нападки на русский язык?

— Нет. Язык — не символ агрессии и не показатель, что ты сепаратист. Согласна, что в самой Украине стоит чаще использовать именно украинский — наш родной язык. Никаких проблем. Просто я всегда больше говорила на русском, на нем обычно думаю. Но это не значит, что от этого меньше люблю Украину! Для меня нет и не будет лучшей страны.