Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала


Катя Гаценко,

Вася — пес породы кане-корсо. С 2016 года служил с украинскими военными на Донбассе, попал в ловушку, отгрыз себе лапу, чтобы выбраться, и вернулся к хозяину. В феврале Вася прошел реабилитацию в Польше, где ему сделали протез. И уже на четырех лапах вернулся в Украину. Историю верного пса рассказывает «Настоящее время».

Фото с сайта "Настоящее время"
Слева Вася после протезирования. Справа — с Романом и его побратимом на Донбассе. Фото с сайта «Настоящее время»

Служба в ВСУ и «заслуженная пенсия»

«Бывший хозяин хотел его повесить. Мы до сих пор не знаем почему. Раненый пес прибился на одной из улиц Тернополя к моему мужу Роману, и тот его подобрал», — вспоминает хозяйка Васи Анастасия Заверуха.

Роман принес пса домой. «Сначала он отказывался есть и пить, но его удалось выходить», — говорит она.

Как-то Роман окликнул знакомого, которого звали Вася, пес на это имя среагировал, поэтому его так и назвали.

«В 2015-м Роман подписал контракт [о прохождении военной службы] и поехал служить на Донбасс. Собаку взял с собой, поскольку без него Вася бы не выжил», — продолжает Анастасия Заверуха.

С 2016 года Роман вместе с Васей присоединились к рядам Вооруженных сил Украины, служили в 503-м отдельном батальоне морской пехоты, который занимался разведкой.

Фото с сайта "Настоящее время"
Вася спит в блиндаже. Фото с сайта «Настоящее время»

Вася не выполнял боевых задач, однако поднимал дух военных и с легкостью переносил звуки выстрелов и взрывов. Военные настолько полюбили Васю, что даже сделали ему бронежилет.

В ноябре 2021-го Вася исчез. Их бригада стояла тогда в районе Марьинки Донецкой области. Чтобы его найти, морпехи задействовали разведывательные дроны. И спустя какое-то время поисков Васю нашли. Он попал в ловушку, запутался в проводе возле линии разграничения.

Фото с сайта "Настоящее время"
Украинские военные несут Васю после полученной травмы. Фото с сайта «Настоящее время»

«Вася так запутался в колючей проволоке, что ему даже шею стянуло, — вспоминает Анастасия. — Лапами наверняка пытался вырваться. Морпехи сначала на дроне вылетали, чтобы оценить ситуацию, планировали даже идти за собакой. Муж хотел пойти сам, но побратимы сказали: „Куда ты идешь? Мы пойдем за тобой“. Но Вася вернулся сам. Он отгрыз одну лапу и приполз к своим, у него шея тоже была порвана».

Украинские военные оказали Васе первую медицинскую помощь и пешком на носилках отнесли его в ближайший населенный пункт к ветеринару. Когда опасность для его жизни миновала, Васю перевезли домой в Тернополь.

Фото с сайта "Настоящее время"
Вася после оказания первой медицинской помощи. Фото с сайта «Настоящее время»

«После ранения Вася ушел на заслуженную собачью пенсию, — говорит Анастасия Заверуха. — Дома он провел почти год. Я попыталась найти ему какое-нибудь протезирование. Заказала в Болгарии, однако протез не подошел. Потом я увидела информацию о польке, которая ищет хозяев бездомным животным из Украины. На реабилитацию в Польшу мы поехали уже с ней. Все лечение и протезирование — на бесплатной основе. Даже переезд в Польшу нам оплатили».

Протезирование и реабилитация

В Польше Васе сделали операцию и начали подбирать протез для отгрызенной лапки, а также ортез [фиксатор коленного сустава] для другой передней лапы, поскольку у пса появились проблемы с суставами. Он прошел курс физиотерапии в центре реабилитации животных. Ежедневные массажи, пробежки на специальных тренажерах и водные процедуры не остались незаметными — Вася похудел на 12 килограмм.

«Он сейчас пытается привыкнуть к протезу, но ему это дается с трудом. Да и протез постоянно нужно совершенствовать», — говорит Анастасия.

Протез для Васи сделала гражданка Польши Эвелина Сабарна. Она создает протезы и ортезы для животных из термопластических материалов. По ее словам, цена протезирования одной конечности колеблется от 500 до 1000 евро. Конечная стоимость зависит от размера собаки и сложности травмы.

Фото с сайта "Настоящее время"
Вася во время операции в Польше. Фото с сайта «Настоящее время»

«Год назад в соцсетях пообещала помочь пяти собакам из Украины, — рассказывает Эвелина. — Одним из счастливчиков стал Вася. В Польше его состояние улучшилось, однако им нужно заниматься каждый день, тренировать и заставлять использовать протез. Вы не можете просто приобрести или получить протез и не учить собаку, как ходить с новой конечностью. Сейчас я также помогаю собаке Корби, которая потеряла четыре конечности в Украине. Ее просто нашли лежащей на улице уже без четырех лап».

Фото с сайта "Настоящее время"
Корби на реабилитации. Фото с сайта «Настоящее время»

«После протезирования животные могут проживать обычную и полноценную жизнь, но только в том случае, если их научат использовать новые конечности, — объясняет Эвелина Сабарна. — Лучше и быстрее к протезам привыкают щенки. Вы надеваете на них протез, и через две минуты они уже бегают. Единственное — им нужно менять протез каждый месяц».

После возвращения в Украину Васю ждет не только долгожданная встреча с семьей, но и новый вызов — нужно адаптироваться к взрывам. Эвелина отмечает, что постоянный грохот может «влиять на способность животных научиться чему-то новому».

Фото с сайта "Настоящее время"
Вася привыкает к протезу. Фото с сайта «Настоящее время»

«Из-за ракетных атак Васе может понадобиться больше времени, чтобы привыкнуть к протезу, — говорит она. — Стресс у животных работает так же, как и у людей. Если мы находимся в стрессе, то нам сложнее познавать новые вещи».

Возвращение домой и новые реалии

Анастасия Заверуха вместе с пятилетним сыном с нетерпением ждали возвращения Васи. Трудно переживает разлуку с ним и Роман, который продолжает службу в ВСУ.

«Соседи относятся к Васе как к герою. Вася увидел, что все над ним трясутся, и стал манипулятором. Сейчас требует много внимания — стал таким котиком. Однако уверена: если кого-то в семье нужно защитить, то он сразу среагирует», — говорит Анастасия.

Фото с сайта "Настоящее время"
Вася с семьей. Фото с сайта «Настоящее время»

Анастасия и вся ее семья счастливы, что Вася вернулся уже на четырех лапах. «Будем продолжать, конечно, его учить, чтобы он ходил, не сдавался, и надеемся, что его ждет полноценная собачья старость», — говорит она.