Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Провалилась попытка армии РФ прорваться через госграницу на Сумщину, на других направлениях все пока не очень удачно складывается для ВСУ
  2. МИД Германии подтвердил информацию о смертном приговоре гражданину ФРГ в Беларуси
  3. В правительстве пожаловались, что санкции ЕС затронули чувствительный для Минска товар. Что именно попало под запрет
  4. Зеленский назвал условия прекращения «горячей фазы» войны уже до конца года
  5. Лукашенко огласил еще одну претензию к беларусам. На этот раз не ко всем, а к жителям пострадавших от урагана регионов
  6. Медик, механик и охранник. Рассказываем, что удалось выяснить о гражданине Германии, которого в Беларуси приговорили к расстрелу
  7. Огромное озеро у парка Челюскинцев, у ТРЦ Palazzo — море. На Минск обрушился сильный ливень
  8. Что российские «Шахеды» делают в небе над Беларусью? Разбираем основные версии и рассказываем, насколько они опасны
  9. «Я же у Гриши просто вырвал Марго из рук». Большое интервью с супругом Маргариты Левчук после новости об их свадьбе
  10. «Как ни доказывал — поехал на разворот». Как сейчас проверяют вещи на беларусско-польской границе
  11. ГПК: После вступления в силу ограничений Литва развернула в Беларусь шесть легковушек. Литовская сторона приводит цифру выше — более 26
  12. Похоже, власти закрыли лазейку, с помощью которой беларусы могли быстрее проходить границу. Вот что узнало «Зеркало»
  13. Похоже, к 30-летию Лукашенко во власти окончательно оформляется его культ личности. Мы нашли документ с подтверждениями


Издатель Андрей Янушкевич, который недавно заключил договор со Стивеном Кингом, рассказал изданию «Радыё Свабода», как все получилось, почему выбрали именно этого писателя и сколько времени заняли переговоры.

Андрей Янушкевич на книжной ярмарке в Белостоке. Фото: svaboda.org
Андрей Янушкевич на книжной ярмарке в Белостоке. Фото: svaboda.org

Журналисты встретились с издателем на книжной ярмарке, которая в эти дни проходит в польском городе Белосток.

Андрей Янушкевич шутит, что история со Стивеном Кингом началась с телефонного справочника в интернете, где белорус нашел номер телефона автора.

— Позвонил: «Хеллоу, Стивен! Как вы дожили до такого возраста, что книг на белорусском до сих пор нет?» Вот и все. А если серьезно, то это стандартная процедура. Ты находишь агента, который занимается писателем, пишешь ему письмо, рассказываешь о себе, делаешь ему предложение. Они рассматривают и соглашаются или не соглашаются. Единственное, что это заняло достаточно много времени: месяца три-четыре.

 — Почему Стивен Кинг?

— Много факторов. Стабильная популярность, высокие рейтинги, оригинальность стиля автора. Казалось бы, так много этого хоррора, но Стивен Кинг выделяется на общем фоне. Интересен был политический контекст. Стивен Кинг одним из первых забрал права у россиян. Сейчас его книги не издаются на русском языке. Он плодовит, пишет новые романы. Мы подумали на перспективу, что нельзя оставлять белорусского читателя без новых книг Стивена Кинга. Сейчас мы сделаем все, чтобы книги выходили по-белорусски, а на не русском языке. Это было нашей мотивацией.

Стивен Кинг — более открытый писатель. Когда мы заключали права на нобелевских лауреатов, к нам более приглядывались, кто мы такие. Наверное, дело здесь в том, что когда мы заключали контракты с Казуо Исигуро, Арханом Памуком, мы были совсем новичками на рынке, о нас не знали. Сейчас мы пишем о себе, что мы такое издательство из неизвестной страны Беларусь, но успели издать и нам доверяли Джоан Роулинг, Архан Памук, Казуо Исигуро, Анджей Сапковский. Такие имена известны каждому знакомому с литературой. Больше вопросов к нам не возникает, значит, мы достойны.

Первое произведение Стивена Кинга, которое переведут на белорусский язык, будет культовый роман писателя «Сияние».

Также Андрей Янушкевич рассказал, что на книжной ярмарке в Белостоке белорусское издательство, которое недавно открылось в Варшаве, представило и свои новинки.

Например, два фантастических романа белорусских писателей Алеся Кудрицкого и Валерия Гапеева и нон-фикшн книга воспоминаний репрессированных гродненцев «Ніколі болей».