Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «После визита Дуды в Китай мигранты как будто растворились в воздухе». Репортаж «Зеркала» из буферной зоны на границе Польши и Беларуси
  2. Стало известно, какую сумму государство получило за «отжатый» у частника экс-McDonald's (у ресторанов новый собственник)
  3. Оперная певица Маргарита Левчук вышла замуж. Пара ждет ребенка
  4. В воскресенье до +38°С. Когда из Беларуси уйдет тропическая жара
  5. «Группа Вагнера» набирает наемников для работы в Беларуси. Попытались устроиться — и вот что узнали
  6. Нацбанк анонсировал валютное изменение
  7. В Дональда Трампа стреляли во время его выступления перед сторонниками в Пенсильвании
  8. У бывшего ведущего ОНТ Ивана Подреза конфисковали квартиру. Его 78-летнюю мать выставили на улицу
  9. Упало дерево, стена, разбилось стекло. Из-за урагана в Минске погибла девушка и пострадали несколько человек
  10. Эксперты рассказали, сколько еще ВСУ будут обороняться и когда смогут провести крупномасштабное контрнаступление


Сильнейшая белорусская теннисистка Арина Соболенко продолжает приковывать к себе внимание в Париже не только отличной игрой. 4 июня вторая ракетка мира пробилась в четвертьфинал «Ролан Гаррос», но вновь обошлась без общей пресс-конференции. И если первый раз свою беседу с ограниченным числом журналистов фактически объяснила сама теннисистка (заявив, что не чувствовала себя в безопасности на предыдущей пресс-конференции, когда у нее спрашивали о Лукашенко и войне), то второй игнор со стороны белоруски прошел без указания причин. Мы связались с журналистом ведущего спортивного медиа Польши Sport.pl Домиником Сенковским, чтобы узнать подробности. Он сейчас находится в Париже и любезно ответил на вопросы «Зеркала».

Арина Соболенко выступает в финале Australian Open. 28 января 2023 года. Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Арина Соболенко в финале Australian Open, 28 января 2023 года. Фото: Reuters

— Каково ваше мнение о происходящем между медиа и Соболенко?

— Коллеги в Париже удивлены отношением белоруски к СМИ. Была одна украинская журналистка, и она задавала вопросы, что было ее правом. Украинка уже уехала, но вчера опять не состоялась пресс-конференция с участием Арины. Организаторы странным образом принимают ее сторону. Мы помним, как с Наоми Осакой обошлись два года назад, когда она не захотела общаться со СМИ — тоже по «ментальным причинам». Теннисные функционеры отреагировали на это гораздо резче (японку оштрафовали на 15 тыс. долларов, а также напомнили, что общение с прессой — обязанность игроков. — Прим. ред.), чем сейчас.

— Считаете ли вы нынешние действия организаторов нарушением прав СМИ?

— Конечно, это своего рода ограничение нашей работы. Мы здесь, в Париже, чтобы задавать вопросы игрокам, и часть их работы состоит в том, чтобы отвечать на них. Вообще тема «ограниченных» конференций Соболенко вызывает большой интерес у СМИ, потому что это что-то новое.

— Каково сейчас отношение журналистов к Соболенко?

— Некоторые возмущены ее поведением. Ссылка на ментальные причины понятна, но есть большое опасение, что это просто уход от сложных вопросов о войне, политике и контактах с Лукашенко. Раньше у Соболенко были хорошие отношения со СМИ, журналисты тоже не жаловались. Теперь можно почувствовать, что между теннисисткой и медиа возводится стена.

— Как обычно Соболенко реагирует на вопросы о войне?

— Могу сказать, как было в Париже. Поначалу она спокойно отвечала на вопросы о войне, украинских теннисистках и отсутствии рукопожатия. Очевидно, она была к этому готова. Все изменилось, когда взяла слово украинская журналистка. Почему? Это были более сильные вопросы, если можно так выразиться. Важно и то, кто их задавал. Я думаю, что Арина отреагировала эмоционально. Ей было тяжело игнорировать эти моменты. Например, был вопрос о праздновании Нового года с Лукашенко — очень конкретный.

— Белоруска вам кажется искренней, когда говорит о войне?

— Я не знаю Соболенко лично, но могу анализировать то, что она говорит. И она часто лжет. Арина сказала, например, что ни один российский или белорусский спортсмен не поддерживает войну. А [теннисистка] Гасанова? [гимнастки] Аверины? Много случаев. Поэтому трудно верить Соболенко, когда она отвечает на эти вопросы.

— Что, на ваш взгляд, будет дальше?

— Хороший вопрос. Все указывает на то, что встреч Соболенко с представителями СМИ в Париже в этом году не будет. После следующего матча точно нет, так как она играет с украинкой Свитолиной. А дальше даже не представляю. После «Ролан Гаррос» Арина может сыграть, например, в Берлине. Пресс-конференции тоже не будет? А если немецкий журналист спросит ее о войне, то она промолчит? Безумие.

— Каково ваше личное мнение о Соболенко как об игроке и человеке?

— Что касается теннисной карьеры, то не сомневаюсь, что белоруска добилась большого прогресса за последние месяцы. Она сейчас одна из лучших в мире. Не исключено, что Арина попадет в финал в Париже. Наконец, она играет более стабильно и использует потенциал, который раньше не могла раскрыть.

Я плохо знаю Соболенко как человека, но у меня сложилось впечатление, что в более молодом возрасте она могла совершить несколько ошибок (встречи с Лукашенко) и сегодня жалеет об этом. Она не знает, где выход, как объяснить прошлые действия. Раньше она совмещала спорт с политикой, а сегодня против этого. Производит впечатление потерянного человека.

Соболенко могла бы поддержать украинцев, как Швентек, но не делает этого, что говорит о человеческих качествах.

— Теннисисты должны отвечать на все вопросы или их следует спрашивать только о спорте?

— Я не думаю, что можно отделить спорт от политики, когда в Европе идет война. Спортсмены могут не хотеть отвечать на вопросы, но журналисты имеют право их задавать. Даже обрывочный комментарий игрока, его или ее лицо, реакция — это тоже будет для нас ответом. Журналисты работают, задавая вопросы от имени болельщиков.

— Есть ли темы, которые не принято поднимать на теннисных пресс-конференциях?

— Ничего такого пока не было. Например, у Джоковича нет проблем ни с одной темой, даже если брать отношения Сербии и Косово. Случай с Соболенко в Париже становится уникальным, и мне интересно, создаст ли он прецедент для тенниса в целом.