Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Москве третий день несут цветы к могиле Навального — у кладбища все воскресенье стояла очередь
  2. За полмесяца боев Россия потеряла уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  3. В разных городах Беларуси заметили северное сияние
  4. Крутой разворот белорусского рубля: итоги рынка валют и прогноз по курсам на неделю
  5. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  6. Лукашенко подписал указ «о переводе госорганов и организаций на работу в условиях военного времени»
  7. Британская разведка назвала среднесуточное количество российских потерь в Украине. Результат ужасающий для Кремля
  8. «Стыдно шляться с тряпкой Лукашенко». Кто в Литве выступает против мигрантов из Беларуси, а кто их поддерживает
  9. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  10. «Из уха текла кровь, он начал расстегивать ширинку у моего лица — его забавляла ситуация». Белоруски — о том, как пострадали от насилия
  11. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  12. Российская авиация из-за потерь снизила активность на востоке. Новое направление, где атак больше, чем у Авдеевки. Главное из сводок
  13. Местами дождь и мокрый снег. Какой будет погода на следующей неделе
  14. «Вплоть до увольнения». Госслужащим разослали инструкцию, как себя вести
  15. Изучили, сколько намерены потратить на питание на Окрестина в 2024 году, и сделали неутешительные выводы (один касается репрессий)


В апреле прошлого года для блога «Отражение» биатлонистка Дарья Блашко, которая в свое время перешла из сборной Беларуси в Украину, рассказывала, как встретила войну в Чернигове и какие ужасы пережила. Бронзовая призерка чемпионата мира — 2021 в эстафете вернулась к соревнованиям, но прошлый сезон у нее был неудачным. Поговорили с уроженкой Новополоцка о ее моральном состоянии, карьере, целях, Украине и жизни вне биатлона.

Фото: из instagram - аккаунта Дарьи Блашко
Дарья Блашко. Фото: инстаграм-аккаунт собеседницы

Поклюка, машина, стресс

— С 18 мая мы начали подготовку к сезону, — рассказывает Дарья. — Сейчас тренируемся в местечке Сянки в западной части Украины. Здесь хорошая база, которая, к счастью, не пострадала от войны.

— До этого вы приезжали в Украину после бомбежки Чернигова?

— Между сборами и соревнованиями жила в словенской Поклюке. Но была в Украине на чемпионатах страны.

— И как?

— К тому моменту в целом уже более-менее переварила ситуацию. Но вот летом прошлого года, когда проходил первый сбор в Украине, попросилась не ехать. Не была готова после пережитого. Слишком мало времени прошло после выезда. Благодарна, что мне пошли навстречу и разрешили тренироваться в Поклюке. К тому же сбор был втягивающим. Перед этим не могла тренироваться порядка двух месяцев. Нужно было шаг за шагом набирать форму.

— Простите, где сегодня ваш дом?

— Во всем мире.

— Это как?

— Пока нет конкретной локации. Все вещи со мной в машине. Вот и перемещаюсь по Европе или из Европы в Украину по мере надобности. Уже привыкла. Конечно, надеюсь, это временная мера. Все в наших руках. Если человека что-то не устраивает, он берет и меняет это.

— А вас устраивает нынешний образ жизни?

— Сегодня это точно не худший вариант. Хотя в Украине продолжается война. И стресс выхолащивает, если находишься под угрозой обстрелов. Находясь за границей, спортсмены тоже следят за новостями, переживают за родных и близких, которые находятся в горячих точках. А ресурсы организма не безграничны. Это повлияло на результаты всей сборной в прошлом сезоне.

Психика, учеба, Чернигов

— Каково сейчас морально находиться в Украине?

— Более-менее. Стрессуешь, когда слышишь звук сирены, пусть и вроде находишься в более-менее безопасном регионе. После Европы отвыкла от этого. Звучит сигнал тревоги, и не понимаешь, что делать: бежать в подвал или сидеть на месте. Теряешься. Появляются интересные ощущения и мысли, мол, если сейчас прилетит, то реально всё. Потом все успокаивается. Ты такой: «Ну ладно, прилетит — и прилетит». Думаю, сегодня так живут многие украинцы. Важно не терять бдительности, но психика не выдерживает состояния постоянной тревоги. Да и прятаться все время в подвале невозможно. Вот человек и привыкает к этой ситуации. Старается жить, насколько это возможно, именно здесь и сейчас.

— Что вас спасает от стрессов, связанных с войной?

— Тренировки, естественно. Стараюсь делать свою работу на максимуме, ведь хочу показывать результат. А в такой ситуации очень важно контролировать эмоции, мысли, не позволять себе постоянно отвлекаться.

— Кроме спорта что-то позволяет переключиться?

— Учусь онлайн на тренера в Национальном университете физического воспитания и спорта в Киеве. Бакалавра уже получила, сейчас заканчиваю магистратуру. Занятия у меня будут еще где-то до конца года. А так слушаю разные курсы, связанные с питанием, спортом. На всякие пазлы и вышивание нет времени.

— По Чернигову скучаете?

— Да. Там жила, тренировалась. Не исключаю, что однажды вернусь в этот город на постоянной основе. Чернигов небольшой, тихий, но при этом все есть. А большие города не люблю. Они высасывают энергию. Сейчас Чернигов потихоньку восстанавливается после бомбежек в начале войны.

— А в Беларусь тянет?

— У меня там родители и младший брат. Он тоже занимается биатлоном. Хочется ему помочь, поделиться накопленным опытом.

Совесть, деньги, ошибки

— Что вас мотивирует в спортивном плане?

— Год назад ставила простую цель: пройти сезон, а там посмотрим. Сезон не получился — не набрала ни одного очка в Кубке мира. Не смогла ничего заработать, да и команде особо не помогла. Но в концовке соревновательного года после болезни, принимая в расчет мое состояние, неплохо пробежала спринт в Чехии (Блашко финишировала 43-й. — Прим. ред.), когда немного начала «нащупывать» свои гоночные ощущения. Это и смотивировало двигаться дальше. В идеале хотела бы выступить и на Олимпиаде в 2026 году.

— Были мысли закончить карьеру?

— Да, прошлой весной. Не тренировалась из-за бомбежек, потеряла весь инвентарь. Но европейские фирмы обеспечили меня экипировкой: одежда, лыжи, роллеры, палки, ботинки, очки, предлагали обменять сгоревшую винтовку на новую. Мой мастер в Болгарии сделал новую ложу для винтовки. И я понимала: не могу попросить, а потом отказаться хотя бы попробовать начать подготовку к новому сезону. Совесть не позволяла опустить руки. Другое дело, что да, повторюсь, сезон совсем не задался. Подготовку еще провела на эмоциях, а затем все проблемы со здоровьем и стрессы дали о себе знать.

— Вы сказали в феврале этого года: «По сути, спорт у меня забрал все, но дал очень мало».

— Тут еще с какой стороны посмотреть. Мы с тренером, Владимиром Анатольевичем Махлаевым, вкладывали в подготовку все заработанные деньги. Так было и в Беларуси, и в Украине. Не все это понимали. Пока не вернулась и половина вложенных средств. Хочется более серьезных результатов. Но спорт позволил познакомиться с классными людьми, во-первых. Колоссальный опыт, во-вторых. Спортивная карьера — как маленькая концентрированная жизнь. Заканчивая карьеру, атлет начинает все с нуля. В любом случае я ни о чем не жалею. Мне везло с тренерами, начиная с ДЮСШ и на протяжении всей карьеры. Довольна пройденным путем и тем, чего добилась на сегодня.

— Вы совершали ошибки?

— Да, и много. Беру всю ответственность на себя. Могла серьезнее относиться к определенным вещам. Например, на чемпионате мира в Минске среди юниоров в 2015-м выиграла два золота: в спринте и эстафете. Вроде все классно. Но вот в индивидуальной гонке, помню, была далеко от медалей, потому что перенервничала во время соревнований (четыре промаха и 17-е место. — Прим. ред.) — накануне вечером меня буквально трясло от волнения. Если бы справилась с эмоциями, то, возможно, завоевала бы еще одну награду. И подобных ситуаций было немало. Не реализовалась полностью, как могла бы.

— В сборной Украины от вас ждут лидерства?

— Я от себя этого жду. Хочу не только вернуться на довоенный уровень, но и прогрессировать. Однако надо понимать, что в биатлоне нельзя выиграть в одиночку. Тренировки, восстановление, конкуренция в команде, подготовка инвентаря — успех зависит от множества факторов и людей.

— Какова ситуация с обеспечением в сборной Украине?

— Главной команде грех жаловаться. Выезжаем на сборы, нам активно помогает международное сообщество. Обеспечение в целом достаточное.

Дарья Блашко во время спринтерской гонки на этапе кубка мира по биатлону, Рупольдинг, Германия, 15 января 2020 года. Фото: Reuters
Дарья Блашко во время спринтерской гонки на этапе Кубка мира по биатлону, Рупольдинг, Германия, 15 января 2020 года. Фото: Reuters

Гипноз, блоки, цвета

— Как сейчас ваше здоровье?

— Не могу сказать, что на сто процентов все хорошо. Надо будет еще провести обследование. Но настроена оптимистично.

— С психологом работали?

— Обращалась. Но не к обычному, а спортивному — меня интересовал гипноз. Давно хотела пощупать, что это такое. Гипноз может помочь снять внутренние блоки и заложить установки на успех. Докапываешься до подсознания, но иной дорогой, скажем так. Получила полезную информацию. Об эффективности пока говорить сложно — нужно время и чтобы специалист находился рядом, а не онлайн. К тому же для спорта более актуален самогипноз из данного вида психологической подготовки. Фраза «помоги себе сам» хорошо применима — все же мы сами выходим соревноваться, а не кто-то другой.

— Можете представить сегодня соревнования в компании россиян и белорусов?

— Нет. До окончания войны так точно.

— Когда вы сегодня вдруг слышите или читаете, что не все так однозначно в ситуации с Украиной, то как реагируете?

— Во время войны может быть только черное и белое. Это связано с эмоциями человека. То есть вот прилетела ракета в дом, а человек: «Ну и ладно». Сложно представить такое. Когда страшно настолько, что ты понимаешь, что через три секунды можешь умереть, то включается совсем иное мышление. Не все так однозначно только для тех, чья шкура не в игре.

Дом, война, крик

— Со стороны кажется, что у спортсменов больше возможностей высказаться, уехать из страны, если что-то не устраивает.

— Я не согласна. Обычный человек может уехать в любое место, а спортсмен привязан к команде, финансам. Одного лишь желания поменять страну недостаточно. Атлет будет выступать там, где его возьмут. Можно, конечно, переехать самому, но надо будет пройти очень длинный путь без всяких гарантий. Так что, как правило, работает первый вариант.

— Совесть, принципы не влияют на приоритеты?

— Украинцы умирают за страну, потому что пришли в их дом. А для белорусов война все-таки пока проходит в стороне. Уехать по моральным принципам — на такое способны единицы.

— Молчание может быть выходом из ситуации?

— Частично. Быть честным с собой — важно. Как и с окружающими людьми. Но если не можешь по той или иной причине сказать правду, то лучше промолчать.

— А назвать войну войной?

— Называть очевидные вещи своими именами — в этом нет героизма. Плюс правда никогда не может быть однобокой. Но когда видишь все своими глазами, что гибнут мирные люди, разрушается инфраструктура, то, конечно, понимаешь, что это не «спецоперация».

— Жалели хоть раз о переезде из Беларуси в Украину?

— Нет. Пусть не все пока складывается так, как хотела бы в плане карьеры, но я получила просто колоссальный опыт. Меня окружают интересные люди. И в Украине я вижу больше возможностей для реализации.

— Кто вас сегодня поддерживает?

— Пытаюсь найти опору внутри себя. Пора бы уже научиться не надеяться на кого-то.

— Что делаете, если сильно накрывает?

— Можно поплакать или пойти покричать в лес. Мне помогало. Не надо держать внутри эмоции. Кричала — и становилось легче. Голос только был потом хрипловатым (смеется).