Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  2. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
  3. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  4. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  5. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  6. «Любое прекращение огня пойдет на пользу России». Главное из сводок
  7. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  8. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ
  9. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?
  10. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  11. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  12. MAYDAY: В Бресте в 44 года умер начальник милицейского управления по борьбе с киберпреступностью


На телеканале СТВ 26 июня случился интересный диалог между генсеком федерации волейбола Аллой Тетериной и первым замминистром спорта Александром Дороховичем. На слова первой, что в Беларуси «очень маленькие зарплаты», второй заявил, что стране не нужны люди с «зелеными» глазами, и дал понять, что спортсменов в Беларуси достойно поддерживают. Почему наши чиновники периодически попрекают атлетов деньгами? Как можно стимулировать команду, кроме финансов? Есть ли зависть у представителей одних видов спорта к другим? Об этом в своей колонке для «Зеркала» рассуждает известный белорусский волейболист Артур Удрис, который совмещает спорт с работой психологом.

Артур Удрис

Профессиональный волейболист

Бронзовый призер клубного чемпионата мира. Играл в командах из Беларуси, Польши, России, Южной Кореи, Китая, Катара, Франции, Греции, Турции и Казахстана. После выборов-2020 отказался выступать за национальную сборную. Окончил Восточно-Европейский институт психоанализа по специальности «психоанализ».

Джордан и Агасси

Меня всегда поражала позиция «за деньги играть зазорно». Что плохого в том, чтобы твоя работа хорошо оплачивалась? К тому же, учитывая, насколько скоротечна карьера спортсмена. Представьте подобную риторику относительно, например, офисных работников: «Вы должны трудиться на благо фирмы. Ах, вы денег за свою работу хотите, бесстыдники? Только о деньгах и думаете». Но у нас в спорте такие заявления, как у Дороховича, — почти норма.

Конечно, если у спортсмена лишь финансовая мотивация, то она закончится после первого же большого контракта, то есть как только человек заработает много денег. У всех атлетов высокого уровня еще есть желание стать лучшим в своем деле, победить другого или получить всплеск адреналина. Например, Майкл Джордан был известен тем, что постоянно провоцировал соперников и, когда те начинали ему отвечать, «заводился» и играл намного лучше. Это был его рецепт, как находить дополнительный стимул, когда заработал достаточно. Поэтому тренеры других команд просили своих подопечных ни в коем случае не разговаривать с Джорданом на площадке.

Что касается меня, то в начале карьеры просто хотел стать лучшим игроком на свете. В разное время мотивация отличалась, но всегда желал чего-то достичь. Сейчас при выборе контракта прежде всего смотрю на сумму и условия — понимаю, что, скорее всего, завершу карьеру через пару лет.

Отмечу, что, чтобы быть успешным в спорте, далеко не обязательно любить его. Знаменитый Андре Агасси рассказывал в автобиографии, что больше тенниса ненавидит только самого себя.

Шахтеры и ставка

Когда играл в солигорском «Шахтере», то, помню, мне предъявляли претензии местные шахтеры. Мол, такие деньги зарабатываете, а платят их чуть ли не из нашего кармана. Такие слова хоть и неприятны, но понятны со стороны болельщиков — на фоне средней зарплаты в Беларуси некоторые спортсмены получали и получают огромные суммы, поэтому, как ни старайся, а завидовать будешь.

От чиновников же слышать о «зелени», конечно, удивительно — все-таки они сами неплохо зарабатывают. Мне кажется, так говорят, потому что государство действительно не в состоянии обеспечить спортсменов теми условиями, которые те могли бы получить в других странах, поэтому приходится им внушать, что за деньги играть зазорно — чтобы атлеты никуда не убежали.

В национальной сборной в мою бытность не было жесткой идеологии. Хотя почти перед каждым серьезным матчем проскакивало: «Надо, надо! Не подведите». От чиновников и главного тренера. Все спокойно реагировали. Воспринимали как привычный фон. Вероятно, это было просто продолжение государственной риторики, а может, следствие того, что в сборной мало платили, а кому-то не платили вовсе. Раньше на ставке были семь человек из 14 (максимальное количество игроков в заявке на матч), которые получали в районе двухсот долларов в месяц.

Клубные тренеры в Беларуси тоже так порой «мотивировали»: и в «Строителе», и в «Шахтере». Как только мы начинали проигрывать, тренеры предъявляли: «Вы хоть знаете, сколько они (другая команда) там зарабатывают?! Вы должны выигрывать!»

За границей никогда не слышал, чтобы такое говорили открыто. Да, бывали случаи, когда заявляли, что «мы вам дали условия, платим зарплату вовремя — теперь время отблагодарить нас своей игрой». Конечно, странно выставлять факт своевременной зарплаты как жест доброй воли (ведь это условие контракта), но к таким разговорам относился нормально.

Ответственность и хоккеисты

Победа или поражение, особенно в командном виде спорта, — результат многих факторов: селекции, физической формы игроков, микроклимата, тренировочного процесса и индивидуального выступления спортсмена. Вы можете проиграть, потому что один из игроков встал сегодня не с той ноги. Или он получил на тренировке накануне микротравму. К слову, мало кто на самом деле принимает ответственность за поражения. И игроки, и тренеры любят ее перекладывать.

Но спортсмену нужно уметь не только признавать ошибки, извлекая уроки, но и не давить чересчур на себя. Во-первых, не надо считать чужие деньги. Если вам их платят, значит имеют такую возможность. Именно они (функционеры, менеджеры, тренеры) решили, что ваши услуги стоят таких денег. Не забирайте их ответственность. Во-вторых, не пытайтесь быть кем-то другим. Независимо от вашей зарплаты вы не станете играть лучше или хуже в мгновение ока.

Другой момент: думаю, все спортсмены сравнивают себя с другими атлетами. Есть виды, как гимнастика или борьба, где платят слишком мало по сравнению с затрачиваемым временем и перспективами травм. Есть виды спорта, где платят хорошо. Но, понятное дело, что где хорошо платят, там и конкуренция зачастую выше.

Помню, когда играл в Минске, у нас висела вырезка из газеты о том, что хоккеисты что-то проиграли и им установили потолок зарплат — по-моему, 90 000 $ в год на человека. И мы, волейболисты, шутили: «Надо бы им теплые вещи собрать и скинуться деньгами. Парни-то, наверное, голодают».

Беларусь и отношение

В Беларуси представители игровых видов (кроме, наверное, хоккея) традиционно стремились уехать за границу. Причины на поверхности: выше зарплаты, уровень чемпионатов, лучше перспективы, условия жизни. Да и отсутствие совкового менталитета у функционеров — когда не говорят, что всем кругом должен, тоже для кого-то важный фактор.

Если бы в Беларуси платили столько же, сколько за границей, то никогда бы не уехал. Сейчас, естественно, говорим о ситуации до 2020 года. Зачем уезжать? Родные и друзья рядом, живешь на одном месте, в комфорте. Не надо постоянно везти кучу чемоданов, устраивать детей в новый детский сад, все говорят на твоем языке. А попутешествовать можно и в отпускное время.

Пример: волейбольный чемпионат России. Там всегда был высокий уровень игры и высокий уровень зарплат, поэтому до войны единицы россиян играли за границей. Белорусов и то было больше в зарубежных клубах.

Но, повторюсь, финансы — далеко не единственный стимул спортсменов. Можно мотивировать хорошим отношением, теплым микроклиматом в коллективе. Ни в одной сборной Беларуси по волейболу особо нет денег. О похожей ситуации мне рассказывали в свое время ребята из Канады, Словении. Но им очень нравилась атмосфера в национальной команде. Игрокам были благодарны за то, что они приезжали. Давление практически отсутствовало — мол, выступим как получится. В итоге волейболисты хотели проявить себя, получить хорошую игровую практику и увеличить свою стоимость на рынке. За счет теплого отношения они и показывали результат. А у нас и финансового стимула нет, и претензий куча, если проиграли. Вот и говорят постоянно, как замминистра спорта Дорохович, о «зелени» в глазах.